Русская линия
Русская линия Валерий Сапунов27.04.2010 

Стяжание исторической истины
О книге игумена Андроник (Трубачёва) «Закрытие Троице-Сергиевой лавры и судьба мощей Преподобного Сергия Радонежского в 1918—1946 гг.».

Игумен Андроник (Трубачёв).
«Закрытие Троице-Сергиевой лавры и судьба мощей Преподобного Сергия Радонежского в 1918—1946 гг.».
Издательский Совет РПЦ, М., 2008.

Если кто думает, что историки Церкви более щепетильны, чем светские историки, в изучении материала и менее зависимы в трактовке событий от различных обстоятельств, то это не так. Тем более, что число священнослужителей, параллельно занимающихся наукой, ещё и очень невелико. Так что количество разночтений по поводу того или иного факта, связанного с Церковью, весьма разнообразно. Не говоря уже о множестве мифов, которые с невероятной скоростью и крепостью облепляют корабль церковного события, превращая научные изыскания в продирание сквозь непролазную чащобу прелестных выдумок (здесь надо понимать не прелесть, а пре-Лесть, — прим. автора).
«Тьмы низких истин мне дорожe / Hас возвышающий обман», — лукаво определил это недоразумение А. Пушкин. И насколько бы нас не «возвышал» обман, даже упакованный в благие намерения, настоящий учёный вопиёт: я жажду Истины.

Поверьте на слово, автор этих строк неоднократно обращался к разным уважаемым источникам, справляясь о судьбе Главы преподобного Сергия Радонежского, исчезнувшей из его святых мощей во время «антимощевой кампании», объявленной большевиками, и до послевоенного 1946 года, когда Глава была возвращена в Лавру. И что же? Получаемая информация не сходилась ни в датах, ни в деталях, ни в людях, окружавших это событие.

Но может быть нам всё-таки не так уж и важно знать доподлинно, что и как произошло, ограничившись той или иной трактовкой «чуда»?
Несомненно, — чуда! Но именно потому и чуда, что истинного!

Тем ценнее и замечательнее свет, пролитый на эту историю чуть ли не свидетелем её — Игуменом Андроником (Трубачёвым), более четверти века скрупулёзно и вдохновенно намывавшим золотой песок документов и свидетельств очевидцев, и, наконец, спекших их в слиток книги. Да и кому бы ещё Суд Божий доверил этот труд, как не внуку священника и религиозного философа Павла Александровича Флоренского, непосредственного участника изъятия Главы преподобного Сергия из его мощей? И это — ещё одно чудо.
Как архивист по светской профессии, отец Андроник, сделал работу исключительно профессионально, а как человек, связанный с главный героем родственными узами, вложил в неё сыновний долг и любовь к своему гениальному деду. Несомненно, что без слияния этих двух причин, мы получили бы труд обычный в жанре архивных изысканий: и суховатый, и лишённый творческого подвижничества.

Однако есть сомнения, что неискушенного читателя, даже при ознакомлении с предлагаемой его вниманию книгой, вряд ли убедят славословия, столь щедро (но искренне) здесь источаемые. Подумаешь, мол, какое произведение: чай, не Толстой или Борис Акунин? И действительно, лишь читателя неравнодушного к русской истории, слитно, но не слиянно происходящей с историей православной Церкви, взволнует по-настоящему труд игумена Андроника. Для человека любящего родину нет мелочей в предмете его страсти, и дорог каждый новый ракурс, под которым этот предмет рассмотрен. И как раз вот эти «мелочи», ракурсы и оттенки и составляют отдельную ценность книги игумена Андроника, потому что не выстраиваются в ряд, не приглаживаются, но напротив, карябают острыми углами, как плывущие льдины, и заставляют переосмысливать многие из догм официальной истории. И это — ещё одно чудо.

Реанимируя факты, автор ставит перед читателем вопросы, побуждающие его к духовному труду, поиску ответов на животрепещущие, но возможно болезненные темы, ковыряться в которых решится не всякий.

Как удалось отстоять духовный центр России — Троице-Сергиеву Лавру (хотя бы и в виде народного музея) — после большевистского декрета 1918 года, нацеленного на осквернение и поругание православных святынь?

Кому и зачем понадобилось идти на смертельный риск, изымая из мощей Главу преподобного Сергия? Как отразились молитвы с мощами Св. Сергия на судьбе государства российского и мироустройства в целом? «Мощи святых и являются залогом их участия в наших молитвах», — Евсевий. История Церкви. 11, 25, 3.

Как из рога изобилия, сыплются эти глобальные вопросы на пытливого читателя, требуя заполнения прорех в мировой истории, рассматриваемой обыкновенно из одной, выбранной произвольно или специально, точки зрения, никак не ориентированной на целостность, то есть — на Истину.

Как видно из вышеизложенного, автор этой статьи отнюдь не ставил целью именно рецензирование книги игумена Андроника, скрупулезно разбирая её содержание и форму построения, но попытался выразить лишь общее впечатление и некоторые мысли, родившиеся при прочтении. Но тому, кто возьмёт на себя смелость сделать своеобразный «подстрочник» хотя бы некоторых разделов этого труда, потребуется углубиться в мир духовной истории, пугающей и непрерывно зовущей.

Валерий Сапунов,
главный редактор газеты «Чистый город», Москва.

http://rusk.ru/st.php?idar=41295

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru