Русская линия
НГ-Религии Д. Анашкин15.09.2004 

Приобретение или потеря?
Что принесет Зарубежной Церкви объединение с Московским Патриархатом

Начался переговорный процесс между Русской Православной Церковью (РПЦ) и Русской Православной Церковью Заграницей (РПЦЗ). Особый интерес вызывают перспективы восстановления литургического общения между двумя Церквами и возможного последующего их объединения. Эти вопросы стали темой беседы корреспондента «НГР» с иеромонахом Саввой и священником Игорем Дубровым, клириками Ишимо-Сибирской епархии РПЦЗ.

Об авторе: Дмитрий Павлович Анашкин — преподаватель Свято-Троицкой семинарии РПЦЗ (Джорданвиль, США).


-Как вы оцениваете действия Зарубежной Церкви по сближению с Московским Патриархатом?

Иеромонах Савва: Когда мирские политические расчеты начинают преобладать в Церкви, от этого происходят большие беды.

Священник Игорь Дубров: Такие поспешные действия по сближению с Московской Патриархией я считаю провокацией. Прежде чем вести переговоры с Алексием II, надо признать его патриаршество, а между тем на Соборе Зарубежной Церкви 1990 года его патриаршество было признано незаконным. В свою очередь Московская Патриархия не сняла ни одного прещения, наложенного на Зарубежную Церковь.

Если начинать процесс объединения, то в первую очередь с теми, с кем нас ничто не разделяет. Прежде всего я имею в виду греков-старостильников, Грузинскую Церковь, дальше говорить с сербами, а уж потом подойти к Московской Патриархии. Очень важно помнить, что на Поместном Соборе Русской Зарубежной Церкви в 2000 году было принесено покаяние перед старообрядцами и в послании к ним мы выразили надежду на будущие переговоры.

— У вас не создается такого впечатления, что сторонники немедленного объединения зачастую преследуют прагматические цели?

Иеромонах Савва: У нас создается другое впечатление, что ими управляют. Похоже, кто-то играет злую шутку над Церковью. Очень тяжело об этом говорить и думать! Согласно сценарию, осенью Собор Русской Православной Церкви единодушно проголосует за объединение, и в свою очередь от Собора Зарубежной Церкви выйдет документ, который будет устраивать всех и который все подпишут. Дескать, архиереи Зарубежной Церкви против экуменизма и сергианства, но за соединение. Главное, чтобы было сказано «за».

Следующим шагом, согласно заданному сценарию, должен стать единый Всероссийский Поместный Собор. Мы не против Поместного Собора, но согласно завещанию Патриарха Тихона он должен быть свободным. А кто может в данный момент сказать, что архиереи Московской Патриархии свободны?

Самое ужасное то, что не слышно голоса мирян и пастырей. Многие священнослужители, с которыми нам довелось беседовать, говорят о необходимости Всезарубежного Собора. Если такой Собор примет решение о необходимости объединения с Московской Патриархией, то мы не сможем идти против соборного единства, а пока создается такое впечатление, что задан сценарий и большинство молча с ним соглашается.

— Вы служите в российских приходах Зарубежной Церкви. Для всех, кто сюда пришел, это был подвиг, осмысленный и выстраданный. У вас не создается впечатления, что теперь вас предают?

Священник Игорь Дубров: Именно так и есть! Мы общались со сторонниками объединения здесь, в России. Они Зарубежную Церковь ни во что не ставят. Они относятся к нам, как к каким-то сектантам, и им на нас, грубо говоря, наплевать.

Иеромонах Савва: Одним из условий объединения Московская Патриархия ставит упразднение приходов Зарубежной Церкви в России.

Священник Игорь Дубров: Данный подход является нарушением Конституции РФ. В статье 14 сказано, что Российская Федерация — государство светское, и ни одна религия не является господствующей, на что явно претендует Московская Патриархия. А раз Россия является демократическим государством, то должно быть право выбора. Например, в Америке есть и Зарубежная Церковь, и Московская Патриархия.

— Каким вы видите выход из сложившейся ситуации?

Иеромонах Савва: Выход во Всезарубежном Соборе. Это не только мое мнение, но и мнение наших прихожан и священнослужителей. Со стороны Московской Патриархии тоже должен быть проведен свободный Собор с участием пастырей и мирян. На первом Всероссийском Поместном Соборе 1917−1918 гг. было принято решение об избрании Патриарха следующим образом: выбираются три кандидата, их имена пишутся на бумажках и кладутся у Владимирской иконы Божией Матери, затем тянут жребий.

Почему Русская Зарубежная Церковь на своем Соборе постановила, что Алексий II не является русским Патриархом? Потому что не была соблюдена эта процедура! Как указал святитель Иоанн Шанхайский, мы не можем соединяться с Московской Патриархией потому, что архиереи там несвободны, а если это и произойдет — мы потеряем Богом данную нам свободу. Мы не против единства, но хотим, чтобы оно было в истине, во Христе.

— Если события будут разворачиваться по описанному вами сценарию и к осени произойдет объединение, то какова будет реакция российских приходов?

Священник Игорь Дубров: Мы обсуждали этот вопрос с другими клириками нашей Церкви и пришли к выводу, что никаких новых церковных образований мы создавать не будем. Единицы, может быть, примкнут к Московской Патриархии, а остальные присоединятся к уже существующим каноническим юрисдикциям. Тем более что этот вопрос уже решенный. Отец Савва разговаривал по этому поводу с митрополитом Киприаном, главой Синода Старостильной Греческой Церкви.

Иеромонах Савва: Болгарские старостильники во главе с епископом Фотием, румынские старостильники во главе с митрополитом Власием и греческие старостильники митрополита Киприана решили, что как только Русская Зарубежная Церковь вступает в евхаристическое общение с Московской Патриархией или с кем бы то ни было, кто состоит во Всемирном Совете Церквей, они, в свою очередь, прерывают евхаристическое общение с нашей Церковью. Ведь экуменизм — это ересь ересей, которая предана анафеме Зарубежной Церковью. Еще раз повторяю, мы должны держаться единства, но только во Христе и в истине.

— Во благо или во вред Церкви будет объединение такими стремительными темпами?

Священник Игорь Дубров: Какая же может быть польза, если мы объединяемся с одной Церковью, а остальные три от нас отходят (старостильники греки, болгары и румыны). Нельзя не считаться с греками, они очень хорошо знают догматы и каноны. Нельзя не считаться с румынскими старостильниками. Их паства насчитывает 3 млн. Это не шутка! Если мы с ними потеряем общение, то какое тут может быть единство? Старый друг лучше новых двух. Даже если мы объединимся, Московская Патриархия никогда не будет нам близка. Многие священники Московской Патриархии признают, что по духу мы разные.

Иеромонах Савва: Те клирики Зарубежной Церкви, которые не хотят вступать в евхаристическое общение с экуменистами, никуда не переходят, а остаются в общении с каноническими старостильными Церквами (болгарской, румынской и греческой). Многие из мирян и духовенства самой Московской Патриархии надеются, что своей бескомпромиссной позицией Русская Зарубежная Церковь поможет им выйти из экуменизма, и если произойдет автоматическое соединение, то этим мы окажем Патриархии медвежью услугу. Мы против вражды, мы не враждуем, и те священники и миряне Московской Патриархии, с которыми мы общаемся, понимают наше положение и не имеют к нам никаких претензий.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru