Русская линия
The Japan Times Майкл О Ханлон08.09.2004 

Противоядие исламскому терроризму пока еще не найдено

Так когда же президент США Джордж Буш был более точен? Когда он заявил, что война с терроризмом не должна быть проиграна, или когда сказал, что полная победа над терроризмом может быть недостижима?


Этот вопрос уже приобрел политическую окраску и был подхвачен компанией Керри с целью подвергнуть сомнению решительность Буша в отношении проблемы терроризма. Однако реальная проблема касается стратегии: поскольку мы пытаемся выбрать правильный курс внешней политики, чтобы решить проблему набирающего силу исламского экстремизма, мы должны знать, какой политический аргумент является правильным.


На самом деле Буш был абсолютно прав и в том, и в другом случае. Мы действительно выигрываем нынешнее сражение, которое ведем с первым поколением «Аль-Каиды» — Усамой бен Ладеном и его ближайшими сподвижниками, большинство из которых либо уже мертвы, либо находятся за решеткой, а остальные пребывают в бегах и не способны готовить и проводить крупные акции так, как это было три года назад. Но мы вовсе не побеждаем, по крайней мере сейчас, в сражении со вторым поколением «Аль-Каиды».

Эта группа сторонников бен Ладена располагает сетью многочисленных ячеек, разбросанных по всему миру: от Испании и Индонезии до Марокко и от Саудовской Аравии до Ирака. Эти люди вдохновлены риторикой бен Ладена и постоянно на него ссылаются, однако действуют совершенно независимо. Прежде всего это молодые исламские фундаменталисты, которые проживают в различных мусульманских странах. Они составляют меньшинство в мусульманской общине каждой из этих стран, но их вполне достаточно, чтобы формировать крупные боевые отряды, вербовку в которые активно проводят экстремистские исламские организации в настоящее время.

В прошлом году дважды, а в последний раз в июне этого года в Сингапуре министр обороны США Дональд Рамсфельд заявлял о том, что у нас нет никакого основания считать, что мы обладаем преимуществом перед этим поколением террористов. Более того, на данный момент у нас даже нет четкой и последовательной стратегии для того, чтобы иметь такое преимущество. К сожалению, за исключением сенатора Северной Каролины Джона Эдвардса, кандидата на пост вице-президента от демократов, никто из участников кампании по выборам президента серьезно не обратился к вопросу о том, как выработать такую стратегию. А им уже давно пора это сделать.

Буш предпринял лишь частичные меры к тому, чтобы изменить эту весьма опасную историческую тенденцию. Он увеличил финансирование еще неоперившихся неправительственных групп демократической направленности на Ближнем Востоке, вновь попытался принять участие в урегулировании палестино-израильского конфликта, заставил Саудовскую Аравию пресекать пропаганду исламского экстремизма в школах и заключил торговое соглашение с Марокко, дав тем самым марокканцам надежду на улучшение их экономического положения.


Однако все эти меры были весьма медлительными и незначительными по своим масштабам и поэтому, в большинстве случаев, неудачными. И отсутствие лидеров большинства ведущих арабских государств на встрече «Большой восьмерки» в июне на Си-Айленде свидетельствует о том, что вся ближневосточная политика и инициативы администрации Буша являются крайне односторонними и не оправдывают себя с самого начала.

Хотя администрация Керри/Эдвардса, возможно, и смогла бы несколько продвинуть решение этой проблемы, учитывая непопулярность Буша на значительной территории исламского мира, эффективная стратегия требует намного большего, чем замена американского лидера. В конце концов, раскол между Западом и исламом был очевиден уже при президентах Буше-старшем и Билле Клинтоне, и он не связан только с политикой нынешней администрации. Об этом наглядно свидетельствует тот факт, что теракт 11 сентября готовился еще в годы президентства Клинтона.

Как же приступить к решению этой проблемы? Прежде всего мы должен признать, что мы имеем дело с конфликтом исторического масштаба, уходящим глубокими корнями в колониальное прошлое и вызванным кризисом политики в отношении арабских стран. Учитывая характер исламского фундаментализма и обострение отношений США с большей частью мусульманского мира, можно с уверенностью сказать, что эта борьба будет длительной.

В какой-то мере это противостояние похоже на холодную войну — оно такое же длительное и бескомпромиссное; ключевую роль в нем играет идеологический фактор; оно представляет реальную угрозу международной безопасности. Поэтому нам потребуется очень широкий набор политического инструментария, чтобы добиться успеха. И разумеется, терпение и настойчивость.

Необходимо более эффективно использовать сам статус и влияние президента США на встречах и переговорах на высшем уровне. Хороший тому пример продемонстрировал Билл Клинтон в своей речи во время выступления в январе этого года в Катаре перед лидерами мусульманских стран, хотя к тому времени он уже не был президентом.


Выразив свое восхищение культурой и историей ислама, Клинтон особо отметил наличие общих корней этой религии с христианством и иудаизмом. Он признал, что Запад проявляет неосведомленность во многих аспектах, касающихся специфики стран исламского мира, и в то же время подверг критике расхожее мнение мусульман о том, что Соединенные Штаты якобы безразличны к их нуждам и всегда противостоят их интересам.


Вновь избранному президенту США — независимо от того, будет ли им Керри или Буш — необходимо найти различные способы для поддержания этого диалога и подобрать для него соответствующий язык.

Разумеется, более тесное взаимодействие между странами Запада и исламского мира не должно зависеть исключительно или даже преимущественно от официальных встреч на высшем уровне. Университеты и мозговые центры Запада тоже могут внести свой вклад в этот процесс. Принцип бюджетного финансирования, осуществляемого через независимые организации, тоже может очень пригодиться в целом ряде случаев, но такое финансирование должно быть исключительно официальным, не должно сокращаться и подвергаться коррупции.

Двусторонние дебаты должны стать столь же распространенными, как и соглашения. При этом они должны охватывать весь диапазон насущных проблем, начиная с поисков точек соприкосновения между различными религиозными доктринами и анализа причин взаимных исторических обид и кончая вопросами о положении женщин в обществе, о роли СМИ и проблемах внешней политики.

Далее, США должны следовать предложению бывшего директора ЦРУ Роберта Гейтса и предоставить более широкие возможности исламским студентам учиться в США и сделать так, чтобы все законопослушные граждане мусульманских стран могли приезжать в США, не подвергаясь искусственным препятствиям, задержкам или ограничениям (требующим все большего количества средств из-за усиления визового контроля и расширения штата иммиграционных служб).

Помимо решения вопросов об обеспечении систематического образования, США и другие страны Запада страны должны стремиться предоставлять свои научные достижения и технические средства широким слоям населения мусульманских стран. Инновационное применение средств новой технологии, таких, как интернет-центры, спонсируемые многими американскими информационными агентствами, необходимо сделать дешевым и широко доступным. Это даст намного больше эффекта, чем деятельность международных культурных центров старого образца.


Чтобы разобраться, каким образом искаженные версии ислама могут привести к терроризму (а точнее, глубже осознать положительные стороны этой религии, чтобы теснее сотрудничать с умеренными мусульманами, которые разделяют нашу цель победить экстремизм), США должны предпринять соответствующие шаги и помочь американскому народу лучше понять эту великую религию и цивилизацию. Знакомя американцев с миром ислама, его историей, Кораном и арабским языком с детства, мы могли бы решить и старую проблему нашего правительства — недостаток говорящих по-арабски дипломатов, военных и сотрудников разведки.

Решение этого вопроса затронуло бы множество аспектов. В частности, принятие программ расширенного обучения иностранному языку и программ культурного обмена в старших классах средней школы и колледжах, а также в военных учебных заведениях.


Важное значение имело бы и расширение культурного обмена с мусульманскими странами. Необходимо разработать совместные программы по обмену парламентскими делегациями, писателями и деятелями культуры, отправляя в мусульманские страны как можно больше представителей американской интеллигенции и приглашая в США мусульманских деятелей культуры, писателей и журналистов для общения с американской публикой. Культурный обмен поможет двум сторонам лучше понять взаимные стремления и обиды. Американский и мусульманский мир действительно разделяет традиционная система ценностей, и это дает повод радикалам обострять существующие расхождения и говорить о неизбежности столкновения цивилизаций.

Эдвардс недавно говорил о необходимости поддержать реформу образования, в которой исламский мир тоже остро нуждается. Необходимо направить средства на создание школ с расширенным преподаванием светских дисциплин при сокращении дисциплин религиозных. Пакистан, Йемен, Индонезия и другие более бедные исламские страны могли бы получить огромную пользу от такой помощи. Несмотря на риторику Буша, по недавним сообщениям, Пакистан почти ничего не сделал для реформы своих исламских религиозных школ (медресе), подчеркивая тем самым наличие этой проблемы.


Немалые усилия необходимо приложить и для успешного продвижения политических реформ в странах исламского мира, добиваясь их единства в вопросах, касающихся разрешения ближневосточного кризиса. Главным должно стать принятие совместной программы по предотвращению столкновения цивилизаций и вербовки потенциальных сторонников «Аль-Каиды». И, пока еще не поздно, американская предвыборная борьба за пост президента должна обратиться к тому, что бросает решительный вызов нашему времени.


Перевод и публикация www.inopressa.ru


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru