Русская линия
Вечерняя Казань Евгений Аксенов02.09.2004 

Где плац был полон — храм стоит
Турецкие строители утверждают, что это будет чисто татарская мечеть

К художественной покраске резных гипсовых элементов верхней части купола Кул Шариф приступили студенты КГАСА (КИСИ). Турецкие строители считают, что с этим ребята справятся лучше любого маляра.
Администрация применит административные меры
Пока корреспондент «ВК» в ожидании представителя фирмы «Одак» развлекался чтением сердитого объявления на двери («К вошедшему без разрешения администрации стройучастка будут применены административные меры»), к нему подошел капитан милиции и сердито осведомился:
— Мы кто будем? — и, удовлетворившись изучением редакционного удостоверения, посетовал: — Я вам кричал, кричал, а вы даже не обернулись.
— Извините, стройка — ничего не слышно.
Капитан не обиделся, представиться отказался («Напишите «патрульный кремля»), но зато рассказал забавный случай из своей практики. Как недавно на стройку пожаловал отставной военный со всем семейством и был жутко расстроен увиденным: «А какой когда-то здесь был плац». Судя по всему, отставник служил как раз в кадрированной дивизии, когда-то расквартированной в кремле.
Эта мечеть — уникальная
Как сообщил главный переводчик генподрядчика — турецкой фирмы «Одак» Рамиль Шамсеев, мечеть Кул Шариф строится вовсе не в турецком, а в татарском стиле. А ее уникальность, в частности, заключается в том, что мужчины будут молиться в молельном зале, а женщины — на женском балконе:
— В большинстве же мечетей женщины молятся не просто отдельно, а этажом ниже.
А одним из доказательств «нетурецкости» Кул Шариф, по мнению Рамиля Шамсеева, является то, что здесь роспись делается не прямо на потолке, а на холсте, который затем приклеивается к потолку. Что, впрочем, не характерно не только для турецких мечетей, но и для мечетей вообще и встречается преимущественно в христианских храмах. Он продемонстрировал две соседствующие росписи, выполненные разными способами, которые внешне ничем не отличались друг от друга.
— Это сегодня они ничем не отличаются, — согласился гид-переводчик. — Но со временем любая штукатурка может иссохнуть, немного треснуть, и тогда на росписи появятся черные линии. Я уже не говорю о том, что это существенно облегчает работу художников. Рисовать на потолке, подняв голову, очень сложно.
Шамсеев не отрицает, что при строительстве использовался опыт архитекторов турецких, арабских и среднеазиатских мечетей, но все равно Кул Шариф — татарская.
— Вот видите, — стоя на полу молельного зала, сквозь паутину металлических лесов указывает он вертикально вверх. — Голубое кольцо на куполе — это мозаика. В мечетях она применяется очень редко, и то исключительно в Средней Азии. Но в нашем случае она выложена в виде татарского национального орнамента. Архитекторы очень внимательно следят за тем, чтобы и в мозаиках, и в росписях применялся только татарский орнамент. А к покраске гипсовых резных элементов купола мы привлекли студентов архитектурно-строительной академии. Это, конечно, не художественная роспись, а, скажем так, высокохудожественная малярная работа.
Лицом — к Мекке, спиной — к верующим
Сама Кул Шариф, не считая минаретов, состоит из цокольного этажа, входного вестибюля и молельного зала, к которому примыкает женский балкон. Вверх ведут центральная и боковые лестницы. В нижнем этаже мечети будет организован музей религии. В центре его в витрине будет находиться древний Коран, а прямо над ним почти двухметровая люстра конической формы. Остальные экспонаты разместятся на менее почетных местах.
По прямому назначению мечеть будет использоваться только во время главных мусульманских праздников — Рамазан и Курбан-байрам. С помощью суперсовременной акустической системы имам позовет к молитве всех правоверных, которые смогут молиться не только в молельном зале, но и на двух площадях перед мечетью. На верхней площади будут молиться мужчины, на нижней — женщины. Имам будет смотреть в сторону Мекки — главной мусульманской святыни. Все остальные ему в спину. Но происходить это будет только два раза в год, и в этом, пожалуй, главное отличие Кул Шариф от всех остальных мечетей мира.
Во всяком случае, Рамиль Шамсеев смог припомнить только одну мечеть, которая большую часть времени используется не по своему прямому назначению. Это стамбульская мечеть Айя-Софья, которую, строго говоря, и мечетью-то нельзя назвать, поскольку до взятия Константинополя турками она была христианским Софийским собором. Теперь там работает музей религии, что выглядит вполне логичным, так как сделано это исключительно из уважения к чувствам верующих христиан. А вот чем руководствовались строители казанской мечети Кул Шариф, бог весть.
28.08.2004

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru