Русская линия
Известия Наталья Коныгина23.08.2004 

Мы не жадные, мы — недоверчивые
О Дне милосердия и благотворительности

В субботу, 21 августа, в России впервые отмечается День милосердия и благотворительности. Основные торжества пройдут в Муроме — на родине преподобной Иулиании Лазаревской, Муромской — благотворительницы, жившей 400 лет назад. Организаторы праздника сетуют, что россияне утратили традиции благотворительности. Позволим себе с ними не согласиться.
Митрополит Калужский и Боровский Климент возложил ответственность за утрату благотворительных традиций на советскую власть. Мол, государство брало заботу о сирых и богих на себя, отучая граждан от мысли, что кому-то нужна их помощь. И теперь без руководящей помощи церкви народ не знает, как правильно распорядиться своими благими помыслами и финансами.
 — Хотя в советское время и учили делать добро — например, пионерам предписывалось пойти к старикам, воды им принести, дров наколоть, — но под этим не было духовной основы, — сказал митрополит. — Это была обязаловка. А стремление делать добро должно быть воспитано в человеке, он должен считать это смыслом своей жизни. Наши соотечественники по природе своей люди не жадные, они еще не осознали необходимости благотворительствовать. Их так воспитали.
Однако практика показывает, что наши соотечественники не такие уж черствые и невнимательные. Например, в интернете существует несколько сайтов, где для нуждающихся собирают деньги, одежду и даже донорскую кровь. Эти сайты поддерживаются некоммерческими организациями или вовсе группами частных благотворителей. Например, страничка www.dobrodel-site.ru — место координации усилий нескольких команд добровольцев.
 — Изначально наш сайт задумывался как сайт одной команды, — рассказывает Екатерина Воронова. — Потом к нам стали приходить люди, которые тоже хотели заниматься благотворительностью, но не знали, с чего начать. Сначала они ездили в детские дома с нами, а потом открывали свое направление.
Екатерине 38 лет, она одна растит двоих детей. По профессии — технический редактор. Вместе со своими единомышленниками уже четыре года возит вещи в детские дома. Их группа состоит из 10 постоянных участников. Это люди от 22 до 40 лет. Екатерина определяет их социальный статус так: «Не то чтобы обеспеченные, просто работающие». Очень много народу участвует в разовых акциях. Сейчас, например, «доброделы» собирают посуду для выпускников детских домов: после выхода из детдома им предстоит жить самостоятельно, а у них для этого ничего нет.
 — Вы не представляете, сколько народу отозвалось! — восклицает Екатерина. — Это просто чудо! Например, нашелся человек, который привез 10 сервизов и огромное количество наборов стаканов. Другой прислал из Тюмени деньги именно на посуду для ребят. Многие просто отдавали свои старые тарелки-кастрюли. Я сама объехала пять адресов, но ведь не я одна этим занималась.
Соратники Екатерины призывают не просить у людей помощи: дескать, сейчас на такие призывы откликаются реже, чем раньше. Кому надо — тот сам нас найдет. Но Воронова убеждена в обратном: помочь хотят многие, просто не знают, с чего начать. Доброделы опекают два детских дома — в Твери и Рыбинске. По словам Кати, детдомовские дети нуждаются абсолютно во всем. Например, девочки часто не могут надеть юбку, потому что у них просто-напросто нет колготок.
25-летний менеджер телекоммуникационной компании Света Высотова организовала свою команду из пяти человек. Им от 22 до 26 лет, они относят себя к среднему классу.
Команда Светы взяла под покровительство детский дом в Быкове. Схема работы такая же, как и у «доброделов»: собирают вещи, отвозят в детский дом, что-то покупают сами. У каждого есть своя «специализация» на том, что он может купить со скидками. Светин профиль — канцелярия. На нее уходит до ста долларов за учебную четверть.
Сайт http://deti.msk.ru помогает собирать деньги на лечение тяжелобольных детей в Республиканской детской клинической больнице. По словам президента благотворительного фонда при РДКБ Лины Салтыковой, благодаря этим пожертвованиям уже удалось спасти сотни детей. Среди жертвователей — как организации, так и частные лица (большинство даже не сообщают своего имени), сумма пожертвований — от 100 рублей до нескольких тысяч долларов.
 — У нас плохо не с теми, кто хочет пожертвовать, а с теми, кто может распорядиться этими пожертвованиями, — считает Салтыкова. — Русские не разучились жертвовать, просто людям хочется отдавать свои деньги в честные руки, а фондов, которым мы доверяем, мало. Поэтому многие стараются помогать нуждающимся без посредников. Людей, которые хотят жертвовать именно так, очень много. Они готовы отдать последнее. Ко мне приходила бабушка 83 лет, принесла 1000 рублей. Рука не поднималась эти деньги у нее взять. А она говорит: «Бери, мне самой много не надо».
Корреспондент «Известий» многократно имела возможность убедиться в отзывчивости сограждан. Читатели газеты часто звонят в редакцию и спрашивают, чем можно помочь нуждающимся героям известинских публикаций. Смеем надеяться — не по принуждению…

Справка
Россияне большие надежды в деле благотворительности возлагают на бизнес. Согласно исследованию, проведенному компанией «РОМИР-Мониторинг», 81 процент считают, что жертвовать необходимо. Однако 58 процентов опрошенных не слышали о предприятиях-благотворителях в своем регионе, 22 процента считают, они есть, а 13 процентов уверены: их нет. Среди сфер, где больше всего нужна добровольная материальная помощь бизнеса, опрошенные назвали здравоохранение (58 процентов), строительство жилых домов (33), школьное образование и развитие жилищно-коммунального сектора (27 и 26 процентов), защиту окружающей среды (18 процентов). О дошкольных учреждениях и развитии культуры вспомнили по одиннадцать процентов россиян, о транспорте и спортивно-развлекательных учреждениях — по десять.

21 августа 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru