Русская линия
Православие.Ru Елена Лебедева16.08.2004 

Домовая церковь Спаса Всемилостивого при усадьбе Кусково


Церковь Спаса Всемилостивого при усадьбе Кусково 1737−1739 гг.
В старой Москве было несколько церквей во имя Спаса Всемилостивого. Одна из них, прекрасная, ныне вновь действующая церковь, находится в усадьбе Кусково. Она была домовым храмом рода Шереметевых, которым принадлежал этот «подмосковный Версаль».

Праздник Происхождения (Изнесения) Честных Древ Животворящего Креста Господня установился еще в Константинополе. Именно на август в византийской столице приходились вспышки различных опасных заболеваний и эпидемий. Ради их предотвращения в первый день августа (по старому стилю) в храме Святой Софии выносили на поклонение Честное Древо Креста. Две недели с 1 (14) августа и до праздника Успения народ шел поклониться и приложиться Животворящему Кресту, а по всему городу служили литии с мольбой об исцелении и защите от болезней, отчего праздник еще называется Спаса Всемилостивого. Это первый Спас, так как за ним на август приходится еще два Спасских празднования — Спасо-Преображения (Спас Яблочный) и Спаса Нерукотворного.

На Руси этот праздник издревле отмечался с особым благоговением. Ведь по летописному преданию, именно в этот день, 1 (14) августа 988 года, в Киеве состоялось Крещение Руси. К этому времени уже поспевал первый мед, на празднике его освящали в церкви и благословляли вкушение этого первого сбора, отчего праздник еще называется «Спасом Медовым». А поскольку на богослужении в этот день совершается водосвятие, то праздник именуют также «Спасом Мокрым» или «Спасом на воде».

По преданию, когда боярин Борис Петрович Шереметев, первый пожалованный царем Петром в России графским титулом и званием фельдмаршала, побывал в Риме вместе с Великим Посольством, римский папа подарил ему золотой крест с частицей Древа Животворящего Креста. Святыня перешла по завещанию к его сыну, графу Петру Борисовичу Шереметеву, при котором и была выстроена дожившая до наших дней усадебная церковь Спаса Всемилостивого в Кусково.

Однако самая первая деревянная церковь появилась здесь, в родовой вотчине Шереметевых еще в XVII веке. Род Шереметевых был одним из самых знатных в России. Они приходились дальними родственниками Романовым, так как вместе с ними были прямыми потомками Андрея Кобылы (Камбилы), и его сына, знаменитого боярина Федора Кошки, который служил Дмитрию Донскому. Ветвь потомков Федора Кошки, Беззубцевы, стали именоваться Шереметевыми, так как основатель их фамилии, Андрей Константинович получил прозвище Шеремет. Что оно означало — неизвестно до сих пор, но зато в историю давно вошла поговорка: «Богат, как Шереметев». Действительно, по своему фамильному состоянию они равнялись только с Юсуповыми. Правнучка Андрея Шеремета, Елена Ивановна, стала женой старшего сына Ивана Грозного, царевича Ивана: именно из-за нее царь убил своего сына. Когда государь вошел в палаты, беременная невестка была одета в простое домашнее платье, что тогда считалось неполным одеянием, и он пришел в ярость. Сын же осмелился защищать жену.

Род Шереметевых был славен доблестной государевой и военной службой: они поддержали Михаила Романова, потом Петра I, участвовали в Ливонской и Северной войнах, за что получали множество земельных владений, ставших основой их сказочного богатства. Среди них оказалась и подмосковная вотчина Кусково, которая пробыла в их собственности почти 400 лет — до 1917 года. Впервые она упоминается как владение Шереметевых в первой половине XVI века, когда боярин Василий Шереметев выменял эту подмосковную деревню на одну из своих вотчин ради «охотной забавы». Густые леса с дикими животными, болотистая местность с птицей сулили большое приволье. Ученые расходятся в версиях о происхождении имени шереметевской деревни. Возможно, что она уже в те времена именовалось Кусково, но по преданию, это имя родилось позднее, в первой половине XVIII столетия, при графе П.Б. Шереметеве, который называл свое владение «куском». При нем и появилась здесь эта роскошная усадьба, а прежде тут стоял простой деревянный дом с садом и деревянная домовая церковь. Неизвестно, была ли она тогда Спасской, или ее переосвятили потом, в честь подаренной святыни. Первым стал обустраивать Кусково первый русский граф и фельдмаршал Борис Петрович Шереметев, задумавший превратить ее из обыкновенного охотничьего угодья в загородную летнюю резиденцию — в духе петровской придворной моды. По его замыслу, новые хоромы должны были оказаться не хуже меншиковских. Строить, однако, пришлось из дерева, так как каменное строительство в Москве было в ту пору запрещено царским указом.

Однако смерть графа в 1719 году прервала эти планы, а по его завещанию все дворовые люди были отпущены на свободу с годовым содержанием. Имение перешло к малолетнему Петру Борисовичу, который затем сумел осуществить отцовский замысел с невиданным размахом. Именно при нем Кусково стало «подмосковным Версалем» — он твердо задался целью построить усадьбу красивее, чем у других вельмож и затмить их роскошью и богатством. Общие работы начались в 1740-х годах под «смотрением» мастера Ю. Кологривова, а потом крепостного Федора Аргунова, и окончились во второй половине XVIII века, когда ими уже руководил известный московский архитектор Карл Бланк.

Однако свою грандиозную стройку Петр Шереметев благопристойно начал с возведения новой домовой церкви: девизом их рода было изречение «Бог охраняет все!» В 1737—1739 гг. г. на месте старой деревянной церквушки вырос каменный красавец храм. Он больше никогда не перестраивался и дошел до нас в своем первозданном виде, став самым старым памятником усадьбы Кускова. Считается, что это — редчайший в современной Москве памятник «аненнского барокко», то есть архитектурного стиля барокко эпохи Анны Иоанновны.

Внутреннее убранство храма соответствовало его внешнему великолепию: красивый резной иконостас, оклады образов с драгоценными камнями и жемчугом, золоченые царские врата и роскошное двухъярусное трехметровое паникадило с двумя ярусами из 18-ти свечей, украшенное фигурами серафимов. Исторической реликвией здесь были воздухи, расшитые золотом и жемчугами, по преданию, руками самой императрицы Елизаветы Петровны. Она однажды была гостьей хлебосольного Кускова.

Домовая церковь играла очень большую роль в жизни усадьбы, без нее не обходилось ни одно торжество. Ее престольный праздник даже отмечался народными гуляниями: в этот день всякий, кто был прилично одет, мог приехать сюда насладиться музыкой или театральным представлением, а для простого народа на природе ставили столы со щедрым праздничным угощением. Интересно и то, что граф Николай Петрович Шереметев, оставшийся в памяти России женитьбой на крепостной актрисе Прасковье Жемуговой, имел обычай справлять свой день рождения непременно с медом, хотя он родился за два месяца до престольного праздника домовой церкви — видимо, в этом была дань традиции отеческой усадьбы. При нем в 1792 году крепостные архитекторы А.И. Миронов и Е. Дикушин построили красивую деревянную колокольню с золоченым шпилем.

Церковные богослужения, колокольные звоны, крестные ходы не только обязательно сопровождали праздники усадьбы, но и сами были ее праздниками. На день Спаса Всемилостивого за Литургией следовало водоосвящение: когда священник погружал крест в воду, гремел пушечный салют, а специальная яхта посреди пруда мгновенно распускала праздничные разноцветные флажки.

Вскоре после церкви в 1769 — 1775 г. г. был построен главный дворец, обращенный парадным фасадом к роскошному зеркальному пруду, в котором плавали лебеди и утки. Дворец был предназначен исключительно «к великолепию» — не столько для жилья, сколь для торжественных приемов гостей, с фейерверками, с модными светскими гуляниями, с множеством «отрад и приятностей». (Для себя граф построил в рощице «дом уединения», куда не пускал никого, кроме слуг и ближайших друзей.) Архитектором дворца был, по всей вероятности, сам Карл Бланк, хотя иногда называют имя французского зодчего Шарля де Вальи. Еще одна особенность — редчайший для Москвы барочно-рокайльный стиль сооружения, традиционный в ту пору для столичного Петербурга.

Роскошный деревянный дворец был окрашен в символический нежно-розовый цвет «утренней зари». У парадных дверей гостей встречали сфинксы. Все здесь должно было поражать великолепием и удивлять не переставая, невиданными новшествами: взору гостей представали изумительные полотна Рембрандта Рафаэля, Ван-Дейка, Веронезе, люстры из горного хрусталя, модная анфилада, коллекция оружия и даже седло короля Карла XII, доставшееся графу Б.П. Шереметеву в Полтавском сражении вместе с королевским скакуном. А на праздничный стол кушанья подавались в посуде из чистого золота.

И в парках усадьбы гостям предлагали продолжить удивительное развлечение. Этот парк был одним из самых больших в России XVIII столетия. Достопримечательностями стали Итальянский домик, устроенный для выставки итальянских картин, Голландский домик с изразцами в память о петровской эпохе, грот, построенный для отдыха в летний зной, Эрмитаж, предназначенный для уединенного отдыха и приема избранных без слуг: специальная машина поднимала туда гостей на диване, а за ними следовал стол, накрытый на 16 приборов. Зимний сад и оранжерея поражали лавровыми, лимонными, померанцевыми, апельсиновыми деревьями. Огромные стеклянные двери были устроены специально для дам, чтобы они могли свободно проходить сюда в своих пышных платьях, не умещавшихся в обычные двери.

Посещали Кусково и августейшие особы. В 1754 году сюда приехала Елизавета Петровна (специально к приезду гостьи Шереметевы обустроили французский парк). В ее честь задали грандиозный праздник с диковинными блюдами, ночной иллюминацией и экспозицией китайского фарфора. А готовясь к приему Екатерины II граф Петр Борисович устроил во дворце парадную опочивальню, но никто никогда не воспользовался ей, хотя императрица и посетила Кусково в августе 1774 года, после победы России над Турцией. Праздничный обед для нее и свиты накрыли в прохладном гроте. По преданию, императрица, отдыхая, собственноручно набросала рисунок ажурной решетки, которую потом изготовили в Кусково по этому эскизу. Другой визит государыни состоялся в 1787 году на московских торжествах в честь 25-летия ее коронации — за год до смерти графа Петра Шереметева.

Именно он стал обустраивать в Кускове первый крепостной театр с оперными и балетными труппами и школой для талантливых детей. Его не сохранившееся здание в парке спешно строил Шарль де Вальи в итальянском стиле к именинам графа, Петрову дню, стараясь сделать ему приятное. На его сцене впервые явилась дочь кусковского кузнеца, Прасковья Ковалева, имевшая тогда сценический псевдоним Горбунова (ее отец был горбун). В этих домашних спектаклях любил участвовать сам «Крез меньшой», как прозвали наследника, графа Николая Петровича Шереметева. Бросив гостей, он часто садился «меж холопов своих» играть на виолончели. В 1798 году граф дал вольную своей гениальной крепостной актрисе, а чрез три года женился на ней.

Смерть Прасковьи в 1803 году подорвала здоровье Н.П. Шереметева. Вскоре он сам умер от простуды. Его единственному наследнику Дмитрию было всего 9 лет, когда началась Отечественная война. В Кусково расквартировались армия маршала Нея и разграбила все, что было можно: отдирали даже дорогую бархатную обивку стен. Сам маршал увозил в Париж лучшие картины и гобелены.

После разгрома наполеоновской армии Кусково отремонтировали, но без прежней роскоши. Дело было и в средствах, и во вкусах нового хозяина Д. Н. Шереметева. Призванный на службу, он находился в тех самых войсках, которые стреляли по восставшим на Сенатской площади в декабре 1825 года. Трагедия декабристов настолько потрясла его юную душу, что он замкнулся в себе, уединился и глубоко ушел в религию, проводя дни в молитве и постах. Многолюдные шумные праздники в Кусково прекратились, театр разобрали, а после отмены крепостного права содержать регулярный парк с садовниками стало не под силу даже Шереметевым. В конце XIX века новый наследник продал большую часть земельных угодий Кускова под дачные участки, но родовое гнездо не тронул, (хотя оно и приносило убытки), а выстроил для себя деревянный домик рядом с опустевшим дворцом.

В 1919 году в Кусково открылся краеведческий музей, где экспонировались чучела животных, обитавших в местных лесах. Восстановление исторического памятника далось реставраторам огромным трудом. Музей открылся здесь в 1930-х годах, и в залах дворца экспонировалась уникальная морозовская коллекция фарфора из их бывшего особняка в Подсосенском переулке. Настоящим подвигом стало спасение кусковского дворца в 1941 году, когда укрытое маскировочным камуфляжем здание нельзя было отапливать — разница внешней и внутренней температур разрушила бы его старое дерево. И, тем не менее, уже в 1943 году возобновились реставрационные работы по воссозданию исторического облика усадьбы Кускова, какой мы видим ее теперь.

А в октябре 1991 году была восстановлена и вновь освящена домовая Спасская церковь. Ныне на колокольне звонят восемь колоколов, отлитые по старинным образцам.
13 августа 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru