Русская линия
ИноСМИ.ru12.08.2004 

Православные за рубежом не могут решить, стоит ли воссоединяться с русской церковью
Путин хочет, чтобы церковь воссоединилась, однако этого не хотят в США. Сделайте как при царе, говорят некоторые

В одном из особняков в Верхнем Ист-Сайде на Манхэттене, среди оплывающих свечей и позолоты икон, в углу хранятся два знамени, завернутые в мешковину. На их древках набиты таблички, в надписях на которых отражаются все существо раскола внутри Русской православной церкви: «Да хранит Церковь сие знамя за границей, пока время не настанет вернуть их в свободную Россию», — написано на ней.

Уже тринадцать лет после распада Советского Союза члены Русской православной церкви вне России, больше известной как Зарубежная Церковь, не могут определиться, стала ли Россия «свободной», то есть достаточно свободной для того, чтобы знамена можно было вернуть на родину и таким образом объединить эмигрантскую церковь с той, что осталась в России после падения царской власти. Зарубежная Церковь разделилась на два лагеря.

Лидер одного из них — архиепископ Берлинский и всея Германии и Великобритании Марк — худой жилистый человек невысокого роста с длинной бородой. Он вырос протестантом в тогда еще Восточной Германии, влюбился в русскую культуру и обратился в православие. На архиепископа Марка глубокое впечатление произвело возрождение церквей в России, духовная жажда ее народа и религиозность президента Владимира Путина, поэтому Марк, постоянно служащий в Мюнхене, стоит на том, что Зарубежная Церковь должна объединиться с той церковью, которая осталась в стране после революции и заключила сделку с коммунистами.

— Первый пункт наших статутов говорит, что мы являемся временно самоуправляемым органом до того момента, как падет коммунистический режим, — говорит Марк, — То есть совершенно четко сказано,. что мы уже давно должны были это сделать.

Противный лагерь возглавляет Епископ Манхэттенский Гавриил, полный и коренастый. Его прадеда коммунисты заморили голодом, потому что он отказался с ними сотрудничать, а родители сбежали из страны в 1926 году и осели в Австралии. Епископ Гавриил считает, что Россия и сейчас, при правлении Путина, напоминает тоталитарное государство, которое предпочли оставить его предки. По его мнению, те, кто сейчас стоит у руля Московского патриархата, как называет себя московская церковь, ничем не отличаются от тех, кто в свое время поставил церковь на колени перед сталинским атеизмом. «Церковь в России должна признать, что она шла неверной дорогой», — считает Гавриил.

Самый первый христианский раскол случился еще в 1054 году. Тогда не пришедшие к согласию католицизм и православие образовали два религиозных центра — в Константинополе и Риме. В 1453 году Константинополь вышел из игры — от него конце концов отпочковалось Греческая православная церковь, — после чего «Третьим Римом» объявила себя Москва. Со временем российская церковь все более сращивалась с государством. Этот процесс еще ускорился после того, как в первом десятилетии 17-го века на трон взошла династия Романовых.

Когда же в 1917 году к власти в России пришли большевики, они отобрали у Московского патриархата всю его собственность, взорвали много церквей и умерщвили царскую семью. Глава Московского патриархата так и умер в тюрьме. Его наследник митрополит Сергий поклялся в верности Советам и таким образом добыл себе свободу.

В это время остатки выжившей российской аристократии и иерархов церкви учредили в бывшей Югославии Зарубежную Церковь, которая должна была сохранить монархическую религию до тех пор, пока русским на родине будет снова разрешено верить в бога. Южный полк царской армии передал на хранение в Зарубежную Церковь свои знамена, на которых изображен двуглавый имперский орел, образ Св. Георгия-победоносца, поражающего дракона, и вензель «N» царя Николая I.

В 1950 году Зарубежная Церковь, которая, по ее собственным данным, имеет около ста тысяч прихожан во всем мире и приходы во многих частях Соединенных Штатов, переместила свой центр в Нью-Йорк. Кстати, в Америке есть еще одна отдельная русская православная церковь — известная под именем Русской Православной церкви в Америке, — разорвавшая свои связи с Москвой еще в 70-е годы. Семьсот пятьдесят тысяч ее прихожан проводят службы на английском языке и подчеркивают, что считают себя стопроцентными американцами. Для них вопрос объединения не стоит вообще, и Московский патриархат также не претендует на это.

Из поколения в поколение приверженцы Зарубежной Церкви пытаются восстановить славные дни династии Романовых. При общении они используют свои дворянские титулы, растят своих детей на стихах Пушкина в русском оригинале и устраивают великосветские балы в лучших отелях Нью-Йорка. В Зарубежной Церкви службы проводятся почти исключительно на старославянском языке — старой форме русского. Праздничные литургии длятся от пяти часов. О возможном объединении с Москвой говорили всего несколько ее членов.

Однако в прошлом году, пытаясь восстановить национальную идентичность страны, потерянную после распада Советского Союза, в дело вмешался Владимир Путин с предложением восстановить единство двух ветвей русского православия.

— В условиях идеологического вакуума постсоветской России православная церковь располагает самым мощным набором символов, вокруг которых автоматически объединяются люди, — считает Лоренс Уззель (Lawrence Uzzell), директор международной правозащитной религиозной организации International Religious Freedom Watch, — для Путина церковь и государство совершенно неразделимы.

В 2003 году 25 сентября Путин на некоторое время прервал свой трехдневный визит в штаб-квартиру ООН, чтобы в российском консульстве в Нью-Йорке встретиться с епископами Зарубежной Церкви. Епископы в рясах сидели за одним столом с бывшим агентом КГБ и ели капустный суп (скорее всего, имеются в виду щи — пер.), лосося и блины с икрой. Как вспоминает епископ Гавриил, Путин говорил о центральной роли церкви в общественном примирении в России. Епископ попросил президента учредить день поминовения всех умерщвленных советской властью, и господин Путин пообещал подумать.

Российский президент также передал приглашение посетить Москву от главы Московского патриархата Алексия II, который уже десять лет пытается воссоединить две ветви православия. После долгого всестороннего рассмотрения этого вопроса в мае Зарубежная Церковь послала в Россию одного из высших своих иерархов митрополита Лавра, который служит в монастыре в Джорданвилле, штат Нью-Йорк, архиепископа Марка и других. Они помолились на мощах бывшего главы русской церкви, также посетили место казни царской семьи и шахту, в которую большевики бросили тела некоторых царственных особ. После встречи в президентом Путиным в его личной резиденции под Москвой главы двух церквей пообещали постараться уладить противоречия между собой.

Тем временем в Соединенных Штатах разговоры о воссоединении вызвали резкое осуждение. Сторонник возвращения монархии в Россию 70-летний Питер Колтыпин негодует: «Путин просто использует церковь в своих личных целях».

Господин Колтыпин и еще 500 его сторонников написали петицию июльскому собранию иерархов Зарубежной Церкви, в которой указывалось, что руководство церкви, прежде чем делать какие-либо дальнейшие шаги, должно спросить мнения прихожан.

Противники воссоединения сейчас развернули дискуссию в интернете, устраивают массовые акции для верующих в верхнем Ист-Сайде и в жилых пригородах Нью-Йорка, а также на воскресных обедах после обеденной службы. Штаб-квартира Зарубежной Церкви на Манхэттене, на углу 93-й улицы и Парк-авеню, используется одновременно как часовня.

За обедом в этом особняке 80-летняя Марина Ледковски (Marina Ledkovsky), дальняя родственница писателя Владимира Набокова, доедая борщ и колбасу, негодует по поводу возможности примирения. Путин ничем не отличается «от Ленина или Сталина», говорит она.

Дать Зарубежной Церкви соединиться с Московской патриархией не хочет большинство потомков тех русских, кто поддерживал семью Романовых в 20-е годы прошлого века. Однако некоторые все же понимают, что их детям и внукам уже по большому счету все равно, кто с кем что сделал в 1927 году. По мнению главы одной из ветвей российской царской семьи Николая Романова, проживающего сейчас в Швеции, «Если Романовы могут простить и забыть, то настало время нам двигаться вперед».

В июне в Москве встретились депутации от обеих церквей; следующая встреча между ними запланирована на сентябрь в Германии. Самым больным вопросом остается клятва митрополита Сергия на верность Советской власти, данная им в 1927 году. Одни считают, что Зарубежная Церковь должна потребовать официального извинения. Другие говорят, что Московская патриархия уже косвенно отреклась от действий Сергия. Окончательное решение о слиянии должен принять совет епископов каждой из церквей.

Обе церкви шаг за шагом приближаются друг к другу. Этим летом в Россию была возвращена священная реликвия, известная под названием Тихвинской иконы Божьей Матери, которая была вывезена из России после Второй мировой войны и с тех пор хранилась у одного священника в Чикаго. Во время своей июньской поездки в Россию делегаты от Зарубежной Церкви вместе с другими верующими стояли на посвященной этой иконе всенощной молитве в храме Христа-спасителя — огромном белом здании, возведенном в 2000 году на том месте, где Советы разрушили первоначально построенный храм и на его месте построили плавательный бассейн.
«The Wall Street Journal», США
Эйвери Джонсон (Avery Johnson)


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru