Русская линия
Аргументы и факты Валерий Коновалов06.08.2004 

Загадки великого старца

СЕРАФИМ Саровский не только самый популярный, но и, пожалуй, самый загадочный русский святой. Хотя вроде бы вся жизнь его была на виду.

Тайная встреча с царем
ОКАЗЫВАЕТСЯ, саровский затворник, никогда не отлучавшийся далеко от своей кельи, сумел отличиться в войне 1812 года с французами. Чему свидетельство — крест от самого императора Александра I.

Когда епископ Тамбовский Иона прибыл в монастырь, чтобы лично передать знак императорского отличия, старец Серафим встречаться с ним отказался. Сослался на то, что пребывал в это время в затворе, а это, дескать, важнее любых наград и почестей. А вот с императором Александром I Серафим Саровский, похоже, все-таки встретился во время тайного приезда царя в Саровскую пустынь.

Что это была за встреча? О чем говорили царь и старец? И не тут ли следует искать разгадку тайны, которой окутана история окончания жизни Александра I, он, возможно, и не умер в Таганроге, а сам стал старцем?

Для многих людей встречи с Серафимом Саровским стали поворотными. Помещик Николай Мотовилов приехал к Серафиму Саровскому совсем молодым, но уже тяжелобольным. И он после своего исцеления круто изменил жизнь. Стал не только помощником и учеником старца, но и чутким собеседником, записавшим высказывания своего учителя и личные впечатления от их бесед. Именно эти записи многое объясняют в личности и учении Серафима Саровского.

«Вот я, убогий Серахвим…»

«ЭТО было в четверток. День был пасмурный. Снегу было на четверть на земле, а сверху порошила довольно густая снежная крупа, когда батюшка о. Серафим начал беседу со мной… против речки Саровки, у горы, подходящей близко к берегам ее. Поместил он меня на пне только что им срубленного дерева, а сам стал против меня на корточках».

Вот так — подробно, с вниманием к деталям, описывает Мотовилов беседы со старцем. Отмечает даже особенности произношения, цитируя начало разговора:

«Вот я, убогий Серафим (батюшка произносил свое имя, как все куряне, — Серахвим), растолкую вам…»

А разговор был о смысле жизни, о том, как спастись самому от погибели и спасти других, о том, что в жизни главное и второстепенное. Говорил об этом старец очень просто. И ведь важно еще: не только что говорил старец, но и — как. Мотовилов вдруг с ужасом заметил, что отец Серафим резко изменился внешне. От него стало исходить ни на что не похожее свечение, от которого у Мотовилова даже заломило глаза. Старец успокоил его и продолжил разговор.

«И во все время беседы этой, с того самого времени, как лицо о. Серафима просветилось, видение это не переставало, и все с начала рассказа и доселе сказанное говорил он мне, находясь в одном и том же положении, — сообщает Мотовилов. — Исходившее же от него неизреченное блистание света видел я сам, своими собственными глазами, что готов подтвердить и присягою».

Сам Серафим никак свои сверхъестественные способности не рекламировал, но и таинственности не напускал — охотно рассказывал, когда спрашивали, о том, что иногда посещает его Богородица и что открывается ему многое из того, что от простых смертных скрыто. Впрочем, ни пророчества, ни целительство своим главным делом он не считал. И вовсе не это принесло ему славу.

Старец Серафим умел и учил радоваться жизни, любить, верить, прощать. Каждого гостя он встречал словами «радость моя!». И даже на разбойников, которые его однажды изувечили, зла не держал.

Он считал, что главной заботой человека в земной части его жизни должна быть работа над собой. Станешь сам лучше — и вокруг тебя будет лучше. Это ведь его знаменитое: «Стяжи дух мирен, и тысячи вокруг тебя спасутся». Рецепт простой, но трудно выполнимый.

Зачем сейчас едут в Дивеево

МНОЖЕСТВО пророчеств старца осуществилось самым неожиданным образом. Он, например, говорил Мотовилову о своем будущем прославлении, поминая при этом имена государя Николая, супруги его Александры Федоровны и матери — вдовствующей императрицы Марии Федоровны. Мотовилов надеялся поэтому, что канонизация старца состоится при Николае I, но, к его разочарованию, этого не случилось. Он и представить не мог, что через 48 лет после смерти Николая I на российском престоле в точности повторится сочетание имен царя Николая, его супруги Александры Федоровны и матери Марии Федоровны, при которых и был причислен к святым Серафим Саровский.

И даже перемещение своих мощей из Сарова в Дивеево старец предвидел. Но, пожалуй, главное его предсказание состоит в том, что, так же, как при жизни, и после кончины он останется для многих актуальным собеседником и советчиком.

«Как с живым со мною говорите, и всегда я для вас жив буду», — говорил он.

Об удивительном эффекте непосредственного общения со старцем рассказывают многие, побывавшие в Дивееве. Сам Патриарх Алексий II рассказывал нам, что с помощью святого Серафима ему удалось даже исправить кое-какие недостатки своего характера. Произошло это во время возвращения многодневного крестного хода с мощами старца. И это, по словам патриарха, тоже было живым общением. Свидетельство авторитетное.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru