Русская линия
Русская линия Сергей Зирин14.04.2010 

Гибель чекиста Н. Микулина
Еще раз о советской библиографии

Чем внимательнее знакомишься с советскими источниками и литературой, тем больше поражаешься присутствию в них разночтений и явных противоречий в описании судеб своих героев Гражданской войны. Не исключением являются и рассказы о судьбе чекиста Николая Микулина, напоминающие скорее шараду и литературное сочинение, нежели исследование и правдоподобное изложение его гибели.

В одной из первых обнаруженных нами публикаций его гибель описывается следующим образом: «При наступлении Юденича тов. Микулин был послан ЧК на станцию Ямбург, чтобы на случай отступления красных, наготове был порожняк и паровоз. Когда же он узнал, что красные войска с боем отступили по шоссе, и надобность в порожняке исчезла, то дал распоряжение машинисту Турбакову везти порожняк на соседнюю станцию, куда отступили красные. Машинист Турбаков из бригады Нарвского депо оказался предателем. Он стал затягивать отправку поезда и дотянул до того, что к поезду подбежали белые и захватили его. Тов. Микулин, видя, что дело с поездом проиграно, поспешно скрылся. Но нашлись предатели, которые выдали его белым. <…> Белые решились воспользоваться арестованным железнодорожником. Они велели ему везти отряд белых по направлению к бронепоезду (имени Ленина — С.З.) в целях разобрать путь и устроить крушение. Микулин наотрез отказался подчиниться этому приказанию. Тогда белые изменили план. Они решили, сильно разведя пары, сбить бронепоезд паровозом. Микулин решил помешать им и бросился на солдат. Белобандиты бросили чекиста в топку паровоза и, открыв регулятор, пустили его прямо на бронепоезд. Бронепоезд, которым командовал тов. Газа, заметил грозящую опасность быть сбитым паровозом, открыл по нему артиллерийский огонь и таким образом остановил его. От Николая Семёновича Микулина сохранился лишь его револьвер».[1]

чекист Н. МикулинВ другой публикации о нём приведено следующее фантастическое утверждение: «Армейский чекист Николай Микулин внедрился в штаб Юденича, откуда передавал ценнейшую разведывательную информацию».[2] Важно заметить, что штаб Главнокомандующего Северо-Западным Фронтом генерала Н.Н. Юденича находился в Нарве, переехав сюда из Гельсингфорса 26 июля 1919 года. Ямбург генерал Юденич посетил в нескольких кратковременных поездках на фронт летом и осенью 1919 года.

Здесь уместно привести пример «внедрения» чекистского агента коллеги Н. Микулина в то же время в гарнизон белых в Гдове. Северо-западник вспоминал: «В Гдове я встретил фельдшера, который предлагал нам в свое время, передать письмо брату (Речь идёт о передаче письма заключенному в гдовскую тюрьму графу Н.А. Коновницыну от его родных с воли — С.З.). Он был в офицерской форме. „Наконец я могу опять надеть форму“, — сказал он мне, приветливо здороваясь. Я ему ответил, что тоже записался в армию и пожелал ему успеха, внутренне упрекая себя за бывшее к нему недоверие. Мы расстались. Через два дня я проходил по городу и увидел его повешенным на трибуне, с которой комиссары ещё недавно говорили свои громовые речи. Я узнал в комендантском управлении следующее: он был назначен дежурным по гарнизону, и тогда выяснилось, что он не имел никакого представления не только о военных уставах, но вообще о военной службе. Следствие установило, что он был агентом ЧК».[3]

В другой книге сообщается иная версия о гибели Микулина: «Когда Юденич захватил Ямбург, молодой чекист остался в захваченном городе. По заданию руководства он должен был вести здесь подпольную работу — собирать разведывательные данные, поддерживать местных большевиков, готовить верных людей к предстоящему контрнаступлению».[4] О приведенном выше утверждении, что чекист Микулин «внедрился в штаб Юденича» ещё умалчивается. Любопытно отметить, что автор этого очерка ранее писал о направлении Микулина руководством ВЧК не в Ямбург, а… в Нарву, где у него проживал дядя, работавший в тамошнем депо, куда Микулин пробраться не смог.[5]

Далее исследователь судьбы Микулина живописует: «Лишь руководителю местной партячейки было известно его настоящее имя. Конспирация казалась надёжной. И всё же нашёлся предатель, выдавший чекиста белым контрразведчикам. Николай <…> догадался, почему не взяли его сразу: белые хотели выявить все его знакомства. «Племянник» решил уйти из Ямбурга: пользы принести он уже не мог. <…> На железнодорожных путях возле депо его схватили. <…> Подбежал штабс-капитан, начальник контрразведки дивизии. <…> Глаза у штабс-капитана были бешеные, рука судорожно расстёгивала кобуру. <…> Изловчившись, он попытался вырваться и ударил штабс-капитана ногой. Тот скорчился от боли, захрипел. И тогда офицер, стоявший сзади, ударил прикладом в висок. Брызнула кровь, чекист свалился на землю. Штабс-капитан подошёл, пнул его носком сапога. «Некогда с ним возиться», — небрежно процедил он и отвернулся, раздосадованный неудачей. «А куда его?». «К большевикам отправим…». «Как это?». «Очень просто. Вот этот паровоз пойдёт сейчас навстречу красному бронепоезду — пусть поцелуются на путях… Забросьте большевика в будку. А чтобы не озяб — суньте в топку…».[6]

В последующем абзаце советский автор описывает, как командир бронепоезда тов. Газа с сотоварищами обнаружил в топке сбитого ими паровоза обгорелый маузер с сохранившейся надписью о награждении оным чекиста Николая Микулина.[7] На этом маузере собственно и строится вся конструкция коммунистической легенды о «сожжении живьём чекиста Микулина».

Непонятно почему красноармейцы не удосужились ознакомиться с содержимым топки, чтобы подтвердить факт сожжения человеческого тела, ведь даже при сожжении трупа в крематории остаются костные фрагменты? Не менее странным выглядит разведчик-подпольщик с именным чекистским маузером за пазухой.[8]

Удивительным представляется и то обстоятельство, что о широко распропагандированной якобы зверской расправе белых офицеров над чекистом Н. Микулиным авторы книг, долгие годы являвшимися авторитетными советскими изданиями по истории Гражданской войны в местном крае, не сочли возможным даже упомянуть в своих трудах![9]

Не иначе как бредом нужно назвать утверждение советских авторов о том, что белые доверили захваченному в плен чекисту Микулину вести паровоз с отрядом в сторону станции Веймарн, чтобы разобрать железнодорожные пути, но он отказался.[10]

Спрашивается, зачем белым нужно было поручать столь ответственное дело пойманному врагу, если здесь же присутствовал машинист «предатель» Турбаков. Не говоря уже о том, что у белых достаточно было своих железнодорожников и инженеров-путейцев.

Одной из последних публикаций на тему советской версии гибели Н. Микулина в местной газете является следующее сообщение: «17 мая на станции Ямбург геройской смертью погиб бывший рабочий гатчинских железнодорожных мастерских чекист Николай Семёнович Микулин, выданный предателем-машинистом. За отказ повести состав с вагонами по направлению к Веймарну, чтобы сбить с рельсов бронепоезд красных, он был живьём сожжён в топке паровоза. Ныне одна из улиц Кингисеппа носит имя Н.С. Микулина».[11]

Здесь помимо прочих присутствует ещё одно противоречие, заключающееся в дате гибели чекиста Микулина. Вышеупомянутый автор утверждает, что Микулин погиб 17 мая, в более поздней публикации датой его смерти значится 25 мая [12], современный автор утверждает о его гибели летом 1919 года [13], на каменной доске советского периода в одном из залов Витебского вокзала его гибель обозначена сентябрём 1919 года [14]. Авторы коллективного труда, изданного в 2004 году, и вовсе называют датой его гибели октябрь 1919 года![15].

Все перечисленные разночтения, противоречия, по сути, путаница и явный художественный вымысел гибели чекиста Микулина излишне ярко иллюстрируют вымученное советское измышление об якобы жестокой расправе над ним. Тем более что склонность советских авторов к созданию мифов сегодня хорошо известна.

Не подлежит сомнению, что захваченный северо-западниками чекист Микулин был расстрелян.

Судя по примечательной характеристике, которую дал советский автор 22-летнему гатчинскому чекисту Микулину накануне его отправки в тыл к белым, иначе и быть не могло:

- «Заметил, кстати, как у нас в Гатчине чисто стало? — Заметил. Что ж из того? — Да ничего. Просто господа домовладельцы готовятся встречать своих освободителей… — Вот гады!- взорвался молодой человек.- К стенке их, сволочей!».[16]

Чтобы понять ненависть и беспощадность белых воинов к чекистам следует процитировать воспоминания А.И. Куприна о сослуживцах Микулина по Гатчинской ЧК, которым удалось убежать до прихода белых в Гатчину.

«Председатель Гатчинской ЧК Серов (начальник Микулина) на Псковском фронте приказал расстрелять около пятидесяти офицеров, лично приканчивая их из револьвера. У чекиста Оссинского в его квартире нашли подвал, забрызганный до потолка кровью, смердящий трупной вонью. Избежал суда белых палач-специалист Шмаров, бывший каторжник, убийца, который даже ходил всегда в арестантском сером халате, с круглой серой арестантской бескозыркой на голове. Он как-то на Люцевской улице, пьяный, подстрелил без всякого повода и разговора, сзади, незнакомого ему прохожего, ранил его в ногу, вдруг освирепел, потащил его в ЧК (тут же, напротив) и дострелил его окончательно. Ушёл страшный Шатов, однажды приказавший расстрелять женщину, заложницу за мужа-авиатора, вместе с грудным ребёнком, которого у неё никак нельзя было отнять».[17]

Не всем, вероятно, известно, что писатель Александр Иванович Куприн был внесен гатчинскими чекистами в числе первых в тайные списки кандидатов в заложники для показательного расстрела![18]

Когда Северо-Западная Армия в октябре 1919 года вошла в Гатчину «генерал Демагорий [19] был одним из немногих выживших жителей из высших классов, но шок радости от закончившегося кошмара оказался слишком велик для организма, ослабленного двумя годами гонений, унижений и полуголодного состояния. Он упал мёртвым с улыбкой на устах. Госпожа Милютина, отец которой в большей степени явился инициатором освобождения крестьян (от крепостного права — С.З.), рассказала мне, что она часто была вынуждена существовать по четыре дня подряд, питаясь только кипятком и двумя унциями [20] черного хлеба в день. Она была богатой женщиной с домами и землёй в Гатчине и имением в Польше. Она ранее была при дворе Александра II, так как тот царь был её опекуном, а сестра её была фрейлиной. Так как все её дома и земли были «национализированы» большевиками, она вынуждена была платить 100 рублей в месяц за маленькую спальню и уголок кухни в подвале собственного дома, в котором поселились и живут целые чужие семьи. Её драгоценности и меха и большинство мебели было отобрано. Другие личные вещи сворованы, а иные она сама продала, и когда этот источник иссяк, ей пришлось трудиться в поте лица швейкой, чтобы свести концы с концами. «Я жила среди человеческих свиней, — рассказала эта культурная дама 60 лет, которая выглядит ужасно бледной и тощей, — они меня ругали и плевали на меня и с сатанинской ненавистью посылали на меня те проклятия и злобные замечания которые — как они видели — ранили меня больше других. За два дня до прихода белых я проходила мимо кухни и услышала разговор двух мужчин, которые обсуждали, как они меня расстреляют в огороде. Я вернулась в свою комнату и в тысячный раз повторила: «Да будет Воля Божия». Они чудовища. Без малейшего повода они отводили людей на кладбище, заставляли их выкапывать собственные могилы, а затем расстреливали и сбрасывали их, часто ещё полуживыми. Бедные жертвы умоляли, пока их закапывали: «Приканчивайте же нас, приканчивайте»».[21]

О гнетущей атмосфере жизни при большевиках «ответ (гатчинских — С.З.) обывателей (в 1919 году — С.З.) большей частью сводился к одному: «Нечем дышать, понимаете, при красных нечем дышать!»».[22]

P. S. В одном из залов Витебского вокзала в Петербурге, на втором этаже, на стене, слева от памятника Францу Антону фон Герстнеру (автору и строителю первой железной дороги в России в 1837 году) с советского времени и по сей день висит беломраморная мемориальная доска. Помимо прочих «павших на революционном посту сотрудников ЧК и ГПУ Северо-Западной железной дороги» в её тексте можно прочесть:

«Николай Семёнович Микулин
сожжён белогвардейцами в паровозной топке
на ст. Кингисепп (Ямбург) в сентябре 1919 г.»

1. Цит.: Матвеев Ф., красногвардеец. Подвиг // «Красногвардейская правда», 1934, 22 февраля. Републикация: «За коммунизм», 1967, 30 октября (Кингисепп).
2. Цит.: Цинев Г. К., генерал армии. Советской военной контрразведке 60 лет. В кол. сб.: Военные контрразведчики.- М., 1978, 1979. С. 9.
3. Телеграмма N600 (N1626 — шифр эст. штаба) Главнокомандующего СЗФ ген. Н.Н. Юденича — Главнокомандующему Эстонской армией ген. И.Я. Лайдонеру от 27 июля 1919 г. / Эстонский Государственный архив. Ф.495. Оп.10. Д. 11. Л.362.
4. Цит.: Коновницын П.А., граф. Воспоминания, выписи. Машинописная рукопись на 55 листах. Л.14. / Семейный архив графа А.П. Коновницына и графини Е.А. Коновницыной (Лос-Анжелес, шт. Калифорния, США).
5. Цит.: Бахтюков Николай. Подвиг Николая Микулина. В кол. сб. очерков: Чекисты.- Л., 1977. С. 190.
6. Бахтюков Николай. Указ. соч. С.187−188.
7. Там же. С.190−191.
8. Там же. С. 190. Позже мы встречаем републикацию настоящего художественного повествования о гибели чекиста Микулина, которую осуществил П. Вересов в газете «За коммунизм» (февраль 1983).
9. Именным маузером в ВЧК награждали за особые заслуги. К примеру, известный своим садизмом харьковский чекист Степан Саенко из всех яблок, любивший больше всех глазные яблоки, также был награждён именным маузером. Подр. о харьковском садисте-чекисте Саенко, ставшем символом власти ВЧК см.: Зинухов А. Комендант Саенко // «Вече», N62, независимый русский альманах, Российское национальное объединение в ФРГ (Мюнхен), 1998. С.219−238.
10. См. Караев Г., Успенский Л. Пулковский меридиан.- Л., 1948. С.261−264; Ефимов А.С. В борьбе за власть советов, в авт. сб. Кингисепп. Историко-краеведческий очерк.- Л., 1972. С.47−72.
11. См. например: Смольский Д. Улица Микулина // «За коммунизм», 1977, 25 октября.
12. Цит.: Пресняков С. Ям-Ямбург-Кингисепп. В огне Гражданской войны // «Время», газ., 1994, 29 ноября, N137 (Кингисепп).
13. Летопись нашего города. По материалам архивного отдела Кингисеппского историко-краеведческого музея // «Время», 1998, 6 мая.
14. См.: Шевченко Александр. «Ям — Ямгород — Ямбург — Кингисепп (Историко-краеведческие очерки)».- СПб, «Химиздат», 2007. С. 170.
15. Как известно северо-западники освободили город от красных лишь 11 октября 1919. В сентябре в Ямбурге хозяйничали большевики.
16. По древней Ямбургской земле. Путеводитель. Авторы-составители: Гоголева Н.Ф., Ищенко В.И., Сурикова Н.А., Сычёва М.В.- Кингисепп, 2004. С. 86.
17. Цит.: Бахтюков Николай. Указ. соч. С. 187.
18. Цит.: Куприн А.И. Купол Святого Исаакия Далматского. В кол. сб.: Литература Русского Зарубежья. Антология в шести томах. Т.2, 1926−1930.- М., «Книга», 1991. С. 28.
19. Цит.: Куприн А.И. Купол Святого Исаакия Далматского… С. 40.
20. Фамилия генерала в переводе на англ. язык искажена.
21. Унция (uncia лат.) — единица массы в системе англ. мер, англ. 1 унция = 31,1035 г; русская 1 унция = 29,86 г.
22. Ward of a Former Czar Found Without Food, Renting a Small Lodging in Her Own House // New York Times, 1919, 29 October.
23. Государственный Архив Российской Федерации. Ф.5881. Оп.2. Д. 272. Л.30.

http://rusk.ru/st.php?idar=41050

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

выгодная доставка ленск