Русская линия
Труд Валерий Коновалов18.05.2004 

Молитва станет общей после сближения двух частей русской церкви

В Москве, на Бутовском полигоне, состоялось событие, которого давно ждали. Во время богослужения под открытым небом на месте массовых расстрелов 30-х годов и закладки каменного храма во имя российских новомучеников Патриарх Московский и всея Руси Алексий II молился вместе с митрополитом Лавром, главой Русской православной церкви за границей (РПЦЗ).

Их официальная встреча назначена на 18 мая, но личное общение началось сразу после прибытия в Москву делегации во главе с митрополитом Лавром. И, судя по характеру этого общения, главные результаты визита уже достигнуты. Кому-то может показаться преувеличенным такое значение совместной поминальной молитвы. Но чтобы правильно оценить это событие, надо правильно его понять. Звучит много вопросов: состоится ли объединение Русской православной церкви с «зарубежниками»? Если да, то на каких условиях? Как быть с собственностью и параллельными приходами?

Только речь сейчас вовсе не об этом…

Начавшиеся переговоры ведут не светские учреждения, а духовные лица, для которых духовное важнее практических проблем, дух выше буквы. Ведь и причиной драматического разделения в свое время стали не какие-нибудь имущественные споры или борьба за власть, а куда более глубинные вопросы.

Русская зарубежная церковь была образована духовенством, оказавшимся в эмиграции после гражданской войны. Архиерейский собор РПЦЗ тогда постановил, что прекращает всякие отношения с московской церковной иерархией, «ввиду порабощения ея безбожной властью». У тех, кто стремился сохранить Церковь на родине и молитвенную возможность для народа, были свои аргументы. Как говорил псково-печерский иеросхимонах Симеон, «надо идти на все, чтобы люди могли причащаться». Ценой этого были не только неизбежные компромиссы, но и репрессии, мученичество священства в таких масштабах, которых не знала прежде история.

Кто оказался прав? Кому перед кем каяться? Эти вопросы еще остаются во взаимоотношениях двух частей Русской церкви. По-прежнему сохраняется запрет на евхаристическое общение: то есть клирики и прихожане не могут причащаться, исповедоваться, молиться в храмах другой части Церкви. Но благие перемены уже наступили. После того как в октябре 2001 года РПЦЗ возглавил митрополит Лавр, контакты «зарубежников» с «москвичами» потеплели. Знаковым стал прошлогодний визит В. Путина в США, по ходу которого российский президент встретился с руководством Русской зарубежной церкви и передал митрополиту Лавру приглашение от Патриарха Алексия посетить Москву. Лично пообщавшись с главой государства, зарубежные иерархи могли убедиться, что время безбожной власти в России кончилось. А ведь это считалось самой серьезной преградой для сближения Церквей.

Отношение к новомученикам, пострадавшим за веру от советской власти, тоже было прежде преградой. Их канонизировали за рубежом, но не в своем Отечестве. Теперь с недавних пор святые стали общими. Потому молебен в память о новомучениках на Бутовском полигоне, политом кровью праведников, особенно символичен.

«Сегодня, — сказал Патриарх Алексий, — и это особенно дорого нам — вместе с нами впервые молились здесь члены делегации Русской зарубежной церкви во главе с ее Первоиерархом, Высокопреосвященнейшим митрополитом Лавром. Здесь и теперь особенно ощущаем мы боль разделения нашего народа, порожденного революцией и кровопролитной гражданской войной. И здесь же обретаем мы уверенность, что и эта рана исцелится в лучах Солнца правды».

А на следующий день митрополит Лавр вместе со своими спутниками был на богослужении в Троице-Сергиевой лавре, где перед началом службы их провели в алтарь через царские врата соборного храма лавры, что является знаком особого почета.

Подарок гостей тоже оказался со смыслом. Это — икона с частицей мощей святителя Иоанна Максимовича, причисленного зарубежной церковью к лику святых. Святитель Иоанн, будучи духовным лидером русской эмиграции в Китае и США, даже в самый тяжелый период конфронтации между патриаршей и зарубежной церковью считал, что их разделение носит временный характер — до тех пор, пока не рухнет большевистский режим.

Что будет дальше, какие шаги станут следующими в движении навстречу друг другу? И Патриарх Алексий, и митрополит Лавр говорят об этом осторожно. Но вовсе не потому, что сомневаются в успешном развитии событий, а потому, что сосредоточены на их главном — духовно-символическом смысле. И в этом-то смысле восстановление евхаристического общения, совместная молитва гораздо важнее всего остального. И этот вопрос требует определенной подготовки и процедуры. Уже созданы комиссии с обеих сторон, которые этим занимаются. Как заметил митрополит Лавр: «Это только начало предсоборного процесса, который может преодолеть преграды между двумя частями Русской церкви. Обе стороны готовы к диалогу. Работа церковных комиссий, по моему мнению, будет нелегкой, но, если она будет проходить в духе церковном, то, по словам святого Давида, «милость и истина встретятся, правда и мир облобызаются».

«Никаких препятствий для преодоления церковного разделения больше нет, — сказал нам Патриарх Алексий. — Поэтому мы должны приложить все силы для осуществления этого великого святого дела. А решение о восстановлении молитвенного общения после долгого трагического разрыва должен принимать Архиерейский Собор. Наша встреча и работа комиссий будут этому всячески способствовать».

После переговоров с Патриархом Алексием II митрополит Лавр и его спутники будут участвовать в освящении храма Живоначальной Троицы в Орехове-Борисове, в патриаршем богослужении в Вознесенском соборе Москвы, а затем посетят Санкт-Петербург, Екатеринбург, Курск и Дивеево.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru