Русская линия
Время новостей Евгений Соколов18.05.2004 

Раскол на московской почве

В свое время крушение коммунизма в России застало зарубежную церковь врасплох. Логично было бы перенести ее управление в Россию, тем более что авторитет зарубежной церкви на родине был в те времена очень высок. Однако руководство РПЦЗ предпочло занять позицию страуса и продолжать молиться об избавлении «многострадальной Родины нашей от горького мучительства безбожныя власти». Тогдашний лидер митрополит Виталий считал, что никаких серьезных духовных изменений на родине не произошло и что бал там правят все те же коммунисты. Стало быть, и разговаривать с ними нечего. Не решившись вернуться в Россию физически, зарубежная церковь все же стала принимать под свой омофор приходы, пожелавшие выйти из-под влияния Московской патриархии. Но это кончилось для нее печально. Не имея никакого опыта российской жизни, Синод действовал по принципу «нам из Нью-Йорка виднее», что только приводило к развалу и расколам.

Сначала епископ Валентин Суздальский, а затем и Лазарь Одесский в знак протеста против неканонических действий Синода образовали собственное церковное управление. Первый в качестве митрополита возглавляет сейчас Российскую православную автономную церковь (РПАЦ), второй потом вернулся в Синод. Некоторые несогласные ушли в греческие старостильные юрисдикции. Один — о. Олег Стеняев — вернулся через перерукоположение в МП. В начале 90-х годов этот священник вместе с епископом Варнавой Каннским (тогда отвечавшим за приходы в России) нанесли огромный урон РПЦЗ тем, что связались с «Памятью» Дмитрия Васильева.

Тем временем Московская патриархия окрепла, вполне вписалась в новые российские структуры власти и перешла в наступление, стараясь отобрать собственность у РПЦЗ везде, где это было возможно. В России это часто делалось с помощью ОМОНа, за границей — либо силой, как это произошло в Хевроне и Иерихоне с помощью палестинской полиции, либо методами дипломатии, как это случилось в итальянском городе Бари, где покоятся мощи св. Николая Мир Ликийских Чудотворца. Нашла коса на камень лишь в Оттаве, где несколько лет тому назад настоятель церкви Покрова Пресвятой Богородицы о. Димитрий Север с большинством прихожан назад перешел в МП. Получить храм МП не удалось. Начались суды, так как храм был построен к тысячелетию Крещения Руси силами всего Зарубежья. Не так давно суд окончательно постановил оставить Покровский храм за РПЦЗ. Правда, в списках МП он до сих пор числится под омофором патриарха Алексия Второго.

Столкнувшись с проблемой экспансии РПЦ и ее интенсивным церковным строительством в Зарубежье, некоторые деятели РПЦЗ стали искать пути сближения с Москвой. Но и такой курс вызывал в зарубежной церкви раскол. И Собор 2001 года обернулся фактически разделением единого тела на РПЦЗ (Л) митрополита Лавра и Русскую православную церковь в изгнании, во главе которой стал митрополит Виталий (последнюю называют также РПЦЗ (В)).

Церковное образование, созданное митрополитом Виталием вместе с епископом Каннским Варнавой, пока особыми успехами похвастаться не может. Не собрав ни одного полноценного Собора, североамериканские епископы вместе с Варнавой Каннским на своих частных совещаниях стали объявлять вне церкви всех, кто им в чем-либо противоречил. Похоже, что канонический беспредел, царящий в Синоде митрополита Виталия, а также тот факт, что при немощном митрополите чрезмерно большую роль продолжает играть не любимая всеми Л.Д. Роснянская, превратили эту церковь в явление почти маргинальное. Хотя РПЦЗ (В) имеет и своих верных приверженцев — в ее составе находятся Свято-Иоановский монастырь в Киеве, монастырь Пресвятой Богородицы в Чили легендарной матушки Иулиании и Богородице-Владимирский женский монастырь в Калифорнии. Однако сегодня к Церкви в изгнании не стремятся присоединяться даже те представители Зарубежья, кто выступает против объединения с Москвой. Недовольные политикой митрополита Лавра предпочитают не перебегать к «конкурентам», а ищут союзников среди своих епископов.

Между тем, судя по тому, что недовольных в рядах РПЦЗ (Л) становится все больше, зарубежную церковь ждет еще один раскол. В последнее время в Интернете все чаще появляются заявления все новых противников сближения с Московской патриархией. В последнем таком обращении в Синод группа клириков из Южной Америки прямо грозит неподчинением своему руководству. Авторитет возглавителей зарубежной церкви падает буквально на глазах и все больше приближается к авторитету «митрополитбюро» МП.

Впрочем, нельзя сказать, что сторонники объединения не учитывают мнения своих оппонентов. Так, в частности, процесс воссоединения, который, как казалось в прошлом году, будет идти стремительными темпами, сегодня явно замедлился. Еще на декабрьском православном съезде в Мюнхене о форме возможного будущего общения с церковью в России говорилось как об «одной Чаше и двух управлениях». Но уже в своем великопостном послании митрополит Лавр написал: «Эта поездка ни в коем случае не является „началом объединения“, как иногда выражаются журналисты. Не идет речь и о молитвенном общении, которое должно стать завершением всего процесса уврачевания. Это лишь смиренная попытка изыскать путь к осмыслению наших общих основ и взаимопониманию». Да и на апрельском заседании Архиерейского синода РПЦЗ прозвучало сообщение архиепископа Марка Берлинского о том, что после визита в Москву должна будет состояться встреча комиссий обеих церквей для начала обсуждения тех вопросов и проблем, которые разделяют две части Русской церкви. Иными словами, предлагается все та же волынка.

Возможно, что не последняя причина изменения объединительных настроений — это итоги прошедшего в декабре прошлого года в городе Наяке под Нью-Йорком пастырского совещания. Оно показало, что противников быстрого сближения с Москвой в Зарубежье слишком много, чтобы их можно было просто списать со счетов. Вопреки тому, что писала российская пресса и сообщали официальные источники нью-йоркского Синода, приблизительно две трети участников совещания частным порядком высказались против объединения. Их рупором стала выходящая в Аргентине монархическая газета «Наша страна», из номера в номер печатавшая статьи и заявления противников сближения. Против объединения почти поголовно высказалась и канадское духовенство, которое провело в Монреале свое собственное пастырское совещание. Из канадцев лишь настоятель торонтского Троицкого собора о. Владимир Мальченко вошел в состав нынешней делегации гостей Московской патриархии. С другой стороны, участники пастырских совещаний в австралийской и чикагской епархиях, которыми руководят сторонники сближения с МП архиепископ Иларион Сиднейский и викарный епископ Петр Кливлендский, выразили надежду на успешный диалог с Москвой.

Единства по вопросу объединения нет и среди архиереев РПЦЗ. Помимо архиепископа Марка Берлинского к числу сторонников объединения можно отнести его викария епископа Штутгартского Агапита, а также архиепископа Сан-Францисского Кирилла и епископа Буэнос-Айресского Александра, к числу открытых противников — секретаря Архиерейского синода Гавриила Манхэттенского и епископа Агафангела Таврического. Оба они в состав делегации не входят. Не будет в ней и епископа Михаила Бостонского, который, несмотря на свой титул, окормляет приходы в России. Кто же будет решать судьбу РПЦЗ в Москве? Митрополит Лавр — явление своеобразное. Он вошел в историю, став единственным главой церкви, который при своей интронизации не вымолвил ни слова. В свои 75 лет он выглядит немощнее своего предшественника митрополита Виталия, хотя память у него, конечно же, куда лучше. Владыка Лавр известен тем, что избегает принимать решения. Он может долго слушать просителя или жалобщика, потом спросить: «Вы все сказали?», поблагодарить, развернуться и уйти, ничего не пообещав и не сделав. Можно предположить, что подобную тактику он изберет в Москве. Удастся ли ему это — другой вопрос. Патриархии эта игра в кошки-мышки должна уже изрядно надоесть. К тому же инициатива Владимира Путина, по всей видимости, решившего собрать под крышей МП зарубежные российские церкви, не предполагает задержек.

Интересно, что, вопреки правилам, никто из трех архиереев РПЦЗ, ездивших по приглашению президента России в Москву осенью прошлого года, российские приходы РПЦЗ ни разу и не посетил. Это было бы некорректным по отношению к МП, которая считает эти приходы неканоническими. Вряд ли они посетят свои приходы и на этот раз. Налицо смена приоритетов. В последнее время из лексикона большинства зарубежных архиереев уже исчез термин «сергианство», и в качестве спорного вопроса в отношениях с МП они пока называют один лишь экуменизм. На самом деле спорных вопросов, связанных с объединением, много. Как делить кафедры и как быть с признанием некоторых запрещенных клириков? И главный вопрос: кому будет принадлежать собственность? Одно здание Синода в Нью-Йорке стоит сейчас десятки миллионов долларов.

Евгений Соколов, Монреаль


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru