Русская линия
ОВЦС МПСвятейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II (Ридигер)24.02.2004 

«Церковь молится о мире»
Интервью Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II журналу «Vip-premier» (Январь-февраль 2004 года)

— Последние полтора десятилетия, безусловно, войдут в историю России как годы религиозного возрождения, восстановления из руин православных храмов и святынь. Символом этого стало возрождение Храма Христа Спасителя. Можно ли назвать какие-либо суммарные величины восстановительных и строительных работ и каковы дальнейшие планы в этом направлении? Участвует ли государство в этом?

— Сегодня можно говорить о том, что в России возвращение православных храмов, монастырей, иных церковных зданий происходит в основном в контексте диалога и взаимопонимания со светской властью, хотя и на этом пути встречаются проблемы. Ныне только в Москве в непосредственном ведении Патриарха находится более 600 храмов и часовен (это почти в 15 раз больше, чем было до 1988 года), 4 мужских и 4 женских монастыря. В канонических пределах нашей Церкви (то есть не только в России, но и в других странах Содружества Независимых Государств и Балтии), а также в епархиях в дальнем зарубежье в 1988 году суммарно было менее 7 тысяч приходов и менее 20 монастырей, а сейчас приходов — около 23 тысяч, монастырей — около 640. Возросло и число церковных образовательных учреждений — сегодня это 5 Духовных академий, 33 Духовные семинарии, 44 Духовных училища. Кроме того, действует ряд православных богословских институтов, регентских и иконописных школ и отделений, а также церковно-приходские воскресные школы при подавляющем большинстве приходов.

Однако остаются и нерешенные вопросы, над которыми мы будет работать и в новом году: далеко не во всех имеющихся у нас храмах возобновлено богослужение — главным образом, из-за того, что церковные здания не освобождены прежними владельцами. Также существуют немалые трудности и в возвращении так называемых некультовых зданий — домов причта, епархиальных управлений, церковных школ, больниц, приютов. Иногда не всегда просто гармонизировать интересы Церкви и учреждений культуры, однако практически всегда мы приходим к взаимоприемлемому решению. Сегодня в России Церковь и государство стараются строить свои отношения на основе взаимного уважения и учета интересов друг друга, позитивного социального партнерства во благо людей.

— Наряду со строительством храмов возрождается и тяга к христианским знаниям. Насколько велик поток людей, получающих разного рода знания о вере при содействии Русской Православной Церкви?

— Действительно, многие наши соотечественники испытывают потребность в более глубоком постижении церковного вероучения. Многие молодые люди открыли для себя огромный благодатный мир святоотеческого наследия и богословской науки, который не только обогащает знаниями, но приближает человека к постижению вечных истин, помогает ему сознательно строить свою жизнь в согласии с заповедями Божиими. Если еще десять лет назад было достаточно ознакомить людей, впервые перешагнувших порог храма, с начатками веры, то сейчас очевидна потребность в том, чтобы поднять религиозное образование для мирян на качественно новый уровень. В качестве перспективных вариантов системного решения этой задачи видится налаживание 'горизонтальных' связей между духовными учебными заведениями и светскими вузами, введение обучения в последних по специальности 'Теология'.

Также весьма актуален вопрос и о преподавании Основ православной культуры в школе. Никто не станет отрицать того факта, становление исторического Российского государства, а также языка, культуры и самого духовно-психологического облика нашего народа неразрывно связано с Русским Православием. И если мы хотим, чтобы новые поколения чувствовали национально-историческое, духовное и культурное преемство с поколениями наших предков, изучение Основ православной культуры представляется совершенно естественным и необходимым. Сотни государственных школ по всей России уже накопили положительный опыт преподавания нового, но столь необходимого современной России предмета. Подчеркну, что Основы православной культуры — дисциплина не религиозного, а скорее культурологического плана. Абсолютное большинство родителей и педагогов приветствует преподавание этого предмета, и изучается он на строго добровольной основе.

— Подчас в печати высказывается мнение, что Православие становиться чуть ли не государственной религией или идеологией. Насколько верны такие представления о положении Русской Православной Церкви в многоконфессиональной России?

— По своей природе и по своему предназначению Церковь и государство несут в мире различные служения. Для Церкви главное — привести человека к вечному спасению. Людей же, облеченных светской властью, Священное Писание призывает использовать свою силу для ограничения зла и поддержки добра, в чем видится нравственный смысл существования государства.

Сегодня отношения нашей Церкви со светской властью являются отношениями взаимоуважительного партнерства и совместных трудов во благо личности, семьи, общества. Среди сфер соработничества Церкви и государства я отметил бы прежде всего миротворчество, укрепление духовно-нравственного здоровья личности и общества, воспитание детей и юношества, заботу об обездоленных и бездомных, духовное попечение о воинах, об узниках, поддержку национальной культуры: Светская власть нередко обращается к опыту Русского Православия при анализе и решении многих вопросов национального и международного масштаба.

— Начало ХХI века характерно поиском международного взаимодействия и согласия религиозных объединений и образований. Предпринимаются шаги по сближению России с Организацией исламских государств. Как обстоят дела в отношениях ведущих христианских Церквей, в том числе в отношениях Русской Православной Церкви, с церковными образованиями старого обряда и с Римско-католической Церковью?

— Наши отношения со Старообрядчеством можно назвать братскими и уважительными. Ведь, помимо единства догматов веры, нас сближает общее духовно-историческое наследие Древней Руси. Одной из областей нашего сотрудничества является изучение национальной церковной культуры, интерес к которой не ослабевает ни у представителей Русской Православной Церкви, ни у членов всех согласий и течений в Старообрядчестве.
Что касается наших отношений с Римско-католической Церковью, то, к сожалению, ситуация оставляет желать лучшего. Несмотря на все усилия с нашей стороны, Ватикан сохраняет приверженность своему курсу, взятому в отношении Русской Православной Церкви на рубеже 1980 -1990 годов. Этот курс можно охарактеризовать как игнорирование законных интересов Русской Церкви на ее собственной канонической территории и настойчивое привнесение в православно-католический диалог методов конкурентной борьбы, недопустимых в межхристианских связях. Мы категорически против этого.

И дело здесь вовсе не в неуверенности нашей Церкви в своих силах и в своем народе. Ибо хотя материальные возможности Московского Патриархата серьезно уступают финансовому потенциалу Ватикана, социологические оценки убедительно свидетельствуют об однозначном конфессиональном выборе наших соотечественников в пользу отеческой веры. Проблема здесь в другом: Русская Церковь принципиально не приемлет такое положение вещей, когда в официальных декларациях Православие именуют «Церковью-Сестрой», а на практике католические монашеские миссионерские ордена активно занимаются на территории России и других стран СНГ уловлением душ людей, принадлежащих к Православию по крещению, воспитанию, культуре, историческому преемству. Особенно цинично подобные действия выглядят в отношении маленьких обитателей сиротских домов или обездоленных голодных людей, оказавшихся на грани отчаяния.

Недружественные односторонние акции по учреждению католических епархий в России и Казахстане и провозглашение нашей страны 'церковной провинцией' Ватикана свидетельствуют о том, что руководство Римско-католической Церкви видит резерв восполнения своей истощающейся западноевропейской паствы именно там, где на протяжении более чем тысячи лет проповедь Евангелия велась Русской Православной Церковью. Не менее серьезная ситуация сохраняется и на Украине. Православные верующие в трех областях на западе страны: Львовской, Тернопольской и Ивано-Франковской, — годами находятся в положении гонимого и бесправного религиозного меньшинства, утесняемого греко-католиками в союзе с местными националистами. Духовная и административная экспансия Ватикана планомерно развивается и в этой точке постсоветского пространствана: уже обнародованы амбициозные планы униатов по созданию греко-католического «патриархата» с 'патриаршей' кафедрой в Киеве. Это означало бы создание в традиционно православных регионах Украины, сохраняющих сыновнюю верность Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, создание параллельной церковно-административной структуры, находящейся в юрисдикции Ватикана.

Русская Церковь — за открытый, конструктивный, нелицемерный братский диалог с руководством Римско-католической Церкви. И поэтому встреча Предстоятеля Русской Церкви с Папой Римским возможна только в том случае, если она станет естественным увенчанием реального процесса решения проблем, омрачающего в последние годы православно-католические отношения.

— В России, особенно в XIX и в начале XX веков, ярко выразили христианские идеи многие художники, создававшие в светской манере произведения на евангельские темы. Достаточно вспомнить полотна Ивана Крамского, Николая Ге, Ильи Репина, Михаила Врубеля, Михаила Нестерова, Виктора Васнецова. Не предполагает ли Русская Православная Церковь в новых условиях использовать талант художников, пишущих в светской манере, в целях лучшего раскрытия христианских ценностей?

— Естественна приверженность Церкви к традиции вообще, в том числе к великой иконописной традиции, освященной духовным подвигом русских изографов. При этом православные люди не отвергают и своих современников-живописцев, с верой и талантом прославляющих дела Божии, даже если их художественное мышление может показаться иногда непривычным. Однако следует четко отграничивать живопись на религиозные сюжеты от церковной иконописи. В светской живописи художник абсолютно свободен в выборе формы, стилистики, художественной техники и так далее, в иконописи же все определяет канон, который, по слову отца Павла Флоренского, является оселком, о который ломаются бездарности и на котором изостряются настоящие дарования. И если кто-то благословлен даром свидетельствовать о мире Божием новым художественным языком — да не заградятся его уста. Ибо, как писал И.А.Ильин, 'творить христианскую культуру возможно только в христианском духе и в христианском порядке; в порядке веры и сердца, свободы и творчества, совести и созерцания. Церковь ведет веру. Вера объемлет душу. Душа творит культуру'.

Литургическая и внехрамовая культуры всегда сосуществовали в древних христианских общинах, но никогда не смешивались. Безусловно, если какие-то формы светского искусства смогут помочь человеку приблизиться к пониманию духовных истин, то Церковь может только приветствовать это.

— На Юге России много лет не умолкает война. Содействует ли Московский Патриархат скорейшему установлению мира в этом многострадальном регионе?

— Мне не раз приходилось заявлять о том, что любое кровопролитие есть зло, ибо приносит гибель и страдания людям, зачастую ни в чем не повинным. Однако мы понимаем, что в нашем помраченном грехом мире худшие злодеяния подчас могут быть остановлены только ответным применением силы. Беззаконие, распространявшееся из Чечни по всей России, принесло немало бед мирным жителям.

Церковь молится о мире для всех людей, особенно для тех, кому выпало испить из горькой чаши войны. Во время ведения антитеррористической операции в Чечне Русская Православная Церковь неоднократно призывала бережно относиться к гражданскому населению, как можно скорее восстановить мир, закон и порядок.

Бесспорно, власть должна была остановить злоумышленников, сеявших в стране беззаконие, жестокость, страх и смерть. Не забудем о жертвах циничных террористических актов против мирных жителей по всей России, о заложниках и изгнанниках, обо всех, кто подверглись в Чечне унижениям, насилию и убиению.

— В результате распада СССР и экономического кризиса миллионы людей лишились работы, дети потеряли родителей. В каких объемах и направлениях ведет благотворительную работу Русская Православная Церковь? Как участвует она в борьбе с такими бедами нашего народа, как пьянство, наркомания, бродяжничество?

— Социальное служение Церкви далеко выходит за рамки простой благотворительности, хотя и она очень важна для нуждающихся в ней. К сожалению, сегодня миллионы наших соотечественников находятся за чертой бедности. Особенно страдают одинокие старики, тяжелобольные люди, инвалиды, беженцы, сироты, многодетные семьи, дети из неблагополучных семей. Русская Церковь, следуя исконной традиции христианства, проявляет деятельную заботу о тех, кто лишены самого необходимого для нормального существования.

Основная работа в этом направлении ведется епархиями, монастырями, приходами нашей Церкви, братствами и сестричествами, церковными благотворительными организациями и службами милосердия. Открываются детские приюты и богадельни, бесплатные столовые и ночлежные дома. Создаются патронажные службы. Доброй традицией стало проведение благотворительных Рождественских елок и Пасхальных праздников.

Например, в Москве при Свято-Димитриевском сестричестве с 1994 года действует приют для девочек, в котором для большинства детей впервые начались регулярные школьные занятия либо подготовка к школе. Девочек учат готовить, стирать, убирать в комнатах. Есть у них и регулярные музыкальные занятия. В Богоявленско-Анастасиином женском монастыре в Костроме также существует приют для девочек-сирот. Во Владивостокской епархии Марфо-Мариинская обитель милосердия несет попечение о детской краевой туберкулезной больнице, детском приемнике-распределителе, отделении брошенных младенцев в городской больнице, о других детских учреждениях и даже о воинской части. Священнослужители и сестры милосердия Ростовской епархии помогают раненым воинам в Окружном военном госпитале. В Москве, Минске, Санкт-Петербурге начата работа по оказанию помощи жертвам СПИДа. Таких примеров можно привести великое множество.

В Церкви немало добровольцев, которые, следуя заповеди Христовой, бескорыстно помогают попавшим в беду ближним. Но их служение может быть гораздо более эффективным, если церковным структурам, творящим дела милосердия, будет в полном объеме предоставлен специальный статус благотворительных организаций.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru