Русская линия
Le Figaro Дельфина Минуи10.09.2003 

Среди иракских шиитов разгорелась борьба за лидерство
После убийства аятоллы аль-Хакима прошло десять дней, и сегодня два влиятельных шиитских семейства соперничают за руководство общиной.

За несколько метров до мечети с позолоченным куполом, опутанной извилистыми переулками Неджефа, бормотание улемов в чалмах слышно все громче. В палатках, поставленных специально по случаю траурных церемоний, и за занавесками глинобитных домиков обсуждается один вопрос: кто станет преемником аятоллы аль-Хакима? Неделю спустя после его убийства место остается вакантным. «Это пост исключительный по своей стратегической важности», — отмечает старый аятолла Мухаммед Бахр аль-Улюм, близкий друг Мухаммеда Бакра аль-Хакима.

По мнению американского антрополога Уильяма Бимана, «мечеть имама Али — самая главная мечеть шиитского мира, так как в ней находится гробница двоюродного брата и зятя Пророка Мухаммеда». Поэтому «к тому, кто читает проповедь в этой мечети, особенно внимательно прислушиваются».

При баасистском режиме это место оставалось незанятым на протяжении десятилетий. Заклятые враги Саддама Хусейна, шииты (60% населения) были лишены возможности устраивать религиозные процессии и массовые сборища. «Мавзолей имама стал простым местом слежки, нашпигованным сотрудниками мухабарата (иракских спецслужб. — Прим. Le Figaro). — Мы не осмеливались даже разговаривать с иранскими паломниками, боясь, что нас обвинят в шпионаже в пользу Исламской Республики Иран и арестуют», — вспоминает один из сторожей мавзолея.
В марте 1991 года Республиканская гвардия даже стреляла по мечети: это было при подавлении шиитского восстания, во время которого погибли тысячи людей, а многие были вынуждены эмигрировать из страны.

Через несколько недель после свержения режима Саддама Хусейна в апреле этого года массы шиитов вышли на улицы Неджефа и Кербелы, чтобы отметить день ашура — 10 число месяца мухаррам, годовщину мученической смерти имама Хусейна — сына Али, убитого в 680 году войсками Омейядов. При бывшем режиме день повиновения был запрещен.
Очень быстро на стенах домов, на стеклах автомашин, на витринах лавочек портреты имама Али и великих шиитских аятолл появились на месте портретов бывшего диктатора. Хауза — религиозное училище Неджефа — приняла в свои стены многочисленных улемов, вернувшихся из эмиграции, и постепенно вернула себе былой статус «шиитского Ватикана», на время перешедший к иранскому священному городу Кум.

В мае аятолла Мухаммед Бакр аль-Хаким с триумфом возвращается в родную страну после 25 пребывания в эмиграции в Иране. Он становится новым имамом, руководящим пятничным молебном. К великому неудовольствию его молодого соперника Муктады ас-Садра. В 29 лет сын аятоллы Мухаммеда Садека ас-Садра, убитого в 1999 году людьми Саддама, сменил своего отца в качестве руководителя пятничного молебна в Куфе (в нескольких километрах от Неджефа), и его не обрадовало появление конкурента.
«Не каждый может выполнять функции предстоятеля на пятничном молебне в Неджефе. Этот пост требует известного авторитета, больших научных знаний и признания со стороны великих улемов», — отмечает шейх Хасан аз-Заргани, ставящий в упрек аятолле аль-Хакиму то, что он занял этот пост, ни с кем не посоветовавшись. Этот влиятельный религиозный деятель надеется, что преемник будет назначен после проведения совещания с участием всех членов Хаузы. «Имам пятничного молебна должен быть способен выступить перед крупнейшими богословами Ирака», — говорит он.
«Это битва между двумя крупными религиозными семьями — аль-Хакимов и ас-Садров», — отмечает Лулува ар-Рашид, эксперт International Crisis Group.
Для сторонников клана аль-Хакимов, в массе своей выходцев из иракского среднего класса, все ясно: пост должен занять один из родственников покойного аятоллы. Его брат Абдель Азиз аль-Хаким, только что унаследовавший пост лидера ВСИРИ (Высшего совета исламской революции в Ираке), сейчас слишком занят, чтобы принять эстафету. Он также входит в число 25 членов иракского Переходного правящего совета, только что назначивших первых членов послевоенного кабинета министров. Называют имя Мухаммеда Саида аль-Хакима, дяди покойного. Он является одним из четырех великих аятолл Неджефа, но, будучи весьма преклонного возраста, этот человек почти не выходит из дома. Уже думают о сыне и племяннике Мухаммеда Бакра аль-Хакима — «естественных» наследниках клана.

Однако сторонники ас-Садра рассуждают иначе. В их глазах семейство аль-Хакимов — не более чем группка интеллектуалов, вернувшихся из эмиграции и слишком занятых походами по книжным лавкам в поисках старых религиозных рукописей. Муктада ас-Садр опирается на бедных и обездоленных (мустадафин). «Еще его отец, чтобы быть ближе к народу, использовал иракский диалект вместо литературного арабского языка», — отмечает Лулува ар-Рашид.
В своих проповедях молодой Муктада призывает к созданию исламского государства и регулярно выступает с осуждением иностранной оккупации. Некоторые подозревают его в организации убийства Абдель Маджида аль-Хои — молодого священнослужителя, являвшегося союзником США и убитого 10 апреля, после своего возвращения из Лондона, перед мавзолеем имама Али. После падения режима по приказу Муктады был окружен дом великого аятоллы Систани (сторонника отделения политики от религии), потому что тот заявил, что мусульмане не должны оказывать сопротивления американским войскам.

Некоторые из сторонников Муктады ас-Садра уже начинают втихомолку мечтать о возвращении из эмиграции аятоллы Кязыми Хусейни Хаери — ультраконсерватора, обосновавшегося в священном городе Кум, чьим представителем провозгласил себя Муктада ас-Садр. «Аятолла Хаери — наш марджа (пример для подражания. — Прим. Le Figaro), единственная для нас авторитетная фигура. Для нас он является лидером всех священнослужителей», — говорит шейх Сайед Нама Алави, сторонник молодого ас-Садра. Во всяком случае, его приезд вполне мог бы сорвать планы коалиции, пытавшейся при помощи аятоллы аль-Хакима привлечь на свою сторону шиитскую общину или хотя бы ее часть.

По словам Насера Камеля Шадерджи, одного из 25 членов Переходного правящего совета, «аятолла аль-Хаким обладал политическим и религиозным опытом, необходимым для того, чтобы возглавлять пятничный молебен». Иначе говоря, его смерть открыла дорогу самым радикальным силам, которые до сих пор сдерживала фигура Мухаммеда Бакра аль-Хакима.

Муваффак ар-Рубаи, также являющийся членом правительственного совета, признает, что «сегодня в Неджефе идут очень острые дискуссии». Задача состоит в том, говорит он, чтобы «сохранить спокойствие среди шиитов и не допустить, чтобы дрязги между группировками раскололи нашу общину».

А пока обе группировки взяли в руки оружие, мотивируя это необходимостью защиты святых мест. Сформированные за границей «Бригады Бадра» аятоллы аль-Хакима патрулируют улицы Неджефа. Бойцы «Армии Махди», набранные Муктадой ас-Садром, также начали «помечать» свою территорию — якобы во имя поддержания порядка. Но в случае кризиса вооруженные группировки вполне могут быть использованы совсем в других целях.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru