Русская линия
Известия Ольга Тимофеева08.09.2003 

Уроки словесности
Россию захлестнула полуграмотность

8 сентября во всем мире отмечали Международный день грамотности. Первоначально основной идеей этого дня была борьба с безграмотностью. Казалось бы, к нашей стране эта проблема не имеет никакого отношения — в России читать и писать умеют практически все. Тем не менее даже в «самой читающей стране», по утверждению экспертов-лингвистов, неграмотно говорят не только рядовые россияне, но и известные политики, и даже телеведущие.

Вседозволенность ведет к полуграмотности

Казалось бы, в стране, где неграмотность ликвидировали еще при советской власти, а среднее образование стало обязательным для всех, нет никакого смысла отмечать Международный день грамотности. Однако, по словам председателя Общества любителей русской словесности Владимира Нерознака, Россию захлестнула полуграмотность.

— Эту дату можно считать предупреждением. Она носит символический гуманитарный характер и возникла не случайно: неграмотность — проблема не только слаборазвитых стран, но, как оказывается, и стран такой длительной гуманитарной и культурной традиции, как Россия, — говорит Владимир Нерознак. — Считается, что проблема ликвидации безграмотности была решена еще при советской власти. Сейчас идет некоторый регресс. Новое явление — проблема полуграмотности — захлестнуло Россию. Свобода слова и поступка, к сожалению, механически была перенесена и на язык — зеркало общества. А так как общество было разбалансировано, социально не обустроено, были нарушены морально-этические ценности, язык стал неуправляемым.

С Владимиром Нерознаком согласен и Михаил Горбаневский, доктор филологических наук, профессор Российского университета дружбы народов, председатель Гильдии лингвистов-экспертов по документационно-информационным спорам и один из авторов книги «Не говори шершавым языком». По мнению Горбаневского, язык засоряется из-за вседозволенности.

— От вседозволенности языковой журналистика перешла к вседозволенности тематической и этической, — убежден Горбаневский. — Позволю себе процитировать Маркса, которого я не люблю, но который говорил очень правильно: за 100 процентов прибыли капитал способен пойти на воровство, за 300 — готов продать собственную мать, и нет ни одного преступления, на которое не пошел бы капитал, если бы ему улыбалась прибыль в 400 процентов. Мы не можем говорить о русском языке вне связи с экономикой и социальной ситуацией в России. Общество глубоко больно, и эта болезнь, раковые метастазы, дошла и до нашей речи. Журналистика вступила в рыночную экономику еще до кооператоров, и вызвав из кувшина эту змею-кобру, оказалась укушенной ею. Сейчас у нас царит совершенный беспредел. Это меня действительно страшит, потому что слово печатное и звучащее превращается в грязь, мусор, который позорит и автора, и всю журналистику. У меня иногда складывается впечатление, что журналистику пора защищать от самих журналистов — в сфере языка и профессиональной этики.

Горе от ума

Засоряют русский язык в равной степени и малограмотные и необразованные люди, и те, кто считают себя интеллектуалами.

— Есть две стихии, которые разрушают язык, — считает Владимир Нерознак. — Первая — это внедрение лексики маргинальных слоев. К сожалению, современное состояние общества открыло шлюзы низам культуры — так называемой ненормативной лексике. Второй источник разрушения языка — неконтролируемое вторжение иноязычных слов. Например, фраза из газетной рецензии: «Фильм Роберта Скота имеет сиквелл в „Молчании ягнят“, его саспенс весьма удовлетворителен». Я думаю, автор не очень понимает, что такое сиквелл и что такое саспенс. А рядовой читатель этого не понимает в 99 процентах. Такого рода «грамотность», желание блеснуть эрудицией засоряют язык невероятно. Мы уделяем внимание и политикам, но с особенным пристрастием относимся к журналистам: будучи растиражированной миллионным тиражом, ошибка западает в подсознание человека. Я всегда говорю: будь осторожен, выбирая слово!

С безграмотностью российские филологи и лингвисты пытаются бороться. Но достаточно мягко, в рекомендательной форме.

— В 1992 году по инициативе Дмитрия Сергеевича Лихачева было возрождено Общество любителей русской словесности, которое очень активно занималось просветительской деятельностью, — рассказывает Михаил Горбаневский. — Будучи удрученными состоянием русского языка, мы решили заняться тем же. Но как организовать? И я придумал конкурс «Типун на язык». Я в то время в РУДН вел курс стилистики русского языка и культуры речи и предложил студентам делать мониторинг печатных и электронных СМИ. А наши преподаватели проверяли, действительно ли это нарушения языковых норм. Например, телеведущий Валерий Комиссаров в эфире передачи «Моя семья» произнес такую фразу: «Жизнь поставила перед Татьяной неразрешимый тупик». Здесь ошибка в сочетаемости слов. Некоторые использовали в печати бранную лексику: «Экспресс-газета», шапка материала обозревателя «Астероид из г…на»! «Неопознанный вонючий объект пробил крышу нового русского». Наш проект длился три года, каждый месяц мы присуждали свой «Типун на язык», и многие СМИ помогали нам публиковать список лауреатов. На меня очень обиделся Андрей Черкизов из «Эха Москвы» — он вообще позволял себе нецензурные ругательства в эфире. Что делать? Правда глаза ест!

Кроме того, хранители русского языка создали сайт «Грамота.Ру».

— Этот информационный портал, посвященный русской словесности, был учрежден Министерством печати, — говорит Владимир Нерознак. — В составе редакционного совета — крупнейшие специалисты по русскому языку. В портале выложен целый ряд словарей. Ежедневно его посещают более десяти тысяч человек. Кстати, очень активно пользуются порталом за рубежом: США, Германия, Израиль, республики ближнего зарубежья. Если набраться терпения и распечатать весь портал, получится книга в сто тысяч страниц — это 500 мегабайт информации.

Вне закона

Споры о том, надо ли регулировать языковые нормы и защищать русский язык с помощью закона, ведутся постоянно. И у противников, и у сторонников административного регулирования чистоты языка — достаточно весомые аргументы.

— Как член Совета по русскому языку при правительстве РФ, я участвовал в подготовке закона «О русском языке», против которого выступили многие писатели и политики, — рассказывает Владимир Нерознак. — Но то, что защищать язык нужно, показали даже слушания в Думе весной этого года — безумное действо, в котором участвовали и депутаты, и писатели, и эстрадные артисты. Они… жутко матерились! Бари Алибасов сказал, что он не знает другого языка, а Децл — что и детям не надо мешать ругаться матом. Я уже не говорю о некоторых депутатах, которые по полчаса выражались на трибуне. Некоторые считают, что язык — естественный организм, который не нуждается в регуляции. Но с другой стороны, со времен Ломоносова существует мнение, что необходимо держать руку на пульсе языка.

А Михаил Горбаневский убежден, что административным путем за чистоту языка бороться бесполезно.

— За чистоту языка и надо бороться, и не надо. Я очень боюсь лозунгов — все они от лукавого. И считаю, что административным путем эту проблему не решить. Но у меня есть готовый рецепт правительству: первое — реально повысить зарплату учителям-словесникам, которые за нищенский заработок не смогут привить ученикам любовь к русской речи. Дети в наших школах ненавидят русский язык, когда их заставляют зубрить суффикс -чик-/-щик-, писать сочинения на идиотские темы, когда русский язык вкладывают в прокрустово ложе единого государственного экзамена. Обратите внимание на то, что все просветительские проекты находят благодарного читателя. Тот же портал «Грамота.Ру».

Между тем во Франции действует закон Жака Тубона, который содержит в себе санкции против немотивированного использования англицизмов. Французы очень внимательно относятся к тому, что происходит в языке, и поддерживают образцовую речь, опираясь на классические традиции. Читать и писать умеют многие, но это не значит, что они вполне грамотны. Человек грамотный — тот, кто безупречно владеет языковой нормой. Еще Ломоносов установил три «штиля»: низкий, или «подлый», средний и высокий. Сейчас «подлый» стиль присутствует во всех ситуациях общения, начиная от межличностного и заканчивая официальным.

— В свое время на Гостелерадио, которым заведовал Сергей Лапин, работала служба консультантов дикторов и на специальной доске вывешивались ляпы, — рассказывает Горбаневский.- Так вот для диктора увидеть свой ляп вывешенным на доске считалось страшнее, чем вызов для идеологической накачки к Сергею Георгиевичу Лапину. Проводя иронический конкурс «Типун на язык», мы добивались того, чтобы некоторые журналисты, которые, к примеру, неправильно ставили ударения, стали чуть-чуть внимательнее относиться к своей речи.

Почему на телевидении говорят неграмотно?

Ольга БЕЛОВА, ведущая программы «Сегодня» на канале «НТВ»:

— Нужно чему-то учиться и как-то за собой следить не только в прямом эфире. Не лениться лишний раз заглянуть в словарь, проверить себя, как это правильно пишется и произносится, не рассчитывая на свои знания. Оговорки, конечно, случаются — все живые люди. У меня есть классический пример, как не надо шутить с русским языком: я весь день смеялась над словом «обострилась» ситуация, я его говорила «обострилась». В итоге в эфире я так и сказала: «Ситуация обострилась» — на что мне из аппаратной ответили: «И углубилась!» Моя бригада до сих пор смеется над этим. А посоветовать могу только одно: следить за тем, что говоришь, и почаще заглядывать в словарь.

Владимир АЛФЕРЬЕВ, доцент кафедры сценической речи Российской академии театрального искусства:

— Есть разная грамотность — грамотность письменного языка, интонационная, устной речи, стилистическая. Пишут-то они грамотно, но правильностью, а тем более выразительностью русской речи не владеют. Я уже более 30 лет занимаюсь выразительным словом, и надо сказать, что многие не ощущают разницы между речью письменной и устной. У письменной речи свои законы и принципы. Даже русские писатели не писали для того, чтобы их произведения читали вслух. Это совсем разные искусства: писать и произносить. То, что мы видим в большинстве случаев, — это озвучивание письменной речи: они просто произносят вслух слова, которые видят на телесуфлере. Перевода в разговорную речь, к сожалению, не ощущается. Раньше был дикторский отдел на радио и ТВ, которым руководил Кириллов, консультантом у них был Розенталь — родоначальник культуры речи на радио и ТВ. Не знаю, занимаются ли этим сейчас специально. Но раньше ведущие и дикторы на радио и ТВ — это была особая профессия. Сейчас профессия эта стала более демократичной. Послушайте, что творится на радиостанциях, это подзаборная речь! Речь вокзалов, рынков.

Владислав ФЛЯРКОВСКИЙ, ведущий программы «Новости культуры», канал «Культура»:

— Оговариваются часто и грамотные люди. Я, например, до сих пор с трудом произношу слово «кинематографисты», а оно встречается довольно часто. Эфир — это почти сцена театра, он должен безупречно выглядеть и безупречно звучать. Есть на ТВ железное правило: зритель не должен знать о наших проблемах — производственных и личных. Он рассчитывает на то, что в кадре все будет безупречно. И поэтому тексты должны быть отточены, это сложнее, чем в жизни. Любой человек, который получил высшее гуманитарное образование, работает над грамотой постоянно. Один совет: когда готовишься к выступлению, помни, что будешь произносить эту речь, а не предъявлять на бумаге. Не говори по писаному. Устная речь не должна быть похожа на письменную.

Светлана МАКАРОВА, специалист по культуре речи, доцент, консультант канала «Культура»:

— Все каналы и телеведущие отличаются и по уровню культуры языковой, и по профессионализму. Есть ведущие, которые позволяют себе шероховатость и неграмотность, но нельзя все валить в одну кучу: было хорошо, а стало плохо. На телевидении появляется много молодых, а я вообще за молодых. Им надо помогать, обязательно делать замечания. Люди, знающие себе цену, будут благодарны. Я сама пришла на ТВ в 1957 году и поэтому отношусь к нему трепетно и болезненно, но надеюсь, что все изменится к лучшему. Да, есть вещи, которые шокируют, но я не смотрю таких программ, не хочу видеть. А вообще-то, куда бы я ни пришла, ведущие боятся, спрашивают, как правильно сказать, — значит, хотят учиться. И им надо помогать.

На телевидении много ошибок из-за того, что с ведущих не требуют, их не наказывают. Одним словом — это непрофессионализм.

Анна БРУССЕР, педагог по речи на канале Ren-TV, педагог по речи Театрального училища имени Щукина:

— Безграмотность — это не только оговорки, это связано и с дикцией, и с логикой. Ошибки говорят о профессиональной принадлежности. Они вызваны нарушением правил логики речи. Я читаю с дикторами тексты, отсматриваю эфиры, делаю замечания по эфиру, обязательно делаем анализ. Я всегда говорю: вы же думаете, когда пишете? И когда говорите, тоже думайте, пожалуйста. К сожалению, озвучивание часто проходит на техническом уровне, тем более в новостях.

Анна ПАВЛОВА, ведущая новостей на канале Ren-TV:

— Я очень много работаю со словарями, даже если уверена в себе. Разумеется, есть своеобразная зарядка для артикуляционного аппарата. Я очень хорошо помню, когда только пришла на телевидение и работала в программе «Время», очень удивлялась тому, что Анна Николаевна Шатилова перед каждым выпуском садилась и проговаривала скороговорки, прочитывала тексты — каждый день, как спортсмену, диктору нужна разминка. По себе скажу, не всегда на это хватает времени, и поэтому, наверное, современные ведущие не всегда выглядят так идеально, как хотелось бы. Но мы стараемся!


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru