Русская линия
Итоги Юнна Чупринина18.08.2003 

«Венценосную семью» перезахоронили
Кредиторы потребовали вернуть деньги, потраченные на съемки фильма о последних Романовых

Отдел служебных приставов наложил арест на кинофильм «Романовы. Венценосная семья». Сообщение об этом поставило точку в короткой, но непростой истории жизни самой свежей на сегодняшний день картины Глеба Панфилова.
Идея снять фильм о последних днях царской семьи пришла режиссеру больше десяти лет назад, но только в 95-м ему удалось найти деньги на постановку. И деньги немаленькие: по информации «Итогов», бюджет картины составил 10,5 млн. долларов (сегодня, согласно имущественной экспертизе, проведенной в сентябре 2002 года, картина оценивается уже в 18,6 млн. долларов). Финансировали проект исключительно российские инвесторы. Госкино выделило 500 тысяч рублей плюс 100 тысяч на печать копии, остальное — Московский банк Сбербанка России, получивший в залог права киностудии на «создание и использование кинофильма».
Картину сняли. Именно она в 2000 году открывала Московский международный кинофестиваль. Но в дальнейшем судьба фильма не сложилась: несмотря на то что Россия выдвинула картину на «Оскар», «Романовы» не попали даже в номинацию. Да и в российском прокате лента собрала менее 500 тысяч долларов.
Естественно, о том, что панфиловская студия «Вера», снимавшая «Романовых», расплатится по кредиту, не могло быть и речи. Поэтому решение Московского арбитражного суда о взыскании со студии «Вера» в пользу Сбербанка России 292,6 млн. рублей ни для кого не явилось неожиданностью. «Это не арест, а цивилизованная, правильно оформленная передача прав, — сообщил Панфилов в беседе с „Кинопроцессом“. — Студия „Вера“ брала кредит на производство картины в Московском Сбербанке. Кредит был дан под очень высокие проценты, сумасшедшие. Я сейчас точно не берусь вам назвать цифру, но в среднем это 25 процентов. Продюсер рассчитывал на западный прокат. Но это не получилось, потому что Московский Сбербанк ликвидировали (в связи с реорганизацией в Сбербанке РФ. — „Итоги“) и нам на финише, когда уже шла печать копий, прервали кредит, который не был выбран до конца. Наш долг равнялся невыплаченной части кредита. Мы не могли платить за телефон, офис, зарплату… И самое главное, мы не могли продавать фильм на Запад. Нам подставили ножку. Был уже чужой банк, который к Московскому Сбербанку никакого отношения не имел. Тем не менее я считаю, что Сбербанк по праву владеет всеми правами на картину. Имеет право ее продавать, что, я думаю, они и сделают — есть покупатель».
Однако, как заявили нам в пресс-службе Сбербанка, «имущественные авторские права на фильм «Романовы. Венценосная семья» принадлежат ООО «Киностудия «Вера». Вопрос о передаче указанных прав Сбербанку России на сегодняшний день не обсуждается. В настоящее время ведется исполнительное производство, в рамках которого судебным приставом-исполнителем будет осуществлена реализация на публичных торгах имущественных прав на фильм».
Единственная возможность получить какой-то доход от «Романовых» на отечественном рынке — это продать ленту для демонстрации по телевидению. Брэнд «Панфилов» имеет хороший шанс получить за премьерный показ 25 тысяч долларов, а при известной сноровке продавца и больше. Возможно также, что масштабное панфиловское полотно решат перемонтировать под сериальный формат: полнометражный фильм превратят в четырехсерийный. Стоимость дальнейших, непремьерных показов может варьироваться. Демонстрация картины «средней руки» 70−80-х годов из мосфильмовских запасников обходится каналам в три тысячи долларов. Цена на такие хиты, как «Бриллиантовая рука» или «Служебный роман», доходит до 10 тысяч. Естественно, федеральные каналы при закупке могут руководствоваться не только экономическими, но и политическими соображениями. Так, по информации «Итогов», владельцы «Сибирского цирюльника» просили за право его показа миллион долларов. Но «Романовы» вряд ли покажутся телевизионщикам особо лакомым куском, способным повысить рейтинг канала и его общественный престиж.
Когда Глеб Панфилов говорит, что у картины «есть покупатель», он, безусловно, имеет в виду западный рынок. Если банк продаст картину, студия «Вера» может претендовать на определенный процент. Но даже если этого не случится, весь нынешний «романовгейт» — прецедент, констатирующий: сегодня в России уже возможны цивилизованные отношения между автором и кредитором. Такие, при которых наложение ареста не означает безвременной гибели картины.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru