Русская линия
Прочие периодические издания Я. Исаевич08.07.2002 

Князь и король Данила и его приемники

В истории украинского народа известны только два короля — Данила Романович и его внук Юрий Львович (Юрий I). Коронация Данилы — один из ярких эпизодов истории нашей государственности, свидетельство консолидации государства в чрезвычайно сложное и трудное для наших предков время.
Как известно, на протяжении ХII-ХIII вв. политическая ситуация на землях Украины неоднократно менялась. Первые четыре десятилетия XII в. многими историками рассматриваются как завершающий этап истории Киевской Руси. Начиная со второй трети XII в. (переломной датой принято считать 1132 год — дату смерти великого князя киевского Мстислава Владимировича, сына Владимира Мономаха), Киевская Русь уже не была объединенным государством. В сущности, государствами стали удельные княжества. Они имели свои войска, проводили самостоятельную политику как внутреннюю, так и внешнюю, заключали международные соглашения. В каждом из великих княжеств, образовавшихся на территориях, подчиненных ранее Киеву, утвердилась своя династия. Вместе с тем правители самых больших княжеств боролись за владение Киевом, что было не только престижно, но и давало реальные преимущества: Киев оставался крупнейшим экономическим и культурным центром, главное же — средоточием церковной администрации, поскольку тут находилась резиденция митрополитов. Тем не менее с 70-х годов XII в. князья, которые на пути к старшинству среди Рюриковичей завоевывали Киев, не всегда переносили туда свою резиденцию, а преимущественно оставались в собственных столицах. Поскольку Киев и его непосредственные окраины переходили из рук в руки, тут не смогла воцариться отдельная династия.
В первые десятилетия XIII в. в границах тогдашних украинских земель сформировались три региона. Во-первых, это Киевская и связанная с ней Переяславская земля, властители которых постоянно менялись, далее — Чернигово-Сиверщина, остававшаяся на протяжении этого времени во владении династии Ольговичей, и наконец — Галицко-Волынское княжество, образовавшееся в 1199 году, когда волынский князь Роман Мстиславович завладел также Галицким княжеством. Черниговские Ольговичи и галицко-волынские Романовичи вели между собой продолжительную борьбу за гегемонию. Главные эпизоды этой борьбы известны, но внутреннюю государственную политику можно более или менее подробно охарактеризовать только на примере Галицко-Волынского княжества, поскольку черниговские летописи тех лет не сохранились.
XIII столетие для ряда стран Европы во многом было переломным этапом в борьбе монархов за утверждение их власти и подчинение знати королевскому авторитету. Похожие процессы наблюдаются и в Черниговском и Галицко-Волынском княжествах. Романа Мстиславовича, который после объединения Галичины и Волыни закрепил свое влияние также и в Киеве, летопись называет великим князем, самодержцем всей Руси. Слово? самодержец? (буквальный перевод греческого слова? автократор?) употреблялось в отношении императоров Византии и выражало уровень личной власти князя.
Сыну Романа Даниле только после продолжительной борьбы удалось победить группировки галицких и перемышльских бояр, ориентировавшихся на поддержку Венгерского королевства. Только в 1237—1238 гг. Данила окончательно укрепился в Галиче. Волынь он оставил младшему брату Васильку, во всех важных делах действовавшему заодно с Данилой. В 1238 г. Данила разгромил тевтонских рыцарей Добжинского ордена, захвативших город Дорогычин, и взял в плен магистра ордена Бруна. По летописи, Данила накануне провозгласил: ?Не подобает держать нашу родину крыжевникам (крестоносцам)?. Незадолго до разрушения Киева Батыем Данила установил свою власть и в Киеве, где поручил управление тысяцкому Дмитрию, опытному и храброму воеводе, которому и пришлось руководить героической, но без надежды на успех, обороной города.
Столицей княжества Данила Романович выбрал свою новую резиденцию Холм, где построил оборонительные сооружения, церкви, заложил красивый парк. Летописец показывает планомерный, целенаправленный характер градостроительной деятельности Данилы и его брата Василька Романовича. По его приказу были сооружены города-замки Данилов, Кременец, Угровеск и другие. В города Данила приглашал? седельщиков, и лучников, и колчанщиков, и кузнецов железа, и меди, и серебра, и жизнь наполняла дворы вокруг замка, поля и села?. Эти слова в летописи приводятся при описании основания Холма, но они касаются и других новопостроенных городов. О высоком уровне архитектуры свидетельствуют палаты Данилы Галицкого в столичном Холме. Если другие светские здания той эпохи сохранились лишь на уровне фундаментов, то в этом случае обнаружена стена на высоте 3,3 м, выложенная из белого камня и местного холмского глауконитового песчаника зеленого цвета.
Стоит надеяться, что художественная отделка этого сооружения, уникального также и в европейском контексте, будет обнаружена в ходе дальнейших исследований.
Фортификационная и строительная деятельность Романовичей была очень своевременной. Преодолев упрямое сопротивление на линии укреплений вдоль Верхнего Тетерева, Горыни и Случи, Батый в начале 1241 г. двинулся на Волынь. Как отмечает летописец, Батый, увидев, что не сможет взять Кременец и Данилов, отступил от них. По-видимому, героическая оборона этих хорошо укрепленных крепостей привела к тому, что орда решила не задерживать свой поход к главному городу Волыни — Владимиру. Борьба за владимирский детинец была кровавой. Дружинники и вооруженные горожане сражались до конца, до последнего воина. Бастионами сопротивления стали каменные церкви, которые после отхода орды были заполнены трупами. Так же самоотверженно, как свидетельствуют археологические источники, защищались Звенигород, другие города и замки. Данила, в то время возвращавшийся из Венгрии, остановился в Синевидском монастыре (современный Сколивский район Львовской области); тут он узнал о нашествии и вынужден был вернуться в Венгрию, ?ибо мало с ним было дружины?. Вероятно, путь орды проходил из Прикарпатья на Верецкий и через Буковину на Роднянский перевалы. Когда в Венгрии стало известно о приближении орд Батыя, был послан палатин Григорий с поручением перекрыть карпатские? ворота?. Но он сдал их без сопротивления. Не задерживаясь в Карпатах, орды Батыя двинулись в Венгрию, где объединились с другой частью орды, возвращавшейся из Польши и Чехии.
Но Галицко-Волынская земля пострадала значительно меньше, чем восточные княжества. Это позволило сразу же после отхода ордынцев начать не только восстановление разрушенных городов, но и сооружение новых. В частности, были не только возведены мощные укрепления Холма, но и построен Львов, названный в честь старшего сына Данилы — Льва. В то же время приходилось продолжать борьбу с непокорными боярами, делавшими ставку на Ростислава Михайловича черниговского и его союзников.
В 1245 г. войско Данилы Галицкого одержало блестящую победу в битве с войском венгерского короля и его союзниками вблизи города Ярослава над Сяном. Ярославская битва, в которой Данила подтвердил свою славу храброго и способного полководца, надолго остановила агрессию Венгерского королевства к северу от Карпат. Около 1250 г. между Данилой и венгерским королем Белой IV установились дружеские отношения, закрепленные браком сына Данилы Льва с дочерью Белы Констанцией.
Правда, попытка организовать достаточно сильный союз против ордынцев не удалась. Будучи не в состоянии оказывать надежное сопротивление их превосходящим силам, Данила был вынужден отправиться на переговоры к хану Золотой Орды Батыю в его недавно основанную столицу Сарай-Бату (вблизи устья Волги). Хан принял Данилу с почестями, но современники понимали, что эта поездка означала признание зависимости от орды. Дальнейшая деятельность Данилы подтверждает, что он согласился подчиниться орде лишь для того, чтобы получить передышку и собрать силы для решающей борьбы. Именно с этой целью были сооружены несколько укрепленных городов, которые должны были стать защитой? против безбожных татар?. Постепенно и осторожно Данила снова начинает искать союзников для борьбы с ордынцами. В 1254—1255 гг. войска Данилы, его брата Василька и сына Льва заняли города, которые отдали татарам (Болоховские города в районе Случи и Тетерева), а отряды хана Куремсы, перешедшие в контрнаступление, вытеснили в их кочевья. Но после прихода в 1258 г. огромного войска Бурундая Данила и Василько были вынуждены разобрать укрепления самых больших крепостей, чтобы доказать, что они подчинились орде. Только столичный Холм не покорился и сохранил свои фортификации.
Данила проводил активную внешнюю политику. После смерти последнего австрийского герцога из династии Бабенбергов сын Данилы Роман заключил брак с Гертрудой Бабенберг и с помощью венгерского короля попробовал занять герцогский престол Австрии. Эта попытка была неудачной (в результате продолжительной борьбы тут с 1282 г. утвердилась династия Габсбургов).
Международному авторитету Данилы способствовало увенчание его в 1253 г. королевской короной, полученной от папы Иннокентия IV. Местом коронации он выбрал Дорогычин на Подляшье, чтобы подчеркнуть свои права на город, в котором в свое время разгромил тевтонских рыцарей. Западноевропейские хроники называли Галицко-Волынское княжество королевством еще задолго до дорогычинской коронации, поэтому, высылая в подарок Даниле корону, Папа учитывал реальные факты. Отношения холмского двора с Римом носили преимущественно политический характер, но Папа не смог тогда оказать реальную помощь в борьбе против орды, поэтому отношения Данилы с Римом не стали прочным союзом. Но коронация безоговорочно свидетельствовала об ориентации Данилы на союз со странами тогдашней Западной и Центральной Европы. В контексте этой ориентации развивались и его отношения с польскими князьями.
Как отмечалось, консолидация Галицко-Волынского государства происходила в ходе борьбы с внешними врагами, а также путем преодоления сепаратизма боярских родов. Внешняя угроза со стороны золотоордынцев способствовала определенному объединению всех политических сил Галицко-Волынского государства вокруг ее властителей. Непосредственно Данила Галицкий правил в Холме и Галиче, а его брат Василько Романович на Волыни, тем не менее во всех важнейших вопросах они действовали сообща, и Василько признавал авторитет старшего брата. Поэтому существование отдельного княжества на Волыни не нарушало единство Галицко-Волынского государства. После смерти Данилы Романовича (1264) его княжество было разделено между его сыновьями и Владимиром — сыном Василька Романовича. Конфликты и своеобразное состязание между ними не приобретало угрожающей формы. Поскольку имя князя Льва Даниловича (Льва I) ассоциировалось с названием города Львова, память о нем осталась особенно стойкой. Более поздние ссылки на грамоты князя Льва для подтверждения земельных владений церкви и отдельных землевладельцев свидетельствуют о том, что осознание собственных государственных традиций сохранялось и после утраты независимости.
В начале XIV в. Галицко-Волынское государство снова объединилось под властью одного князя — Юрия Львовича (Юрия I). О далеко идущих планах этого властителя свидетельствует то, что он добился у константинопольской патриархии разрешения основать отдельную Галицкую митрополию, которая стала символом государственного суверенитета княжества, способствовала упрочению его реальной независимости. До той поры митрополия на Руси была только в Киеве. Не случайно именно Юрий Львович принял королевский титул и стал называть себя? королем Руси, князем Лодомирии?. Поскольку Лодомирия — это Владимирия, то есть Волынь, историческим центром которой был город Владимир, то вполне очевидно, что в его понимании Русским королевством была Галицкая земля.
Галицко-Волынское княжество проводило самостоятельную внешнюю политику, поддерживало отношения с Польшей, Венгрией, княжествами Германии, а также с Литвой, Тевтонским орденом. Об активности международных контактов говорят международные брачные связи династии Романовичей — галицкой ветви Мономаховичей. О характере межгосударственной переписки дают представление письма галицко-волынских князей к большим магистрам Тевтонского ордена, сохранившиеся до наших дней.
Киевское Правобережье почти до конца XIII в. находилось в сфере влияния Галицко-Волынского государства. Так, упомянутый в 1289 г. поросский князь Юрий был вассалом волынских князей Владимира Васильковича и Мстислава Даниловича.
Вообще Галицко-Волынское государство эпохи Данилы Галицкого, его сыновей и внуков претендовало на роль продолжателя традиций древнего Киева. Об этом говорит структура летописного свода, в составе которого до нас дошла Галицко-Волынская летопись. Этот свод (представленный такими летописными кодексами, как Ипатьевский, Хлебниковский, Погодинский, Летопись Марка Бундура и Ермолаевский), состоит из Начальной Киевской летописи (?Повести временных лет?), Киевской летописи XII в. и, наконец, — Галицко-Волынской летописи. Таким образом, кодексы этого типа принципиально отличаются от северорусских (российских) типа Лаврентьевского, где после? Повести временных лет? идут летописи о Владимиро-Суздальской земле.
Уже говорилось о королевском титуле Данилы Галицкого и его внука Юрия Львовича. Юрий II Тройденович в последнем из известных его документов выступает как? князь Русского королевства?. Название? королевство? говорит о стремлении властителей подчеркнуть, что речь шла о государстве с такими же суверенными правами, как и у европейских королевств.
Тот факт, что Галицко-Волынское княжество функционировало фактически как самостоятельное государство еще более ста лет после монголо-татарского нашествия, имел важное значение для сохранения и дальнейшего развития традиционной культуры, что, в свою очередь, было залогом этнической консолидации украинцев.
Исследования, посвященные истории Галицко-Волынского княжества, в частности эпохе его расцвета во время правления князя и короля Данилы Романовича, проводит Институт украиноведения им. И. Крипьякевича Национальной академии наук Украины с момента его основания. Был, в частности, издан, уже посмертно, труд директора института академика Ивана Крипьякевича? Галицько-Волинське княз¦вство?, новаторские исследования Антона Генсёрского, посвященные языку и идеологической направленности Галицко-Волынской летописи. Археологи института планомерно исследуют археологические памятники эпохи Галицко-Волынского княжества в пределах Украины. Исследования на территории Польши ведут польские археологи. Дальнейшему углублению знаний о короле Даниле будет способствовать Международная научная конференция к 800-летию со дня рождения Данилы Галицкого, прошедшая во Львове и в Олешском замке 26 и 28 октября 2001 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru