Русская линия
НГ-Религии К. Каневский07.07.2002 

Угроза государственного клерикализма
Нужно ли России Министерство по делам вероисповеданий?

В последнее время в связи с дискуссией о формировании концепции государственно-церковных отношений и ее реализации на практике актуальным стал вопрос о необходимости формирования уполномоченного государственного органа по делам религии. Многие исследователи отмечают, что без его создания самая оптимальная концепция государственно-церковных отношений не может быть реализована.
Основной аргумент в пользу приведенного тезиса состоит в том, что без создания единой системы органов на всех уровнях, в том числе федеральном и региональном, в рамках которой деятельность нижестоящих органов координируется вышестоящими, единая политика государства в религиозной сфере не может быть проведена должным образом. Как правило, этот тезис базируется на признании необходимости приоритетного сотрудничества с традиционными религиозными организациями и определенного ограничения активности новых религиозных объединений. По мнению большинства сторонников создания специализированного органа по делам религии, именно эта цель должна быть заложена в концепции государственно-церковных отношений и достигаться на практике в деятельности уполномоченного государственного органа по делам религии.
Идеологическая предпосылка для этого — особое значение религии в жизни общества. Действительно, религиозная подсистема общества имеет свою специфику, так как особенности религиозного мировоззрения и роли религиозных организаций в обществе существенно выделяют ее в структуре социальных отношений. Основные конфессии внесли значительный вклад в формирование традиций и культуры нашего государства и проживающих на его территории народов. Из этого бесспорного утверждения делают вывод, что государство призвано защищать традиционные религии как составную часть культурного наследия и традиций общества.
Вместе с тем данные положения имеют общий теоретический и, применительно к ситуации в России, идеологически и политически ангажированный характер. Они должны оцениваться в каждой стране с учетом конкретной социальной и политической ситуации. Поэтому предложение о создании уполномоченного органа по делам религии следует детально рассмотреть по нескольким критериям — возможности реализации единой политики без создания единого органа в соответствующей сфере общественных отношений, наличия достаточных функций для создания отдельного государственного органа и допустимость создания специального органа по делам религии в светском государстве.
Как было отмечено выше, среди специалистов достаточно широко распространено мнение, что для реализации политики государства в религиозной сфере следует создать специальный орган по делам религии. При этом забывают, что для проведения последовательной целенаправленной политики всегда необходима соответствующая политическая воля, без которой любые самые решительные на первый взгляд меры не дадут никакого эффекта. Очередная реорганизация федеральных органов исполнительной власти без принятия целостной концепции государственной политики в соответствующей сфере общественных отношений и твердой решимости не только высшего, но и среднего управленческого звена приведет только к дополнительным финансовым затратам и к серьезным проблемам в реформируемых ведомствах.
Поэтому с этой точки зрения обсуждать вопрос о целесообразности создания органа по делам религии можно не раньше достижения согласия научного сообщества и заинтересованных государственных органов как минимум по основным моментам концепции государственно-церковных отношений. Серьезно определять возможные структуру, задачи и функции соответствующего органа следует только на основании утвержденной в установленном порядке концепции государственно-церковных отношений или одновременно с ее утверждением.
Власть и общество в России еще не готовы к формированию общенациональной концепции государственно-церковных отношений, позволяющей определить долгосрочные перспективы их развития. Ряд федеральных органов (Минобразования России, МВД России, МО России) тесно сотрудничают с РПЦ, часто нарушая принцип светского государства.
В системе Минюста России тоже в общем поддерживается курс на приоритетное сотрудничество государства с традиционными конфессиями. Вместе с тем, судя по подготовленной Управлением Минюста по г. Москва концепции и заявлениям и публикациям чиновников, позиции федерального и московского органов юстиции существенно расходятся. Нет единства политических сил и граждан. При поддержке значительной частью политиков и населения дальнейшего сближения государства и Церкви, растет осознание опасности клерикализма в обществе.
Перед созданием специального органа по делам религии также надо решить простой вопрос — есть ли необходимый набор функций государства, оправдывающий такой шаг, и в случае наличия таковых целесообразно ли их закрепить за рядом государственных органов. При сепарационной модели государственно-церковных отношений можно выделить максимум четыре функции государства в религиозной сфере:
— правовое регулирование создания, деятельности и ликвидации религиозных объединений,
— регистрация религиозных объединений, контроль за соблюдением ими законодательства;
— защита прав верующих и их объединений;
— контроль за соблюдением принципа отделения Церкви от государства во всех сферах.
Очевидно, что при таком понимании светского характера государства никакого специального органа по делам религии не надо создавать.
Кооперационная модель взаимоотношений государства с религиозными объединениями в светском государстве предполагает сотрудничество государства и ряда религиозных объединений, однако оно вполне может осуществляться каждым государственным органом в подведомственной ему сфере. Обладая наиболее полной информацией о соответствующей сфере общественных отношений и имея реальные рычаги влияния на нее, специализированные органы могут оптимальным образом сотрудничать с избранными конфессиями. Координировать сотрудничество на соответствующей территории вполне по силам консультативным советам (комиссиям и т. п.) при исполнительных органах общей компетенции и Минюсту России, на который возложены функции по регистрации религиозных объединений и контроля за соблюдением ими законодательства Российской Федерации.
Необходимость создания специального органа по делам религии возникнет, если государство пойдет на серьезную клерикализацию всего общества и политики, превращения религии в политическую силу, отказ от свободы совести и построения светского государства. В таком случае этот орган будет координировать сотрудничество с избранными конфессиями во всех сферах жизни общества. Однако его создание неизбежно приведет к ряду негативных последствий.
Во-первых, он может стать инструментом контроля государства за деятельностью религиозных объединений и использования религии в политических целях. В связи с этим РПЦ выступает против создания государственного органа по делам религии, хотя потенциально именно РПЦ получит наибольшие выгоды от политики протекционизма государства традиционным конфессиям.
Во-вторых, велика опасность превращения государственного органа по делам религии в подобие «Министерства Добра и Зла», созданного талибами с целью контроля за соблюдением норм шариата. Думается, что не надо доказывать недопустимость подобного органа в демократическом светском государстве, каковым по Конституции является Россия.
В-третьих, само формирование специального органа по делам религии нарушает принцип свободы совести, так как среди других форм реализации права на свободу совести право граждан исповедовать религию будет реализовываться особым образом. Религия как форма мировоззрения — одна из сторон реализации права граждан на свободу совести — выделяется государством особо, хотя по действующему законодательству Российской Федерации религия, атеизм и светский гуманизм равноправны. Сложившаяся в стране ситуация позволяет говорить о фактическом привилегированном статусе религиозной формы мировоззрения в России. Закреплять это на институциональном уровне вряд ли оправданно, пока не отменена в России свобода совести.
Таким образом, создание специального органа по делам религии в России не только несвоевременно, но и повлечет негативные последствия, в том числе дальнейшую клерикализацию общества и государства. При желании высшей политической власти в России в рамках действующих законодательства Российской Федерации и системы федеральных органов исполнительной власти без превращения России в клерикальное государство есть все возможности переломить негативные тенденции в религиозной сфере. Условие достижения этой цели — прежде всего реальная работа уполномоченных государственных органов и их должностных лиц и развитие институтов гражданского общества.
Принятие концепции государственно-церковных отношений и создание специального органа по делам религии, напротив, в лучшем случае без соответствующей политической воли могут превратиться в очередную кампанию и пиаровскую акцию, а в худшем — привести к отказу от принципа светского государства.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru