Русская линия
Завтра А. Яковенко04.07.2002 

На земле святого князя

Сейчас все чаще и чаще наши взоры вновь обращаются к тому месту, кое послужило когда-то колыбелью Владимиро-Суздальской Руси и где не раз испрашивал затем благословения на ратные подвиги сам Александр Невский.
Наш святой благоверный князь и воитель… мощи которого еще долго почивали тут же, во Владимире, в стенах древнего Рождественского монастыря. Пока Петр I не дерзнул притронуться к этому священному месту и не перенес их в свою столицу. В ХХ веке оставшуюся на месте захоронения Александра Невского церковь тоже не пощадили во время богоборческого разгула. Она была взорвана располагавшимися тут же на территории монастыря чекистами из НКВД в 1932 году. И когда ее теперь вновь начали восстанавливать, то что же мы сподобились узреть?
А узрели мы то, что на этом святом месте по-прежнему свершаются кощунства. Вначале некий невесть откуда взявшийся инженер-строитель в рясе попытался соорудить тут нечто вроде чуждой громоздкой башни, коя не имела ничего общего с обликом прежнего древнего храма.
Когда же ему не позволили этого местные реставраторы и прихожане, то сей «радетель» о. Иннокентий начинает изыскивать другие способы осквернения святого места.
Во время археологических раскопок в основании храма были обнаружены древние захоронения с останками первых насельников. И каково было недоумение и скорбь владимирцев, когда эти уникальные находки были поспешно изъяты, свалены в кучу, а затем и залиты бетоном в одной из вырытых здесь же для чего-то глубоких ямин.
Да и как после всего этого можно назвать новоиспеченного епархиального секретаря Иннокентия? Того самого, переквалифицировавшегося из инженера-строителя в священники. Ведь где-нибудь, скажем, в Италии, при таких же раскопках оберегают каждый метр исследуемой земли. А сверху делают даже стеклянный настил, чтобы можно было показывать все это! Но тут не то, что интерес к своим древностям, а прямо какое-то глумление над всеми нашими бесценными национальными святынями.
И благо хоть, по словам руководителя раскопок Глазова, удалось все-таки до того, как было так же залито бетоном и само место упокоения Александра Невского, все-таки успеть достать и перенести краешек его чудом уцелевшего гроба.
А взятую из музея в 1992 году каменную гробницу XII века (в ней лежала переданная митрополитом Иоанном Ладожским в утешение всем владимирцам и паломникам частица мощей Александра Невского) тоже перенесли. Вначале поближе к выходу, а затем и совсем удалили в темный отгороженный придел.
И вот уже епархиальные здания сдают под различные офисы, где висит реклама с губной помадой и прочими броскими красочными атрибутами «века сего». А Боголюбовскому монастырю почему-то никак не желают вернуть законные здания. И среди них не только стоящий вблизи величайший памятник архитектуры — храм Покрова на Нерли, или увезенный из монастыря неизвестно куда белый каменный крест вместе с несколькими древними иконами, но и находящееся в самом монастыре место убиения основателя всей этой обители князя Андрея Боголюбского. Потому как здесь тоже наложен запрет по какой-то причине, так что оно периодически огораживается даже предупредительными межевыми колышками с жердями.
А в Суздале вообще, с той же легкой потворствующей руки епархиального начальства, все отдано… И там, где еще теплится живой голос истории и по какой-то чудесной непрекращающейся молитве стоят, как прежде, уцелевшие храмы, также бесцеремонно и нагло попирается наша Православна вера. Скажем, в Покровском монастыре даже встроена целая улочка «а'ля Русь…» из гостевых рубленых домиков, крылечек и незатейливых узорчатых оконцев. И там спокойно разгуливают в шортах богатые иностранные туристы, а на ночь снимают номера любители более веселых действ… Тем паче, что к их услугам здесь же, в одной из монастырских церквей, располагается ресторан.
И уж как бы в завершение всего — просто невероятное! В Цареконстантиновском храме докатились до такой неслыханной мерзости, что превратили в предмет купли-продажи даже частицы мощей Ефросиньи Суздальской.
Той самой благоверной княгини, молитвами которой некогда был спасен от хана Батыя Ризоположенческий монастырь, и отец которой — не кто иной, как великий князь Михаил Черниговский, отказавшийся в Орде переступить через поганый нечестивый огонь и тут уже преданный за это страшной мучительной смерти…
— Этот Иннокентий что еврей крещеный, — не выдерживали в разговоре со мной многие прихожане и монашествующие.- Во всех бухгалтериях с кассами посадил своих людей! А владыку Евлогиятоже окрутили со всех сторон и творят тут все, что им вздумается.
Стоило только наиболее ревностным местным иереям коснуться этого вопроса и выступить против насаждаемого международными иудейскими центрами ИНН (этого явно чуждого нам антихристианского учета и контроля над всеми людьми), как сразу же последовала расправа над ними. И вот уже в приемной владыки Евлогия срывают с наместника Боголюбовского монастыря архимандрита Петра крест и облачения. Но, вроде бы как убоявшись авторитета сего святителя и зная его твердый несговорчивый характер, следом вновь призывают к себе и возвращают ему все его церковные регалии. Но сам факт подобного отношения разве не говорит об отнюдь не простых и опасных «играх» в стенах епархии?
И в подтверждение этому совсем недавно произошла другая расправа, теперь уже с настоятелем Рождественского монастыря Юстинианом. А ведь когда девять лет назад архимандрит Юстиниан, оставив место настоятеля Успенского кафедрального собора, преступил порог сей особенно чтимой всеми обители, то прежде всего решил воскресить это святое место. И посему стал печься не только о мелких текущих делах, но и отыскивать и поднимать все наше наиболее важное духовное прошлое.
По его инициативе впервые за 130 лет были переизданы книга К.Н.Тихомирова «История Богородице-Рождественского монастыря», «Богородице-Рождественский Патерик» (сборник сказаний о святых угодниках Божиих и подвижниках, вся жизнь и подвиги которых связаны с этой святой обителью), акафист Александру Невскому и молитвословие, где говорилось о жизни святого и всех его победах над католическими крестоносцами. Восстанавливалась с особым тщанием и некогда славившаяся редкими старопечатными книгами разоренная библиотека.
Поэтому многие считали отца Юстиниана настоящим духовным лидером всей Владимирской епархии. И несмотря на то, что ему постоянно мешали и забирали самых лучших, смиренных монахов, все службы, тем не менее, шли ежедневно, неопустительно и без сокращений. Он, как никто другой, понимал и чувствовал всю значимость этого доверенного ему заветного поприща в наше такое нелегкое смутное время.
— Россия не одна, — выпрямляясь и загораясь от какого-то особого внутреннего света, подчеркивал он всякий раз.- У нее есть великий заступник, который и на сей раз поможет избавить ее от всяких видимых и невидимых ворогов.
И не случайно вдобавок ко всему тут произошло самое первое обретение мощей Александра Невского. Когда, как раз в день начала Куликовской битвы, явились сюда два старца. Словно для того, чтобы призвать его из гроба и идти помогать другому великому сроднику своему — князю Димитрию! А затем уже, в царствование Иоанна Грозного, было вторичное прославление князя. Известно также, что во времена похода на Казань царь прикладывался к его мощам и горячо взывал о помощи в своей будущей победе.
Но вдруг как гром среди ясного неба… всех удивила и потрясла последняя новость! Отцу Юстиниану будто не смогли простить всего этого слишком истового порыва к своему прошлому. Разжаловали, лишили служб и, доведя до больничной койки, попытались затем сослать в самый глухой медвежий угол. Пока уж в конце концов, по милости Божией, ему не было дано временное прибежище в более людном селении Костерево.
При храме Воздвижения Креста Господня, в небольшой приходской сторожке, и куда сразу же потянулись его верные многочисленные чада.
Кто за советом, кто на исповедь… И хотя хорошо знали, что церковные власти не любят, когда простые миряне вмешиваются в их дела, но тут все-таки не удержались и отправили письмо на имя Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II.
Но попадет ли оно ему в руки? Или будет перехвачено и запрятано от глаз его куда-нибудь подальше покровителями того же главного вершителя всех дел тут — священника-бюрократа о. Иннокентия? А если уж и попадет по назначению, то сможет ли как-то защитить столь уважаемого пастыря, а затем и вызвать необходимую точную оценку всему происходящему здесь? Ведь Владимиро-Суздальская Земля, как мы уже говорили в самом начале, — особое место! Здесь начиналась наша великая держава… И это место находится под благодатным покровом матери Божией! Под покровом избравшей всю эту землю еще при Андрее Боголюбском в удел Царицы Небесной… Это наше святое!
Так не настала ли пора на новом историческом витке начать освобождение русской земли именно отсюда?
Мы должны, наконец, очнуться, и перед угрозой полного закабаления еще раз уразуметь, что нынешний наш враг совсем не похож на всех прежних. Это коварный, сокрытый аспид, который уже вполз в наши души, разъедает их и никак не может насытиться. Единственное, чего ему еще не удается окончательно одолеть, — дух тех, кто жил когда-то до нас на этой святой земле и из века в век возжигал неугасимый спасительный огнь.
Но среди целого сонма святых, князей и многих других здешних воителей все-таки главным по-прежнему остается великий благоверный князь Александр Невский. И мы должны всегда помнить, чьи мы наследники и имеем ли право отдавать сей наш самый главный последний рубеж! Ибо только тут еще можем по-настоящему припасть на коленях ко всем его пажитям, пропитаться единым очищающим духом, и тогда уж действительно вновь, подобно Георгию Победоносцу, пронзить самую главу всего этого сатанинского чужеродного змия.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru