Русская линия
Завтра А. Кассиров04.07.2002 

Наши казаки!..

Не так уж много в мире творческих коллективов, исчисляющих свою историю в течение почти двух веков. Его летоисчисление начинается с 1810 года, когда просветитель Кубани, протоиерей Черноморского казачьего войска К. Россинский, обратился в канцелярию атамана Ф. Бурсака с прошением о создании Войскового певческого хора.
Это было тяжелое время. Вся просвещенная часть общества обратила взоры на Запад. Говорила, читала, даже думала по-французски. Русское национальное изгонялось или было предметом насмешки. В любой области ценность определялась сравнением с французским, итальянским — словом с западным. Именно в это тяжелейшее время был создан Войсковой певческий хор, скорее всего, в противовес культурному разоружению и национальному обезличивания. Сдача культурной сферы неотвратимо привела и к изменениям военно-политическим. У Наполеона под ружьем было 1,1 млн. человек, в России — 270 тысяч, причем непосредственно против Наполеона 150 тысяч. Население Франции и России в то время было 45 и 30 миллионов соответственно. И тогда бытовало мнение, выраженное в письме Растопчина царю: «Ваша империя имеет двух могущественных защитников в ее обширности и климате… Русский император всегда будет грозен в Москве, страшен в Казани и непобедим в Тобольске». Но расстояние и даже климат не способны ни защитить, ни изгнать. Самое страшное были рознь и уныние. Требовалось проявление сознательного духовного единения, торжественного и радостного чувства общей принадлежности к великому делу справедливости и истины, которое выше и больше отдельной судьбы. Именно сознательное духовное единение казаков было исходным строительным материалом в слиянии в одном крепнущем с каждым днем чувстве, что надо защищать Россию ценой любых жертв, спасать ее от нашествия.
В песнях, прозвучавших со сцены Государственного Концертного зала имени П. И. Чайковского 10−11 октября 2001 года, удивительно слились звуки из походных и бытовых песен, записанных в разных станицах истории казаков простертой в несколько тысячелетий и современные казачьи песни, музыку к которым написал художественный руководитель Кубанского казачьего хора В. Захарченко. Музыка, смею отметить, выдающегося художественного достоинства.
Кому доводилось видеть блеск глаз искренне верующих людей в церкви, поймет атмосферу зала в этот вечер. Может, в продолжение традиций участия хора в литургических храмовых службах, а может, не в суетном спокойном отрицании экстремизма телесного начала, утратившего свое истинное назначение, — служить вместилищем и орудием высших духовных энергий, звуки неимоверной исторической глубины, всей полнотой всеобъемлющего звучания остудили гордыню, осветили душу, включили слух, понимание близости и приобщения к высокому.
Песня за песней: строевые. шуточные, лирические, сменяя друг друга, еще и еще раз захватили зрительный зал. Восприятие незнакомой, услышанной первый раз песни — особенный процесс для каждого человека, а здесь, в зале, громада народа, стоявшего где только можно расположиться, слилась в одном, крепнувшем с каждой песней чувстве. Мы — единый народ, мы — живы. Это не была отдельная вспышка. Волна все время нарастала.
Первое отделение завершилось исполнением песни «Роспрягайтэ, хлопци, конэй». Гром аплодисментов, бесконечное «браво», «любо», и солист, народный артист России Анатолий Лизвицкий, в который раз выходит на сцену, зал замирает.
Ничего не говорю о танцах. С 1938 года в хоре появилась танцевальная группа. На сценах Москвы выступало множество танцевальных коллективов, но такой исторической и этнографической достоверности достичь никому не удавалось. «Вербохлест», «Крыло», «Кавказская сюита», «Встреча кубанских казаков» — это картины народной жизни, с ее фольклорной самобытностью, отражением правды национального характера. В настоящее время главным балетмейстером коллектива является заслуженный деятель искусств России, Украины и республики Адыгея Николай Кубарь. Ему удалось создать великолепный ансамбль высококлассных исполнителей, которые своим искусством поразили зрителей.
Второе отделение, казалось, продолжит течение первого, но оно приобрело как бы свое лицо. От полноты самодостаточности самого казачьего искусства потекла песня В. Захарченко на стихи А. Блока «Опять над полем Куликовым». Традиции, прежде всего духовные, а затем уже и физического богатырства, не перевелись на Руси. Как будто встали два инока Троице-Сергиевой Лавры. Александр Ослябя и Андрей Пересвет, сокрушившие в единоборстве иноземных богатырей в начале Куликовской битвы. В XIII веке монголы одолели наших предков, но одолели не единое Русское государство, а кучку разрозненных княжеств (по-современному «суверенных» государств).
Во времена Ф. И. Тютчева уровень культуры оценивался умением петь в хоре. Коллективное пение, наложение тембров, взаимодействие голосов, партий, когда каждый голос должен слышать рядом поющего, весь хор и себя, сравнимо разве что с этикой казачества, где сила и дух каждого обретаются в коллективном взаимодействии.
Что бы ни исполнялось в этот вечер, все имело особое, отличительное от предыдущего и вместе с тем внутреннее единство. «Край ты русского народа» на стихи Ф. И. Тютчева сменялось песней «Я — деревня, Я — село», стихи и музыку к которой написал талантливейший музыкант, композитор, режиссер, подвижник Геннадий Заволокин, безвременно ушедший от нас. Более 600 телепередач «Играй, гармонь» создано им. Живя в Сибири, он пел и играл из Москвы голосом и звуком народа российского.
Седые мужики прятали глаза, когда на сцену вышла дочь Геннадия Заволокина Анастасия и спела песню «Играй, гармонь. Душа России». Зал стоя приветствовал дочь великого творца.
Удивительная находка — песня А. Пахмутовой на стихи Н. Добронравова «Мать и сын» в исполнении вокальной группы Детской школы Кубанского казачьего хора с солистами Мариной Ищенко и Сеней Замковым. «Гнуться деревья, гнуться деревья, мы не согнемся…» Искренность детского пения, растроганность авторов, волна душевного подъема зрительного зала в который раз соединили сцену и зал. Кого только не было в зале — и бас из Австралии А. В. Шахматов, и академик И. Р. Шафаревич, и глава писательской организации России В. Н. Ганичев, замечательный поэт В. Н. Костров.
«Ангелом мира» величался царь Александр I в Париже в 1814 году. Парижанки выражали свое восхищение элегантным и любезным царем тем, Что ввели в моду «александровские букеты», состоявшие из цветов, первые буквы которых составляли имя русского государя. Восторженность парижан распространялась на русскую армию: в первых дни хозяева кофеен отказывались брать деньги с русских — в благодарность за то, что они не мстят за сожженную Москву.
Отечественная война принесла Александру всемирную славу. В России — неисчислимые людские потери, 500-миллионный государственный долг (только пятая часть которого покрывалась контрибуцией) и политический нарыв в виде Польши. Как умолял царя умирающий Кутузов не ходить в Европу. Россия, вынесшая главную тяжесть, получила меньше не участвующих стран.
Ныне всем туристам в Париже на Елисейских полях рассказывают о том, как русские казаки вырубили там когда-то все вековые платаны. Им рассказывают гиды не о сожженной Москве, не о том, что в огне пожара 1812 года сгорел единственный оригинал рукописи XII века? Слова о полку Игореве?, не о мародерстве армии Наполеона, а — о? дикости? русских казаков, непонимании ими ценности платанов. И русские туристы, вернувшись домой, тоже с сожалением вспоминают лишь о платанах… А в Концертном зале, как и почти двести лет назад на Елисейских полях в Париже, звучало «Казацкому роду нэма переводу».
Марш «Прощание славянки» завершил вечер. Первые аккорды марша осветили путь освобождения из духовного ига, путь, который начинается в умах и сердцах.
«Россия выстояла, в этом больше нет сомнения. Она выстояла, если говорить, смещая времена, и о будущих, не менее тяжких и коварных испытаниях. Будущих еще, как в Смуту XVII века присяги неразборчивых патриотов на верность лжеадмиралам, будет череда примерок на трон от боярских партий… будут шатания и нестроения, как обычно, особенно злые на исходе напасти — будет еще многое, даже и не бывавшее. Но прежде ополчения войскового, кладущего конец беспорядку, встает невидимое духовное ополчение, собирающее Божью правду со всех земель и российских народов и водружающее как на Хоругвь посреди России, чтобы начертанные на ней письмена не укрыли никакие расстояния и не заглушила никакая разноголосица», — сказал на X съезде писателей России В. Г. Распутин.
Из глубины тысячелетий принесла река памяти песни кубанских казаков в Москву, и хоругвь, поднятая Виктором Захарченко в центре столицы, собирает невидимое духовное ополчение…


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru