Русская линия
Общая газета04.07.2002 

Непримиримого Виталия сменил осторожный Лавр
Русская зарубежная церковь решила поставить крест на расколе

На состоявшемся в Нью-Йорке Внеочередном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви За Рубежом (РПЦЗ) избран не просто новый Предстоятель, а определен курс на сближение с Русской Православной Церковью Московского патриархата (РПЦ МП). Что стало долгожданной сенсацией.

Кто кому противостоял

История этого раскола такова. В 1920 году патриарх Русской православной церкви Тихон предписал епархиям, у которых после революции прервались связи с Москвой, временно объединиться в автономную структуру. И в 1924 году епископы, оказавшиеся после Гражданской войны за пределами СССР, провели в Сремских Карловцах (Сербия) Собор, на котором создали Зарубежную Церковь. Через три года, после опубликования в России Декларации патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского), провозглашавшей лояльность советскому руководству, Зарубежная Церковь разорвала отношения с отечественным церковным управлением. Она заявила, что только в ее приходах сохранилось подлинное православие, а Московская патриархия погрязла в пучине «сергианской ереси», соглашательстве с безбожной властью.
И только в пору перестройки ситуация стала меняться. Зарубежная церковь серьезно помогла возрождающемуся российскому православию. Многие россияне, обратившиеся к вере в конце 1980-х, с благодарностью вспоминают свои первые Библии и молитвословы, изданные и распространявшиеся, нередко бесплатно, зарубежными православными братьями.
В начале 1990-х перед карловчанами встала непростая проблема. С одной стороны, церковь в России явно возрождалась, и тем самым необходимости в Зарубежной Церкви как самостоятельной структуре становилось все меньше. С другой — Московская патриархия не рвалась каяться в былых прегрешениях и не торопилась отказываться от «ересей». Ее по-прежнему возглавляли епископы, которых из-за рубежа воспринимали не иначе, как ставленников КГБ. В Зарубежной Церкви образовались два крыла: сторонников сближения и, в конечном счете, объединения с Московской патриархией, и непримиримых противников. Возглавлявший Зарубежную Церковь с 1986 года митрополит Виталий (Устинов) встал на сторону последних.

Обиды и надежды

Первый шаг к выходу из этой сложной коллизии карловчане сделали, объединившись с российскими катакомбниками. В эмиграции вокруг этих подпольных православных общин на территории СССР, не признающих над собой юрисдикции Московской патриархии, сложилась героическая мифология. В действительности же к концу 1980-х Истинно-православная церковь, как называли себя катакомбники, представляла собой множество враждующих группировок; совокупная численность ее адептов была мизерна. Назначение катакомбных епископов на их должности было сомнительным с канонической точки зрения. Поэтому многие истинно-православные с радостью захотели перейти под юрисдикцию РПЦЗ — у карловчан, по крайней мере, была бесспорная каноническая преемственность иерархии. К зарубежникам потянулись и недовольные из РПЦ — обиженные священники и идеологические диссиденты. Таким образом, в 1990 году в СССР возникло «параллельное православие» со своими приходами и храмами.
С точки зрения Москвы, зарубежники вторглись на исконную территорию РПЦ. Это дало основание Московской патриархии добиваться у светских властей передачи себе зданий и имущества РПЦЗ. После громкого скандала из-за «захвата» Московской патриархией храмов в Палестине тон взаимных обвинений стал неприличным.
Сгладить конфликт в какой-то степени помог состоявшийся в августе прошлого года Архиерейский Собор Русской Православной Церкви, где были прославлены российские новомученики, в том числе и Николай II. А кроме того, была принята социальная концепция РПЦ, впервые четко сформулировавшая отношения церкви и государства.
Прошедший вскоре Архиерейский Собор Зарубежной Церкви расценил эти сдвиги как позитивные. И под давлением сторонников сближения с Московской патриархией решил создать комиссию, чтобы рассмотреть вопрос о восстановлении единства.

Последнее «не позволю!»

Для бывшего митрополита РПЦЗ Виталия эти события были костью в горле. Он всеми силами пытался остановить процесс налаживания взаимоотношений двух церквей: фактически дезавуировал принятые Архиерейским Собором Карловацкой церкви документы и публично отверг саму мысль о соединении с «лжецерковью» РПЦ. Нынешним летом конфликт между «непримиримыми» и «умеренными» достиг апогея. Митрополит Виталий потерпел поражение и 10 июля объявил о решении «уйти на покой в связи с болезнями и слабостью». Для выборов нового предстоятеля решили созвать внеочередной Собор РПЦЗ. И хотя владыка Виталий попытался дать обратный ход, заявив, что прекрасно себя чувствует, а слухи о его слабом здоровье распускают злостные враги, тем не менее Собор состоялся.
Новым предстоятелем Зарубежной Церкви стал архиепископ Лавр (Шкурла), который демонстрирует осторожное, но последовательное стремление к примирению с Московским патриархатом. Накануне Собора опубликовано послание к зарубежникам патриарха Алексия II, призвавшее забыть распри и воссоединиться.
Можно ли надеяться, что раскол православных в скором времени сменится единением? Увы, оснований для таких надежд мало. О неприятии решения прошедшего Собора уже заявило все руководство карловацкого «параллельного» православия в России. Не исключено серьезное противодействие со стороны сохранившего авторитет в Зарубежной Церкви митрополита Виталия. Есть и другие влиятельные противники объединения — например, архиепископ Каннский Варнава. Всем скопом они вполне могут сбить с курса архиепископа Лавра.
А если непримиримая оппозиция не сможет остановить процесса сближения Церквей, ей по силам расколоть Зарубежную Церковь. Желающие поддержать раскол в России найдутся — ведь именно российские зарубежники наиболее непримиримые по отношению к Московской патриархии. Крупное фундаменталистское объединение «Опричное братство во имя святого преподобного Иосифа Волоцкого» недавно распространило обращение «Ко всем истинно-православным христианам в связи с последними событиями в РПЦЗ». В этом, типичном для радикалов, документе говорится: «Великой скорби преисполняемся мы, наблюдая, сколь быстро и легко происходит объединение всех апостасийных сил, как умеют находить „общий язык“ современные „изошедшие от нас“ (т.е. бывшие некогда христианами), но не принадлежащие уже Христу, а приложившиеся к последнему антихристу церковные группировки и юрисдикции…»
А далее Братство пообещало в скором времени собрать предсоборное совещание, на котором объединит все возможные силы своих единомышленников, чтобы бороться с «приложившимися к антихристу». В общем, как говорил Рузвельт, это еще не конец, и даже не начало конца. Но уже конец начала.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru