Русская линия
НГ-Религии Е. Малахова04.07.2002 

Существует ли в России свобода совести?
Этим вопросом задались чиновники

Начиная с 1990 года в России был принят ряд законов, гарантирующих российским гражданам свободу вероисповедания, в том числе федеральный закон о свободе совести и о религиозных объединениях от 1997 года. Но действуют ли конституционные законы в реальной жизни или существуют лишь на бумаге? И какие препятствия стоят на пути реализации прав на свободу совести? Этим и другим вопросам была посвящена конференция, прошедшая 15 и 16 ноября в здании Российской академии государственной службы. В состав участников конференции вошли известные российские ученые — религиоведы, историки, юристы — и представители государственных организаций, а также их американские коллеги.
По многим вопросам, затронутым на конференции, были высказаны различные, а порой и противоположные точки зрения. Так, по одной из ключевых тем — теме реализации права на свободу совести и вероисповедания, мнения выступающих резко разделились. Председатель Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте РФ Александр Кудрявцев высказал убеждение, что в последнее десятилетие в России «возобладали новые принципы взаимоотношений государства и религиозных объединений, при которых религиозные права и свободы граждан не только декларируются, но и реально существуют». Он также заявил, что считает беспочвенными заявления о том, что в России нарушаются права религиозных организаций: «В последнее время очень много говорят о якобы имеющем место притеснении „Cвидетелей Иеговы“ и „Армии спасения“ в России, но я бы не стал сегодня на основании московского процесса „Cвидетелей Иеговы“ говорить о дискриминации данной конфессии в стране».
Противоположную точку зрения высказала Галина Крылова, член Московской городской коллегии адвокатов, выступающая в качестве защитника на процессе против иеговистов. Она подвергла резкой критике существующую судебную практику по делам, связанным с деятельностью религиозных объединений, указав на то, что в ходе данного судебного разбирательства неоднократно нарушались права человека. При этом такая практика существует повсеместно, и московский процесс — далеко не единственный.
Различные точки зрения были высказаны и по поводу природы религиозного экстремизма. Доцент кафедры религиоведения РАГС Лема Баширов заявил, что религиозный экстремизм по своей сути не имеет ничего общего с религией, являясь политическим явлением. А ответственный редактор «НГР» Максим Шевченко высказал мнение, что идеи нетерпимости и экстремизма в той или иной степени заложены в каждой религии, и необходимо «четко определить ту границу, за которой кончается религиозной экстремизм и начинаются уголовные преступления».
На конференции также были обсуждены проблемы религиозного образования в России, регистрации и ликвидации религиозных объединений, взаимоотношений новых религиозных движений с государственными органами. Признавая, что закон не всегда способен обеспечить исполнение заявленных в нем прав на свободу совести и вероисповедания, в целом участники конференции пришли к оптимистичному выводу, что «Россия медленно и трудно, но идет к строительству светского общества, светского государства, к свободе совести».


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru