Русская линия
Время MN Александр Солдатов01.07.2002 

Новые гонения на веру
Кому понадобился скандал вокруг митрополита Валентина?

Во Владимирской городской прокуратуре произошло беспрецедентное событие — главе одной из традиционных конфессий (Российской православной автономной церкви) предъявлено обвинение по нескольким статьям Уголовного кодекса.
Митрополита Суздальского и Владимирского Валентина (Русанцова), пожилого иерарха, почетного гражданина города Суздаля, обвинили в растлении несовершеннолетних и вовлечении их в «действия антиобщественного характера». Для верной паствы митрополита, так же, как и для жителей маленького и уютного города Суздаля, где он служит с 1973 года, это известие стало громом среди ясного неба. Во-первых, вся жизнь митрополита проходит на виду у людей, а почти все суздаляне молодого поколения прошли через созданные иерархом церковно-приходские школы. А во-вторых, Российская православная автономная церковь (РПАЦ), духовно-административный центр которой находится в Суздале, существует уже более десяти лет и, казалось бы, органично вписывается в конфессиональный ландшафт России. Кому и зачем понадобился скандал вокруг митрополита Валентина?
…Возбуждению уголовного дела против первоиерарха РПАЦ предшествовала длительная «артподготовка». В начале мая о своем разрыве с митрополитом Валентином заявляет один из ближайших его помощников — протоиерей Андрей Осетров, обиженный за отставку с поста секретаря Архиерейского синода РПАЦ. Поставив перед собой цель «свалить Валентина», бывший священник совершает несколько экстравагантных действий.
Вместе с двумя единомышленниками он устраивает келейный «духовный суд», который без всяких на то оснований «лишает сана» митрополита Валентина. Одновременно Осетров снимает в Суздале на любительскую камеру «видеофильм», который, по его замыслу, должен содержать «убойный компромат» на первоиерарха РПАЦ. Впрочем, ни одного компрометирующего митрополита кадра Осетрову достать не удалось. Весь фильм состоит из незамысловатых ответов детей — прихожан суздальских храмов РПАЦ — на столь же незамысловатые вопросы Осетрова: «Любит ли вас владыка Валентин?», «Бывали ли вы у него дома?» и т. п. Вся «соль» — в закадровых комментариях, где Осетров со знанием дела поясняет, как именно «любит» владыка детей.
Конечно, с точки зрения уголовного процесса подобный шедевр кинодокументалистики никакого интереса не представляет. Но он стал единственным ответом на «социальный заказ», исходивший от властей Владимирской области, представители которых неоднократно заявляли, что присутствие в регионе альтернативной церкви, которая к тому же была гонима в советское время, нарушает идеологическую идиллию, видимость полного «общественного согласия».
Отснятая Осетровым кассета оказалась не только в распоряжении администрации области, она поступила во все правоохранительные органы и местную епархию Московского патриархата. К чести последней, особого участия в травле суздальского конкурента Владимирская епархия не принимает.
В июне началась серия публикаций в местной прессе, среди которой особо выделяется газета «Призыв». Задолго до возбуждения уголовного дела и предъявления обвинения митрополиту Валентину она уже назвала его преступником, опубликовав длинный список его прегрешений. Пиаровская кампания «Призыва» может стать хрестоматийным примером журналистской недобросовестности. Определив свой жанр как «журналистское расследование», авторы публикаций ни разу не подписались под своими произведениями, не обременили себя ни единой ссылкой на источник, категорически отказались представить другую точку зрения, хотя уже несколько месяцев редакцию газеты осаждают ходоки из Суздаля.
Тем временем в самом Суздале идет настоящая позиционная война. На стенах храмов появляются граффити, в основном непристойного содержания. В ночь на 1 октября в разных районах города были почти одновременно подожжены два здания РПАЦ — церковный дом, где жили монахи, и строящаяся часовня на новом городском кладбище. Прибывшие на место поджогов пожарные и сотрудники ОВД отказались от какого-либо расследования этих инцидентов.
Прихожан суздальских храмов РПАЦ постепенно, как сквозь сито, процеживают следователи Владимирской прокуратуры. Методично вызывая их на допросы, следователи пытаются получить хоть какие-то подтверждения обвинений в адрес митрополита Валентина, которые до сих пор поступают в прокуратуру лишь из одного источника — от Осетрова.
Не хотелось бы думать, что нынешняя кампания против РПАЦ направлена на дальнейший раскол православия в России, на дискредитацию здоровой альтернативы Московскому патриархату.
Досье
РПАЦ часто называют раскольнической. Это не совсем корректно как с исторической, так и с юридической точки зрения. Эта церковь не является новообразованием, отделившимся от Московского патриархата — основной российской конфессии. РПАЦ — наследница одной из ветвей российского православия, которая возникла в результате церковных разделений конца 1920-х гг., когда в Русской церкви шел интенсивный поиск форм сосуществования с новой, атеистической властью. Будучи наиболее непримиримой к большевизму, эта ветвь постепенно перешла на нелегальное положение, став «катакомбной». Именно «катакомбные» общины вместе с присоединившимися к ним легальными приходами, покинувшими Московский патриархат, и составили в начале 1990-х годов ядро РПАЦ. В 1991 году церковь получила официальную регистрацию и потому является законной религиозной организацией православного вероисповедания, чьи права ничем не отличаются от прав Московского патриархата. В настоящее время РПАЦ объединяет 60 легальных и более сотни «катакомбных» приходов. Приходы и монастыри имеются не только в России, но и на Украине, в Латвии, Белоруссии, Казахстане, Абхазии, Великобритании, США. В Москве храм РПАЦ расположен на Головинском кладбище, а его настоятелем служит популярный среди столичной интеллигенции протоиерей Михаил Ардов.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru