Русская линия
Труд Александр Федосов01.07.2002 

Игорь был очень доверчивым
Десять лет назад трагически оборвалась жизнь певца и композитора Игоря Талькова

После гибели сына Ольга Юльевна Талькова, по ее словам, «обиделась на Бога». А позже начала ездить по святым местам, побывала в Иерусалиме, на Соловках, во многих русских монастырях и храмах. Шестого октября 1991 года на питерском концерте оборвалась жизнь Игоря Талькова. Незадолго до десятилетия печальной даты Ольга Юльевна приехала в Брянск к своей подруге. Здесь она и согласилась на встречу с корреспондентом «Труда». За плечами этой немолодой женщины нелегкая жизнь — чего стоят девять с половиной лет сталинских лагерей.
— Ольга Юльевна, Игорь знал, что вы сидели в лагере?
— Нет, мы с мужем решили: не рассказывать об этом детям. Хотя старший, Володя, родился в лагере.
— Вы живете с семьей старшего сына?
— Да. Впрочем, я, наверно, не смогла бы переехать в другую квартиру. Потому что всю комнату обклеила фотографиями и плакатами Игоря. На тесто клеила — как же теперь оторвешь! А Володя работает вместе с известным скульптором Вячеславом Михайловичем Клыковым. Сейчас они будут делать крест, который установят на стыке России, Белоруссии и Украины. То есть это будет подарок и для Брянской области.
— Ну, а вам-то часто теперь делают подарки?
— О чем вы говорите!… Хотя первое время после гибели сына люди помогали, присылали посылочки, иногда деньги. На кладбище приду — в карман совали. Ну и ладно, я на Бога надеюсь. Да мне ничего и не нужно. Состоялся концерт, вышла статья об Игоре — спасибо!
— Вы написали книгу о сыне, но ее немногие видели.
— Она вышла тиражом десять тысяч экземпляров, из них две тысячи составили мою долю. Половину я, конечно, раздарила, а другую половину продала, чтобы хоть какое-то подспорье получить. Год назад предложили переиздать книгу. Я согласилась на символический гонорар, но, к сожалению, дело не продвинулось, потому что издательство испытывает финансовые трудности. А меня уже отругали: почему я согласилась на такие условия и почему кто-то другой должен зарабатывать на Талькове. Но я подписала бы договор на любых условиях.
— Вы поддерживаете связь с невесткой?
— Да, с Татьяной общаемся. Она работает на «Мосфильме» ассистентом режиссера. Когда сын снимался в «Князе Серебряном», он попросил найти работу и жене.
— Внук уже определился в своем пути?
— Скоро, на Покров, ему будет двадцать лет. Игорек занимается музыкой. Пишет мелодии, сам аранжирует. Голос один в один с отцовским.
— Ольга Юльевна, работает ли кто-то с архивом Игоря?
— Музыкальные материалы Татьяна отдала на три года Игорю Матвиенко. Он выпустил шесть лазерных дисков, на которых почти все песни сына. Что же касается рукописей, то ничего о них не знаю.
— Готовится концерт памяти Игоря Талькова…
— Да, концерт состоится 8 ноября в Кремлевском Дворце съездов. Готовит его Аркадий Хоралов. Каждый год в Туле он устраивает вечер памяти Игоря на его день рождения. Насколько мне известно, во Дворце будут исполняться только песни Игоря. Ведущего не будет — только запись голоса сына. Спросила, каким будет финал. Режиссеры сказали, что в финале прозвучит песня «Я вернусь».
— Продвинулось ли за минувший год расследование уголовного дела?
— Нет, хотя дело перевели на иврит и переслали в Израиль, где живет подозреваемый в убийстве Шляфман.
— Вы были знакомы с ним?
— Да, Игорь познакомил нас вскоре после того, как Шляфман стал его директором. Сын тогда был в восторге: «Мама, у меня такой директор теперь!» Однажды приехала к Игорю, привезла тульские пряники, угощаю его и Шляфмана, а сама приглядываюсь. После сын спрашивает: «Ну что ты думаешь о директоре?» Но разве можно человека узнать за чаем? Я попросила сына быть осторожным и не раскрывать Шляфману душу. Что-то я предчувствовала… Два месяца Шляфман поработал, и Игорь погиб. Сын был очень доверчивым и добрым.
После его гибели я сама едва не ушла на тот свет. Но однажды мне довелось побеседовать с батюшкой в одном из храмов. Я возроптала: зачем Господь отнял у меня сына? Священник тогда ответил: «Он сделал свое дело на земле, и Господь его забрал. Неизвестно, Ольга, чем бы все кончилось, куда бы он повернул». А его действительно уже окружили и «белые» и «красные"… Знаю, что его убили за молодежь. Ребята пошли за ним. Им закрывали глаза, а Игорь открывал. Он был такой счастливый, когда видел зал, полный молодежи!
Брянск


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru