Русская линия
Труд М. Зубов01.07.2002 

Колдун в законе
На днях в Минздраве пройдут слушания по народной медицине. Ожидается, что после этоговнушающим доверие знахарям разрешат легально работать

Представьте себе: в серьезное учреждение Минздрава пришел колдун или знахарь и утверждает, что лечит силой мысли и чего-то там еще все болезни, включая СПИД. Колдуна этого не принимают за сумасшедшего, не гонят в шею, а серьезный профессор, доктор наук внимательно выслушивает чудака и будто бы ему даже верит. Не укладывается в голове такая картина? А зря. Как оказалось, в Научно-практическом центре традиционных методов диагностики и лечения Минздрава РФ вот уже тринадцатый год идет серьезная работа со всевозможными народными целителями. «Мы исследуем человека, который утверждает, будто он экстрасенс или целитель. Если тесты показывают, что у него действительно есть неординарные способности, то помогаем ему обрести себя в сфере здравоохранения», — говорит начальник отдела биоэнергоинформатики, доктор биологических наук Станислав Зенин.

Особое задание

Здесь уже давно ничему не удивляются. И даже кажется, что если вдруг по комнатам пролетит ведьма на метле, то кандидаты и доктора не слишком удивятся, а деловито обсудят: как бы рационально использовать этот феномен во благо медицины? Сколько раз в это здание на Петровском бульваре приходили кудесники телекинеза, которые одним взглядом опрокидывали столы и стулья, и никто здесь не воспринимал это как что-то особенное…
Сотне работающих в центре научно подкованных людей удивиться пришлось лишь однажды. Было это в перестроечном 1988 году, когда группе сотрудников НИИ рефлексотерапии Минздрав (и партия) дали особо ответственное задание: взяться за магов и целителей. Предписывалось выработать методики, по которым можно отличить человека, действительно обладающего уникальными способностями, от сумасшедшего или махинатора. Для представителей нашей сугубо материалистической науки, которой любая «невписанность» в привычные рамки всегда воспринималась в штыки, такое партийное задание стало шоком. А сроки были установлены жесткие: уже через два года государство собиралось выдавать чародеям, благополучно прошедшим тесты, разрешения на частную практику.
Тогда же, в 1988 году, Минздрав распорядился раз и навсегда упразднить понятие «нетрадиционная медицина» и называть ее, наоборот, «традиционной». То есть пришедшей к нам из глубины веков.
— С какой стороны подойти к выполнению задачи, никто не знал, потому нашли такой компромисс: начали с изучения гомеопатии и мануальной терапии. В мире эти области медицины были уже хорошо освоены, а у нас в стране все это еще стояло близко к знахарству, — вспоминает заместитель заведующего отделом биоэнергоинформатики психолог Николай Харисов.
Постепенно собрали штат «подопытных» народных целителей. Благо в то время их развелось уже много, и сотрудничать согласились более полутора тысяч. Биологам, психологам и медикам тогда не верилось, что можно найти хоть какое-то рациональное зерно во всех этих «пассах руками». Начали с простейших тестов: в черный ящик кладется некий предмет, а экстрасенсу предлагается угадать, что там лежит. Сделали несколько приборов, излучающих слабые электрические и магнитные поля, радиоволны, и проверяли «чародеев»: чувствуют ли они эти излучения. Когда выяснилось, что попадаются люди, у которых действительно развиты эти способности, подготовили более сложные тесты. Испытуемых просили воздействовать на крутильные весы и магнитные стрелки, исследовали их влияние на температурный датчик. Тут выяснилось, что есть уникумы, способные за минуту-две взглядом нагреть датчик на целый градус. Худо-бедно отличать людей способных от всех прочих удавалось.
Но оставался более сложный вопрос. Предположим, удалось выяснить, что человек действительно обладает уникальным дарованием. Но значит ли это, что ему можно сразу доверить лечение людей?
Наличие способностей и умение приносить пользу — не одно и то же. В качестве примера мне показывают один из тестов. Доброволец пациент кладет руку на экран-датчик — и на мониторе в другом конце помещения видно свечение вокруг ладони. Условно это можно назвать биополем человека. По команде экстрасенс начинает воздействовать на пациента. На экране видно, как изменяется свечение. Оно может усиливаться или ослабевать, но сам целитель зачастую просто не знает, в плюс или минус идет его воздействие. В данном случае воздействие привело не к усилению, а к ослаблению биологической защиты испытуемого. Проще говоря, этот «целитель» может нанести вред…
Впрочем, для экстрасенса с такой отрицательной энергетикой тоже есть применение. Ему предлагается другой тест — воздействовать на мензурки с образцами крови. И в одной из них подавляются… раковые клетки. По рекомендации сотрудников знахарь направляется в онкологическую клинику. Там изучение его способностей будет продолжено.
— Современная программа тестов занимает более месяца. За это время мы выясняем: имеет ли человек необычные способности, как их можно применить, — объясняет Николай Харисов. — После тестов специалисты могут рекомендовать: вам есть смысл заниматься лечением таких-то недугов, а других — нет. Можно использовать эти методики воздействия, а не иные (не то нанесете вред). Но и таких рекомендаций, конечно, недостаточно. Многие целители, к сожалению, очень мало образованные, не знают даже анатомию. Еще сложнее с теми, кто специализируется на психологическом воздействии, ведь неквалифицированная, вульгарная психология (помноженная на определенные способности) может искалечить пациента. Поэтому необходимо направить знахаря на учебу — хотя бы на курсы или в медучилище. Или другой вариант — нужно организовать, чтобы целитель хотя бы первое время работал в паре с квалифицированным медиком.
В начале девяностых целители, прошедшие тесты и обучение, стали получать лицензии. Например, в 1996 году было лицензировано более 350 «магов». От них требовались строгие отчеты не только перед налоговой службой, но и перед научно-практическим центром Минздрава. Папки с таблицами (кого и как лечили) хранятся в Минздраве.
Лицензирование целителей принесло положительный результат: пациенты предпочитали идти к имеющим государственную лицензию, а те, в свою очередь, несли ответственность за свою деятельность. И вдруг в конце девяностых лицензирование это отменили.
— Вместо того чтобы контролировать ситуацию, отделять целителей от шарлатанов и дать возможность первым спокойно работать, государство устроило полную неразбериху, — сокрушается Харисов. — Теперь целительством может заниматься, по существу, кто угодно, не неся ответственности. Настоящие, хорошие целители от этого проиграли, поскольку их деятельность официально не разрешена, а шарлатаны только выиграли, поскольку она и не запрещена…

Как заряжать воду

Тем не менее знахари продолжают идти на Петровский бульвар, хотя, казалось бы, никакой заинтересованности в этом уже нет — лицензий-то не дают. «Люди, ответственно подходящие к делу, просто хотят удостовериться, что делают его правильно, безопасно и достаточно эффективно, вот и приходят за советом. А мы как официальный орган — Минздрав- должны помочь им стать специалистами. Даже в условиях правовой неразберихи», — объясняет Харисов.
«Здравствуйте, моя фамилия Медведев, Евгений Ильич. Я народный целитель, специалист по энергоинформационным воздействиям», — в лабораторию входит старец с бородой и длинными седыми волосами. — Лечу людей силой мысли. Вот у меня и документ есть о том, что я умею, из медчасти Можайской детской колонии…"
В справке с печатью за подписью начальника медчасти говорится, что Медведев «в течение пяти дней занимался с малолетними воспитанниками колонии, страдающими энурезом, заиканием и расстройствами сна. После курса занятий психика у пациентов нормализовалась, от энуреза и заикания они избавились».
— А еще я умею заряжать воду, верите? — хвалится он.
— А зачем верить? Вы это можете сейчас же доказать, — отвечает ему доктор Зенин. — Располагайтесь пока. Я подготовлю аппаратуру для проверки. Будем заряжать.
Для чистоты эксперимента берется специальная, практически сверхчистая вода-супердистиллят. Ни малейшей примеси солей и жиров. В два одинаковых стерильных стаканчика наливают ровно по сто граммов. Один -для контроля, другой ставят на соседний столик: «Евгений Ильич, заряжайте!» Целитель, однако, подходить не хочет: «Буду воздействовать на расстоянии трех метров. Все, готово». Контрольный и «заряженный» образцы разливаются по отсекам двухкюветного сосуда, связанного с микроамперметром, и стрелка прибора неуклонно ползет влево: вода действительно заряжена.
— Ну что ж, умеете, — резюмирует Зенин. — Биоэнергетические способности действительно есть, хотя развиты для экстрасенса не очень сильно.
Из трехсот пятидесяти «заряжателей воды», что были здесь исследованы, у большинства результат выше. Рекорд — 7 тысяч микроампер — показал профессиональный экстрасенс из Японии. У нашего испытуемого показатель почти в тысячу раз меньше.
— Ну что, можно эту воду людям давать? — вопрошает целитель.
— Ни в коем случае. Мы пока не знаем, полезна она или нет, — отвечает Зенин. — Вообще-то структурировать или заряжать воду своей энергией может почти каждый человек. Но не всегда этот заряд на пользу.
— Неужели действительно каждый? — спрашиваю я, и мне тут же предлагают попробовать.
— На вдохе мысленно представьте себе, что через темя втягиваете солнечную энергию, пропускаете ее по всему телу и через ладонь выпускаете в стакан, на воду, — объясняет свой метод Медведев.
А доктор Зенин предложил такой способ:
— Главное — сосредоточиться на стакане и больше ни о чем не думать. Смотри на воду и представляй, будто ее солишь. Чем больше соли в воде, тем выше ее проводимость. Когда отчетливо почувствуешь вкус соли, считай, вода заряжена.
Я подхожу к стакану, держу над ним ладонь. И вдруг очень отчетливо ощущаю, как луч света «ударяет» в голову, обжигает пищевод и «истекает» из ладони. Готово! Зенин, глядя на показания прибора, присвистнул «О, что-то есть». Однако, скрупулезно проверив измерения, обратился не ко мне, а к Медведеву: «Как не стыдно»! И потом объяснил уже мне: не бывает такого, чтобы заряд, сделанный двумя разными людьми, был одним и тем же. «А у вас он совпал. Это значит, что воду, увы, зарядил не корреспондент, а целитель Медведев, пропустив энергию через вас. Уберите колдуна — и попробуем еще раз».
Старец признается в своей шалости и уходит в другую комнату. В его отсутствие я уже не чувствую проходящего сквозь тело горячего потока, да и сосредоточиться как следует не удается. Немного помучившись над стаканом, неуверенно говорю, что вроде готово…
— Минус один микроампер. Нормальный результат для «чайника», -поясняют специалисты. В тридцать-сорок раз ниже, чем у среднего экстрасенса.
— А как узнать, полезна заряженная вода или вредна?
— На исследование измененной структуры воды могут уйти месяцы. Правда, китайцы придумали такой очень быстрый тест. Заряженная вода превращается в снежинки, и их рассматривают под микроскопом. Снежинки из одной порции заряженной воды похожи друг на друга. Так вот, если они выглядят красивыми, гармоничными — значит, вода пойдет на пользу. Если уродливые, искореженные — значит, лучше не пить. Однако мы считаем, что не все так просто…
— Простите, но вам, сотрудникам центра, наверно, приходилось слышать, что вы тут ерундой занимаетесь?
— Конечно. Многие наши исследования могут показаться странными, «суеверными». Зачем, к примеру, изучать «заговоры»? А мы пытаемся выискать и в них какое-то рациональное зерно. Перед нами стоит конкретная задача — определить то место, которое могут занять народная медицина и люди, наделенные уникальными способностями, в сфере здравоохранения. Такие исследования ведутся во всем мире. И первые результаты есть. По крайней мере мы уже научились безошибочно отличать обманщиков, которые дурачат (в том числе не бескорыстно) людей, от настоящих целителей, способных и знающих некие идущие из древности рецепты…
На днях в Минздраве пройдут специальные чтения по традиционной медицине и биоэнергоинформатике. Там будет решаться вопрос и о том, чтобы все практикующие знахари вновь, как это уже было несколько лет назад, проходили тестирование и получали лицензии. Это, по мнению медиков, позволит поставить шлагбаум перед шарлатанами и недобросовестными целителями.
Кстати, в одной только Москве практикуют более пяти тысяч экстрасенсов, но лишь пять — семь процентов из них могут подтвердить, что в действительности обладают незаурядными способностями и необходимыми знаниями.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru