Русская линия
Общая газета Джованни Бенси01.07.2002 

Первые талибы любили Дуче
И устраивали уличные побоища с иноверцами

Акция возмездия в Афганистане, как мы уже не раз слышали, направлена против террористической сети Осамы бен Ладена и приютивших его талибов. С личностью? террориста номер один? все более-менее понятно. А вот кто такие талибы — как, когда и почему появились они на свет.
Известно, что слово? талибан? означает? студенты?, ?учащиеся?. Сегодня среди талибов действительно много учеников, но не столько? коранических? (?дини мадарис?) школ, сколько обыкновенных, открывшихся в лагерях беженцев в Пакистане во времена советской оккупации Афганистана. Тогда в Пакистан ушли от 3 до 4 миллионов афганцев, нашедших приют в провинциях Сархад с центром в Пешаваре, и Белуджистан, с центром в Кветте. Семьи многих беженцев изначально были многодетными, да и в лагерях рождаемость была чрезвычайно высокой. Обучение детей хоть и возлагалось — формально — на пакистанское государство, на практике проходило под присмотром мулл: явно не справлявшийся с опекой беженцев Исламабад дал? зеленый свет? устадам (учителям) из мусульманской организации? Анджуман-и тараккият-и Ислам? (?Ассоциация по продвижению Ислама?). А эта группировка в свою очередь тесно связана с объединением пакистанского мусульманского духовенства? Джамият-и Улема-и Ислам? (ДУИ, ?Объединение ученых клириков Ислама?), отличающимся фундаментализмом и? пуризмом? (?рвением за чистоту веры?), которые сближают их с ваххабитами, зародившимися в ХVIII веке на Аравийском полуострове.
Наиболее способных юношей из числа афганских беженцев муллы посылали за получением дальнейшего образования в высшую духовную школу? Хаккания?, прямо подчиненную ДУИ. Не так давно одна пакистанская газета поместила репортаж об этой школе с фотографией одного из помещений, где висит транспарант с лозунгом: ?Талибы — наши герои?.
Стало быть, ?ученики?, ?студенты… Нет, это отнюдь не главный смысл, который покорители Афганистана вкладывают в свое название. Они имеют в виду совсем другое.


+ + +

Перенесемся в колониальную Индию 20−40-х годов прошлого века, где мусульмане составляли меньшинство, боровшееся с двумя противниками: индуистским большинством и британскими колонизаторами. В обстановке острой национально-политической и религиозной конфронтации возникли воинственные организации, в том числе мусульманская? Джамаат-и Ислами? (?Исламское общество?). Основавший его в 1943 году Саид Абул-Ала Маудуди, видный богослов и правовед, был поборником восстановления халифата (отмененного с падением Османской Империи в результате Первой мировой войны) и призывал индийских мусульман к массовому бегству в Афганистан, тогда единственную суннитскую страну региона, не подверженную иностранному владычеству.
Именно Маудуди разработал теорию? совершенного? исламского государства, которое должно основываться на принципе? Божьего правления?. Это понятие Маудуди постепенно возвел в ранг концепции? теодемократии?, предполагающей нерушимое единство религии и политики, потому что? власть Бога распространяется на все аспекты человеческой жизни? и подвергает всю совокупность человеческих действий своему всеобъемлющему контролю. ?Нельзя осуществить эти принципы на практике, — писал Маудуди, — если нет авторитета, способного навязать их обществу. Отсюда необходимость в исламском государстве… которое охватит всё и включит в свою сферу деятельности все стороны жизни?. Во главе такого государства стоит? каид? (?вождь?), которого поддерживает? маджлис-и шура? (?совещательное собрание?) — орган, сформированный по образцу совета? асхабов?, сподвижников пророка Мухаммеда. Государство провозглашает? дастур? (конституцию), в котором закрепляется принцип абсолютного суверенитета Аллаха и беспрекословного подчинения всех и вся шариату (исламскому праву): ?Существующие законы должны быть приведены в соответствие с шариатом или отменены?. Приоритетное значение должно придаваться образованию в духе Корана и? сунны? (?предания?), а также пропаганде (?таблиг?) самой строгой исламской доктрины.
Цель всего этого — сформировать господствующий класс, беззаветно преданный делу ислама и готовый к самопожертвованию ради осуществления высших исламских идеалов. В исламском государстве, согласно концепции Маудуди, проводятся выборы, но благодаря? убежденности?, внедренной в массы посредством вездесущего? таблига?, в маджлис будут непременно избираться самые? правильные? люди. Правящий класс должен руководствоваться принципом? ибадата? — распространенное Маудуди из Корана на политику это понятие означает самоотверженную преданность Аллаху и вождю.
Именно круги, близкие к? Джамаат-и ислами? Маудуди, впервые ввели в политический обиход слово? талиб?, которое, кроме? студента?, ?ученика?, имеет и другое значение — ?стремящийся?, ?требующий?, ?ищущий?. Господствующая элита идеального исламского государства стала обозначаться термином? талибан-и гаят?, т. е. ?стремящиеся к пределу?, максимуму исламского совершенства (?камал?). Именно в этом смысле, а не в тривиальном значении? студентов?, название? талибан? было присвоено сегодняшними правителями Афганистана.


+ + +

Первое, чему поражаешься, так это схожести концепции? исламского государства? с идеей тоталитарного? этнического государства?, сформулированной итальянским теоретиком фашизма Джованни Джентиле и реализованной Бенито Муссолини и Адольфом Гитлером. И действительно, многие деятели? Джамаат-и ислами? питали определенные симпатии к фашизму и нацизму — не только из-за антибританской ориентации тогдашней Италии и Германии. ?Теодемократию? Маудуди и фашизм роднит основной принцип, сформулированный Муссолини следующим образом: ?Всё в государстве, ничего вне государства, ничего против государства?.
Да что там теория! Последователи Маудуди, точь-в-точь как в Европе, самоутверждались с помощью кулака и ножа: при содействии? Джамаат-и ислами? в Индии возникли две боевые группировки, устраивавшие уличные схватки с англичанами и индуистами: одна — ?аль-Хиляль? (?Полумесяц?) — для юных талибов, другая — для тех, кто постарше, под названием? аль-Бард? (?Полная луна?). Президент Владимир Путин сравнил террористов, совершивших безумные акты насилия в Нью-Йорке и Вашингтоне, с нацистами. Не знаю, известны ли ему идеологические корни фанатиков-исламистов, но с исторической точки зрения это сравнение корректно.
Переселившись из Индии в Пакистан, Маудуди до конца жизни продолжал бороться за исламское государство, постоянно вступал в конфликт с властями, обвиняя их в? светскости? и отступлении от веры истинной. В 1972 году, уже старый и больной, он сложил с себя обязанности председателя? Джамаат-и ислами? и через 7 лет умер в США, куда поехал на лечение. Но дело его, как видим, живет по сей день. И не просто живет, а готово до основания потрясти существующий мир.

Автор — известный итальянский публицист и политолог, обозреватель Радио? Свобода?. Является автором книг? Москва и еврокоммунизм?, ?Советский след?, ?Аллах против Горбачева? и ряда других.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru