Русская линия
Общая газета Джованни Бенси01.07.2002 

Сила и слабость титана

В августе 2000 года в Риме по распоряжению Папы Иоанна Павла II торжественно праздновалось Двухтысячелетие христианства. Из более чем ста стран мира в Вечный город приехали 2 миллиона молодых людей. Кульминационный момент — встреча с Иоанном Павлом II на огромной эспланаде? Тор Вергата?, в окрестностях Рима. Папа говорит перед огромным скоплением юношей и девушек, молитвы сменяются аплодисментами, возгласами? Viva il Papa? — ?Да здравствует Папа?. Отрадно и утешительно.
Казалось бы, Католическая церковь на подъеме, в полном расцвете, в духовном наступлении. Но взглянем на статистику. С 1978 по 1998 годы в мире насчитывается 158 486 католических священников, 75 892 монаха, 990 768 монахинь. Сегодня, всего лишь три года спустя, священников — 140 124, т. е. минус 11,40 процента; монахов — 57 813 (минус 23,73 процента), монахинь — 814 779 (минус 17,76 процента). О чем говорят цифры? Духовенство стареет, молодежь приходит, но ее не хватает. На языке Церкви это называется? кризисом призваний?. Так куда же делись те самые 2 миллиона юношей и девушек из Тор Вергаты? Судя по их энтузиазму, многие из них должны были бы рваться в духовные семинарии и монастыри. Совершенно очевидно, что этого не происходит. Почему? Кто такой для них Папа Римский? Неужели они видят в этом 80-летнем старце не духовного наставника, а просто доброго дедушку, внушающего умиление, доверие и чувство теплоты в холодном мире глобализации и торжествующей? рыночной системы?
С другой стороны, в Соединенных Штатах у Иоанна Павла II самый высокий рейтинг — 65 (по 70-балльной шкале), и он на пять баллов впереди президента Джорджа Буша (правда, это было до? черного вторника? 11 сентября). Но опять-таки сколько католиков регулярно посещают воскресные богослужения? В Германии — 17 процентов; а в одной из итальянских епaрхий, Терни-Нарни-Амелия, в сельском районе в 150 километрах от Рима, где население считается особенно набожным, регулярно в церковь ходят только 13,7 процента верующих.
Нет сомнений, Папа Иоанн Павел II более популярен, чем возглавляемая им Католическая церковь. Создается впечатление, что Папа — одно, а Церковь — другое. Понтифик — бесспорный факт — обладает огромной? харизмой?, подпитываемой из разных источников. Во-первых, из самой его биографии. Иоанн Павел II, в миру Кароль Войтыла, сын простых крестьян, родился в польском городе Вадовице в 1920 году. Он был противником обеих диктатур, обрушившихся на его народ, — нацистской и коммунистической, и был избран на престол Святого Петра в 1978 г., в разгар борьбы поляков за демократию. В первой же речи нового Папы, произнесенной с балкона Апостольского дворца в Ватикане, прозвучали слова, которые стали как бы его руководством к действию: ?Не бойтесь, откройте границы государств, откройте двери Христу?!
Реакция советской пропаганды была неоднозначной: центральные СМИ проявляли относительную благожелательность, подчеркивали антинацистское прошлое нового Папы, готовность к диалогу, его вклад в? борьбу за мир?. Но в тех регионах бывшего СССР, где сильно ощущалось присутствие католиков, — на Западной Украине, в Белоруссии, Прибалтике, — пропаганда КПСС встретила Папу Войтылу в штыки. Например, минский ежемесячник на белорусском языке? Полымя? поместил огромную, в 29 страниц, статью некоего Алеся Бажко, в которой Иоанн Павел II обзывается? подлым, злым, вероломным и мракобесным?.
Всего через несколько лет после своего избрания, в 1981 году, Иоанн Павел II приобрел ореол мученика: турецкий террорист Мехмет Али Агджа выстрелил в него на площади Святого Петра во время общения с паломниками. Папа выжил, несмотря на тяжелые ранения, простил своего несостоявшегося убийцу и даже посетил его в тюрьме. Между тем пережитое им испытание окутала атмосфера мистицизма и чудодейственности: недавно Ватикан обнародовал так называемую? третью тайну Фатимы? (откровение, полученное в 1917 году от Богородицы тремя португальскими детьми), которая предсказывает Католической церкви мытарства и, в частности, покушение на? пастыря, облеченного в белую мантию?, то есть, якобы, именно на Иоанна Павла II.
Популярности Понтифика, конечно, способствуют и его многочисленные поездки, или, как он сам их называет, ?пастырские паломничества?. Их было уже порядка 80, последние — по очереди в некоторые бывшие советские республики: Грузию, Украину, Казахстан, Армению. Но эти поездки обострили полемику с Русской Православной церковью, которая все еще рассматривает все страны бывшего СССР как свою? каноническую территорию? и обвиняет Католическую церковь в? прозелитизме?. Из-за этого Иоанн Павел II все еще не может осуществить свою давнишнюю мечту — посетить Россию.
В заявлениях Папы собственно догматические темы уходят как бы на задний план. Он почти никогда не упоминает, например, об адских муках или райском блаженстве, дьяволе и потусторонней жизни, хотя никакой другой Папа, в новое и новейшее время, не канонизировал так много новых блаженных и святых. Целью своего понтификата Папа Войтыла объявил содействие единству христиан: этой теме он посвятил одну из своих энциклик — ?Ut unum sint? (?Да все едины будут?). Он называет другие церкви, православные и протестантские, ?церквами-сестрами?. Но и тут удивившее многих противоречие: 6 августа 2000 года префект Конгрегации по вероучению, кардинал Йозеф Ратцингер, ?по особому благословению? самого Папы, обнародовал заявление? Dominus Jesus? (?Господь Иисус?), в котором подтверждается традиционный тезис о том, что? Католическая церковь — единственная Церковь Христова?. Другие христианские церкви отреагировали с досадой и разочарованием, усмотрев в? заявлении? Ратцингера шаг назад на пути к взаимопониманию.
Тем не менее Понтифик не устает говорить о том, что объединяет религии в нравственном плане — об их общем стремлении к миру, согласию, диалогу. Он призывает католиков уважать другие религии (как это было, опять же, во время визита в Казахстан), он высоко ценит мусульман, при посещении римской синагоги назвал иудеев? нашими старшими братьями по вере?. При этом социальная тематика все больше выступает на передний план. В энциклике? Sollicitudo rei socialis? (?Забота о социальных делах?, 1987 г.) Иоанн Павел II, осуждая коммунизм, подчеркивает, что и капитализм не должен быть? безбрежным? и даже окажется пагубным, если? логику рынка? не подправить законами и механизмами, защищающими бедных и обездоленных.
Есть, однако, ряд догматических тем, где Иоанн Павел II не проявляет никакой уступчивости. Он, например, стоит горой за? целибат? (безбрачие священников — не только монахов, как в православии), несмотря на то что именно это правило (чисто дисциплинарное, а не догматическое) удерживает многих молодых мужчин от принятия духовного сана. Он отвергает рукоположение женщин во священники, что объединяет его с православными, но противопоставляет лютеранам и англиканам. Его излюбленная тема — семейная и сексуальная мораль. Папа бескомпромиссно выступает против добрачных и внебрачных половых сношений, употребления презервативов (даже для предупреждения СПИДа), контроля над рождаемостью, разводов, гомосексуализма, генетической манипуляции зародышами и, прежде всего, против абортов. Последняя тема привела его в конфликт с частью немецкого епископата, участвующего в правительственной программе консультаций для женщин, собирающихся прервать беременность.
Иоанн Павел II проявляет также исключительную строгость к католическим богословам-?либералам?, таким как швейцарец Ганс Кюнг, немцы Ойген Древеманн и Герд Людеманн (исследователь раннего христианства), итальянец Луиджи Ломбарди Валлаури (который ставит под сомнение вечность адских мук) — они все лишены полномочий преподавать на богословских факультетах и в католических университетах. Эта строгость навлекает на Иоанна Павла II обвинение в излишнем консерватизме и авторитаризме.
Еще один наболевший вопрос: несправедливость и насилие, учиненные Католической церковью инаковерующим (?еретикам?) в прошлые века. Список длинный: от антииудейских высказываний в Новом Завете до крестовых походов, от костров инквизиции до? молчания? Папы Пия XII во время геноцида евреев в гитлеровской Германии. Правда, на крестоносцах следует сделать поправку: в частности, за захват Константинополя участниками Четвертого крестового похода в 1204 году Иоанн Павел II во время визита в Грецию попросил прощения у митрополита афинского Христодула. И он же созвал в Ватикане специальную конференцию, дабы обсудить? упущения? церкви в связи с гитлеровским истреблением евреев. Во время? паломничества? в Израиль Папа посетил памятник-мемориал жертвам геноцида? Яд ва Шем? и испросил прощения за эти? упущения?. Но он отказывается признать обоснованным обвинение Пия XII в? молчании?: тогдашний Понтифик, мол, сделал то, что в данных условиях было единственно возможно сделать. Действительно, в те годы Католическая церковь спасла жизнь многим евреям. Автор этих строк знал лично одного священника, ныне покойного, который во время немецкой оккупации Рима (после расторжения Италией военного союза с Германией в 1943 году) приютил в ватиканских общежитиях, над которыми директорствовал, сотни евреев, спасая их от депортации в Освенцим. И все же вопрос о? молчании? Пия XII, впервые поднятый в 60-е годы немецким писателем Рольфом Хоххутом в пьесе? Наместник?, так и остается невыясненным.
Одним словом, Иоанн Павел II соткан из противоречий. В его личности высокие человеческие качества сочетаются — по крайней мере, многие так считают — с недопониманием некоторых аспектов современной жизни. Впрочем, противоречия присущи всем великим личностям, а в том, что Иоанн Павел Второй — одна из величайших личностей нашего времени, сомнений нет.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru