Русская линия
Независимая газета В. Беккер01.07.2002 

Политика губит воронежское казачество
Дрязги среди атаманов вышли за пределы области

Несмотря на то что сейчас более половины российских казачьих структур получили официальный государственный статус и вошли в госреестр, в некоторых регионах еще происходят рецидивы «казачьей вольницы». Недавно появились сведения о том, что 2,5 тыс. воронежских казаков присоединились к Всевеликому Войску Донскому. Такое решение якобы было принято 30 сентября на казачьем круге в Воронеже. Речь идет о воронежском областном подразделении Верхне-Донского казачьего общества, входящего в госреестр и подчиняющегося непосредственно Москве. То есть в данной ситуации вполне можно провести аналогию, например, с военным гарнизоном, командир которого вдруг решил бы переподчинить свою часть другому округу.
Это событие спровоцировало скандал в рядах воронежского казачества. Атаман городского государственного казачьего общества войсковой старшина Леонид Сахнов заявил корреспонденту «НГ», что собранный казачий круг был нелегитимен. Он продемонстрировал письмо за подписью начальника Управления при президенте РФ по вопросам казачества Петра Дейнекина, в котором действительно утверждается, что подобные действия областного атамана Верхне-Донского казачьего общества Александра Степанова незаконны. Во-первых, территориально Воронеж относится к Центральному федеральному округу, во-вторых, для принятия такого важного решения необходим указ президента, и в-третьих, в уставе самого Всевеликого Войска Донского написано, что его юрисдикция распространяется только на Ростовскую и Волгоградскую области.
На самом деле этот скандал явился кульминацией давних распрей в среде воронежского казачества. Строго говоря, Воронежскую область, как и Черноземье вообще, в полной мере казачьим регионом назвать нельзя. Она находится в значительном отдалении от тех мест, где когда-то Россия граничила с ордами «башибузуков» — а именно для защиты от них и создавались казачьи поселения. Тем не менее по территории области протекает Дон, поэтому формально немногочисленное воронежское казачество относит себя к донским казакам.
Начавшийся в конце 80-х годов процесс возрождения воронежского казачества сопровождался возникновением большого количества параллельных, а зачастую дублирующих друг друга и конкурирующих структур. Тут были и казачье землячество, и Северо-Донской союз казаков, и Воронежский округ Всевеликого Войска Донского и т. д. и т. п. Наконец, в 1997 году по решению большого казачьего круга базой, объединяющей казачество Черноземья, стало Верхне-Донское казачье общество (ВДКО). А в 1999 году воронежские казаки вошли в госреестр. С этого момента Воронежский казачий отдел — подразделение ВДКО.
Несмотря на то что у ВДКО есть хутора практически во всех районах Воронежской области, по сравнению с более южными донскими регионами общее количество казаков в них невелико — на бумаге около 1,5 -2 тыс., а реально — человек 500. Тем не менее это самая большая казачья община в области. Кроме нее, официально есть еще две, значительно меньшие по численности. Это Северо-Донской союз казаков, головная структура которого — Союз казаков России — также расположена в Москве, и Воронежский округ Всевеликого Войска Донского с центром в Новочеркасске Ростовской области. Обе эти общины насчитывают не более ста человек.
У городского отделения общины возник серьезный конфликт с областным атаманом — Александром Степановым. В свое время он был начальником штаба в местной структуре РНЕ, а ныне работает в обладминистрации заместителем начальника одного из отделов. Причем Степанову удалось сохранить свой пост и при новом губернаторе Владимире Кулакове, несмотря на то что на выборах он поддерживал старого — Ивана Шабанова. Незадолго до выборов областная администрация выделила деньги — около полумиллиона рублей — на покупку сувенирных шашек для награждения особо отличившихся членов общины. Степанов долго держал эти деньги у себя, а за четыре дня до выборов организовал долгожданную «раздачу слонов». Причем вручал шашки не кто иной, как сам Иван Шабанов, хотя большинство казаков были этим недовольны. Мало того, выяснилось, что сумма, потраченная Степановым на закупку шашек, была значительно меньше выделенной (всего было закуплено 153 шашки по цене 1890 рублей за каждую). На вопрос, куда делись остальные деньги, он ответил, что очень дорого стоили разрешения. Представители ревизионной комиссии ВДКО пришли к атаману с требованием предоставить документы о финансово-хозяйственной деятельности. Степанов документы показать отказался, заявив, что он, дескать, отчитывается только перед Богом.
Среди казаков поднялась волна недоверия к Степанову. По уставу, атаман должен избираться на казачьем круге раз в год. Казаки потребовали назначить круг на февраль, но Степанов под разными предлогами — то посевная, то уборка — откладывал его проведение, при этом не забывая одаривать шашками московское начальство. В конце концов он заявил Леониду Сахнову: «Все равно меня москвичи в обиду не дадут. Я им сделал столько, что они мне должны».
К слову, городское отделение ВДКО, по-видимому, единственная областная казачья община, члены которой занимаются реальной работой. По договору с новоусманским плодоовощным хозяйством казаки охраняют сады, а около областной больницы им разрешили организовать автостоянку, прибыли с которой хватает на небольшую зарплату рядовым казакам.
Можно заметить, что с тех пор, как городская община приспособила своих казачков к делу, среди них стало заметно меньше так называемых «ряженых» — любителей помахать плеткой и вешать на себя незаслуженные награды. Но в целом эйфория начала 90-х сошла в области «на нет». Среди атаманов различных рангов появляется все больше и больше политических фигур и чиновников, использующих казачество в своих интересах, что большинству рядовых казаков «не любо».
Воронеж


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru