Русская линия
Прочие периодические издания Борис Колымагин30.06.2002 

На расстоянии двух свобод

Сердце пустыни". Архимандрит Виктор (Мамонтов), М.: Свято-Филаретовская московская высшая православно-христианская школа, 2001. — 96 с., илл. 3 000 экз.
В книге архимандрита Виктора (Мамонтова) рассказывается о трех замечательных старцах, живших не в какие-то достославные времена, а совсем недавно. Многочисленные отдыхающие на Рижском взморье даже не подозревали, что совсем недалеко от них, в скромной Преображенской пустыньке под Елгавой, теплится огонек духовности, у которого отогреваются верующие страны советов. В пустыньке до 1968-го служил схиархимандрит Косма (Смирнов), а с 69-го по 78-й — архимандрит Таврион (Батозский). Подвижники делали все от них зависящее, чтобы помочь людям жить в Духе и внутренней свободе. Они не только давали пришедшим разумные советы, не только с уважением и состраданием выслушивали их, но и помогали им выйти из скорлупы собственной закрытости, найти свое дело-служение.
В пустыньке жили без пышности, скудно, тихо, молитвенно. Было здесь и свое хозяйство: выращивали овощи, пекли хлеб, доили коров. Внутренний свет и любовь, который излучали старцы, касались всех, даже незваных гостей из Совета по делам религии и цыган. С последними был такой случай: однажды нагрянули они всем табором в обитель, проникли в келью к о. Косме. Возмущенные сестры, естественно, прогнали их, а когда сообщили об этом батюшке, тот спокойно спросил: ?А вы их накормили, молочком напоили?
Третий подвижник, о. Серафим (Тяпочкин), служил в белгородской глубинке, в церкви села Ракитское, куда также тянулся нескончаемый людской поток. Власти делали все возможное, чтобы уменьшить число приезжих. Некоторых из них милиция как живущих без прописки заставляла даже работать в местном колхозе.
О. Серафим принимал человека таким, каков он был, общаясь с ним? на расстоянии двух свобод?. Он уважал его внутренний выбор, его? самостоянье?. Как явствует из жизнеописания, батюшка был прост и прозорлив. В его жестах и фигурах поведения оживали сила и дух древних подвижников. Он много страдал (тюрьма, ссылка, смерть близких) и умел сострадать. Среди духовных детей старца — знаменитый иконописец о. Зинон, чья работа украшает обложку книги.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru