Русская линия
Коммерсант Павел Коробов30.06.2002 

Братское послание могут послать
Московская патриархия хочет объединиться с бывшими врагами народа

Сегодня в Нью-Йорке начинает работу Архиерейский собор Русской православной церкви за рубежом. Главным событием нынешнего собора должно стать избрание нового первоиерарха РПЦЗ вместо митрополита Виталия, который летом этого года ввиду преклонного возраста и по состоянию здоровья подал прошение об отставке. Второй важный вопрос, который обсудят архиереи РПЦЗ, — отношение к присланному в адрес собора «Братскому посланию» патриарха Московского и всея Руси Алексия II и синода Русской православной церкви, в котором говорится о готовности РПЦ начать процесс объединения всей Русской церкви. Своими мыслями по поводу «Братского послания» с корреспондентом Ъ Павлом Коробовым поделился управляющий Канадской епархией епископ Михаил.
— Мне представляется, что определение «братское», которое предпослано этому документу, если понимать его по-церковному, не совсем к нему приложимо. Мне послание видится формально мирскою бумагой, составленной мирским учреждением с мирскою же целью. В праздничном обращении к боголюбивой пастве Канадской епархии на день Покрова я писал: «…напало на нас с 'братским посланием' сергианское ополчение, утверждая что, мол, 'церковь в отечестве свободно совершает ныне свое спасительное служение' (так же они говорили и в 1945 году, правда, в других условиях). Сергиане уверяют нас, что это мы — 'в плену исторически изжитого разделения', и предлагают 'оставить все споры о правде человеческой', словно в нашем неприятии сергианства и экуменизма мы не руководствуемся именно правдою Божиею». К тому же меня очень озадачило упоминание о «реальной перспективе объединения двух частей единой Русской церкви». Авторы послания без обиняков признают, что прежде они всегда обращались к «карловацкому расколу» (т. е. к РПЦЗ) с пренебрежением и что ныне перед нами — первое в истории Московской патриархии «братское послание». И все. Точка. То есть прежде нас всячески поносили и именовали карловчанами, раскольниками, гитлеровцами, фашистами, монархистами, контрреволюционерами, врагами народа и т. п., а теперь оказывается, что мы братья.
В чем же состоит наше братство? Ведь издавна считалось не только допустимым, но и вполне справедливым отнять у зарубежной церкви при посредстве мирских политических сил больше половины наших владений в Иерусалиме (в 1948 году), а недавно, в 1997 году, таким же методом отняли нашу обитель в Хевроне.
— Что такое брат в церковном понимании? Чтобы быть братьями во Христе, надо одинаково, единомысленно, как мы говорим, воспринимать все истины церковные, но именно все истины. Если такое требование не исполнено — духовный и исторический опыт церкви показывает, что плодом псевдобратских соглашений является постепенный распад церкви.
До сих пор РПЦЗ, существующая за пределами территории исторической России вот уже более 80 лет, не вызывала братских чувств у поставленных советской властью иерархов. Больше того, отношения оказывались не просто не братскими, но исключительно враждебными. Тому была своя причина. Наше пребывание за рубежом недвумысленно означало не только непризнание церковью богоборческой власти, водворившейся на территории России, но также и то, что Московская патриархия явилась порождением этой власти, а не преемственным продолжением той тысячелетней, свободной поместной православной российской церкви. Только хитроумная подсоветская диалектика, исповедуемая силами, которые всячески старались добиться самоупразднения РПЦЗ, безуспешно пыталась доказать преемственную связь Московской патриархии с поместною российской церковью. Значит, были на то свои причины. Значит, существовала некая логика, которой руководствовалась Москва, когда объявляла нас раскольниками. Им надо было нас объявить нецерковью. Они никогда не приглашали нас как церковь возвратиться в Россию. Это сделал русский народ, на что мы и отозвались.
Что же теперь переменилось? По-человечески протянуть руку возможно всегда, в любых обстоятельствах, и на это мы никогда не отвечаем отказом. Что же до церковных понятий, то наша христианская, православная церковная совесть вынуждает нас поставить вопрос о духовном единодушии с тем, который протягивает руку. Меня очень интересует, каким образом Московская патриархия обрела с нами единодушие? Нам этого не объяснили. Нам только сказали, что «ныне упразднились все те исторические причины, которыми было обусловлено наше с вами разделение». Во-первых, с точки зрения истории ситуация выглядит так: не осужденная Московской патриархией декларация митрополита Сергия 1927 года есть акт его откола от законно поставленного церковью первоиерарха митрополита Петра (Полянского). Издание декларации было предпринято вопреки мнениям почти всего епископата Русской церкви. Это означает, что Сергий откололся от Русской церкви, да еще и пытался, угождая властям, по избранному им пути повести всю эту церковь. Нынешняя Московская патриархия — преемница именно «советской церкви». Такова историческая правда. Во-вторых, с церковной точки зрения сергианство наложило глубокий отпечаток на всю церковную жизнь, на все ее устроения — и, таким образом, остаются неразрешенными важнейшие канонические вопросы. Речь идет об апостольской преемственности, о соборности, о природе церкви, о церковной иерархии, об отношении церкви и государства. В детальных ответах на эти вопросы содержится и ответ на вопрос о наших дальнейших отношениях.
Все вышесказанное есть именно моя, грешного епископа Михаила, реакция, каковая ни в коей мере не дерзает предвосхитить или хоть в чем-то подменить собою тот ответ, который, если будет на то решение собора, может быть дан на это «братское послание».

Из «Братского послания Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Священного Синода Русской Православной Церкви членам Архиерейского Собора Русской Православной Церкви за границей»

Минул трагический XX век, в котором Россию и ее Святую Церковь постигла година тяжких искушений. Великим грехом богоотступничества соблазнилось народное сердце. В духовном помрачении разрушались храмы, осквернялись святыни, грубо попиралась Богом дарованная человеку свобода, хитон церковный раздирали враги внутренние и внешние. Русская Церковь взошла на свою Голгофу, и исполнилось евангельское пророчество Спасителя, когда в богоборческом соблазне предал брат брата на смерть, и отец — сына, и восстали дети на родителей, и умертвили их (Мф. 10. 21). Однако верен Бог в Своих обетованиях, и, восходя на крест, православная Россия верила в свое воскресение… Святыми молитвами новоявленных угодников Божиих пало наконец иго воинствующего безбожия.
Сегодня, вступив в новое тысячелетие, мы можем с радостью свидетельствовать, что врата адовы (Мф. 16. 18) не одолели Церковь в России. Дорогие братья во Христе… ныне упразднились все те исторические причины, которыми было обусловлено наше с вами разделение. Церковь в Отечестве свободно совершает ныне свое спасительное служение. Несмотря на страшные годы гонений, она соблюла в неповрежденности слово Христово и вновь обрела возможность полным голосом проповедовать истину Святого Православия. Прошедший в августе прошлого года Юбилейный Архиерейский Собор стал еще одним ярким проявлением церковного возрождения. Принятые на нем Основы социальной концепции Русской Православной Церкви внесли необходимую ясность во взаимные отношения Церкви и государства. Свершилось прославление в лике святых великого сонма Новомучеников и Исповедников Российских, и в том числе Царственных Страстотерпцев. Однако лишь тогда станет полной наша радость, когда получит исцеление рана пагубного раскола в теле Церкви Русской. Печалью исполнены наши сердца оттого, что мы с вами, братия, православно исповедуя единую веру, не можем причаститься от единой Чаши и продолжаем находиться в плену исторически изжитого разделения. Многие чуткие души, особенно из числа русских людей, живущих за рубежами Отечества, тяготятся таким положением, стремясь найти пути к его преодолению. И в недрах самой Зарубежной Церкви все усиливается стремление к упразднению разделяющего средостения. Радость многим членам Церкви в России доставило решение прошлогоднего Архиерейского Собора Русской Зарубежной Церкви о создании Комиссии по вопросам единства Русской Церкви. Мы подтверждаем нашу готовность создать подобную же комиссию со своей стороны, дабы в братском диалоге разрешить те недоумения, которые все еще стоят на пути единства…
Принеся взаимное покаяние, мы призваны пойти навстречу друг другу и преодолеть застарелые подозрения и вражды…


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru