Русская линия
Итоги Леонид Радзиховский30.06.2002 

Возвращение Державы
Третий мировой порядок вместо Третьей мировой войны

«Новый курс» Путина, взятый им после 11 сентября, становится все более отчетливым и прагматичным. Отказ от зарубежных военных баз, саммит АТЭС в Шанхае, предстоящая встреча с Бушем в США — звенья одной цепи. Это означает, что корабль под названием «Россия» следует собственным курсом — курсом национальных интересов. Закрытие центра радиоэлектронной разведки на Кубе и военно-морской базы в Камрани продиктовано именно этими интересами, а вовсе не желанием сделать приятное Соединенным Штатам.
Просто Россия раньше Америки поняла, что сегодня, когда «вероятный противник» не имеет ни определенной территории базирования, ни явно очерченных границ, дорогостоящие объекты эпохи холодной войны, да еще за океаном, ей ни к чему. То, что этот шаг совпал с чаяниями США, — не более чем совпадение.
До терактов в США Запад интересовался Россией лишь с одной стороны: как обеспечить себе безопасность от «этой непредсказуемой страны». После 11 сентября Запад волнует совсем другое — как обеспечить свою безопасность вместе с Россией, как спасти себя с помощью этой Великой державы.
До 11 сентября Москва просто не имела права отказаться от разведывательного центра на Кубе и базы во Вьетнаме — это было бы чревато «потерей лица» в игре с Америкой в многополярный мир. Но 11 сентября, когда один полюс этого мира сел в Boeing и протаранил другой полюс, старые игры кончились. Путин понял, что Россия отныне обречена заботиться лишь о собственных национальных интересах. И в данном случае ее интересы лишь совпали с интересами остального цивилизованного мира.
Дыхание новой «горячей» войны мгновенно растопило последний лед старой «холодной». Это поняли и Буш, и Путин. Человечество находится в точке перелома: новый хаос или новый порядок. И телефонный звонок Путина Бушу вскоре после атаки на Нью-Йорк и Вашингтон стал первым камнем в фундамент этого порядка.
В 1945—1990 годах «ялтинский мир» был двухмерным: по одной оси США, по другой — СССР. Поэтому мир был прочным: все остальные страны «знали свое место», сверхдержавы помнили про свою ответственность. Этот порядок многие считали жестоким и несправедливым, но он гарантировал мир от хаоса и давал шансы для прогресса. В 1991 году, когда СССР рухнул, казалось, что возник новый порядок, тоже жестокий и несправедливый, но тоже прочный — Pax Americana. Он тоже опирался на две оси, тоже был двухмерным. Одна ось — экономическая незыблемая мощь США, другая ось — Пентагон, военно-политическая незыблемая мощь. И девиз нового мир был ясен: In Dollar we trust.
«Ялтинский мир» просуществовал 45 лет, Pax Americana — 10 лет. Boeing атаковали обе оси этого мира — Всемирный торговый центр и Пентагон. Опереться вдруг стало не на что — незыблемый Запад ходуном заходил.
Какой ответ должен дать Запад на этот вызов? Как создать третью после 1945 года военно-политическую и экономическую систему мирового порядка?
Психологически тяга Запада в этот момент к России почти инстинктивна. И в 1914-м, и в 1941-м именно мы вытягивали западный мир. Но Россия с тех пор изменилась необратимо. Воевать до последнего русского соладата больше не получится — не для того в России построили демократическое (по западному образцу) общество, отныне и у нас жизнь человека чего-то стоит.
Зато неизменным осталось одно: географическое положение. И сегодня впервые у России появляется осознанная геополитика. Геополитика евразийская, только прямо противоположная тому, о чем говорили профессиональные «евразийцы». Россия абсолютно европейская страна по своему социальному устройству, культуре, общественным ценностям, расположенная в том числе в Азии. Поэтому в руках президента России не просто ядерный чемоданчик, а ключ к судьбе мира.
С того момента, как именно Азия стала эпицентром всемирного «землетрясения», Россия становится ключевым звеном нового мирового порядка.
Если бы Россия взяла на себя роль «мягкого союзника» режимов, подозреваемых в поддержке терроризма (роль столь любезную как минимум половине нашей политической элиты), — это означало бы реальную и скорую мировую войну, гибель Запада, самой России, новое Средневековье. Раз Россия взяла роль твердого союзника Запада, раз Россия замкнула «Северное Цивилизационное кольцо» (США — Европа — Россия — США), то это значит, что у Запада, России и мира есть шанс. Шанс навести порядок, твердостью и устрашением остановить хаос, «мировой беспредел».
Россия обречена на роль мировой Державы. И это для нее вовсе не подарок. Но ответственность ей переложить просто не на кого. Очевидно, что сегодня существует огромный разрыв между вернувшейся громадной исторической ролью России и ее слабой сырьевой экономикой и недореформированной армией. В этой ситуации вновь актуален лозунг «заграница нам поможет» — Западу придется это сделать, если он хочет спастись сам. Вчера слабая Россия вполне устраивала наших западных соседей. Сегодня слабый русский форпост смертельно опасен для наших западных союзников. Если они это поймут, то наш союз — стратегический.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru