Русская линия
День (Киев) Клара Гудзик27.06.2002 

Гость из Москвы

На этой неделе в Киево- Печерской лавре проходит конференция? Семья в пост- атеистических обществах?. Принять участие в конференции приглашен известный российский ученый, специалист по истории культуры и искусства, филолог, знаток религий, глубоко верующий человек — Сергей Аверинцев.
О чем бы не говорил г-н Аверинцев в своем выступлении, в его словах постоянно присутствовал один мотив — неприятие какой бы то ни было формы тоталитаризма и преданность демократии. Что было особенно важно в контексте конференции, организованной Украинской православной церковью Московского патриархата. Церковью, некоторые иерархи и мирянские организации которой публично исповедуют ностальгию по сталинским временам и даже — забывая уроки истории — вступают в политические? блоки? с коммунистами Украины. Ниже приводится несколько фрагментов из доклада господина Аверинцева.
?Самые лучшие отношения между сыном и отцом — это когда сын идет по пути отца, следует его примеру?.
?Моя собственная юношеская солидарность с родителями и старшими людьми моего круга базировалась на одинаковом отношении к сталинизму, — нас объединял образ общего врага?.
?Всегда существуют разногласия в жизненном опыте поколений и поэтому между ними всегда существуют трения. По причине, которую я называю? хронологическим провинциализмом? — каждое поколение замыкается в своем времени и не хочет признавать ничего, что выходит за пределы этого времени. Дело не в том, чтобы споров не было, а в том, чтобы стороны умели и хотели слушать друг друга, — диалог поколений не может прерываться?.
?Сегодня становится заметна абсолютизация разногласий между поколениями, в которой заинтересована коммерция. Например, в существовании особой? молодежной культуры? с соответствующими аксессуарами. Другой пример — богатым обществам реклама навеяла мнение, что каждый член семьи должен иметь свой автомобиль. Это привело к росту спроса на машины, но понятие? семейного автомобиля? исчезло, — как и совместные поездки детей и родителей?.
?То, что Россия и Украина избавились от тоталитаризма, совсем не означает, что мы избавились от него навсегда. Он может возвращаться к нам под различными масками. Боюсь? ползучего? тоталитаризма — когда люди перестают воспринимать обычную логику, смотрят только назад, в комсомольские времена?. ?До сих пор существует предвзятое мнение, что тоталитарные режимы выступают за? крепкую здоровую семью?. Что приписывается как сталинизму, так и фашизму. Но это ошибка, обусловленная, в частности, тем, что нам свойственно помнить конец тоталитарного режима, а не его начало. Вспомните советские двадцатые годы, когда едва ли не проповедовалась идея общих жен. А идеолог Третьего Рейха Розенберг воспевал, хотя и в несколько туманных выражениях, ?мужскую любовь? (гомосексуализм) суперменов, белокурых бестий?.
?Политика тоталитарных правительств преследует, как правило, одну цель — вытеснить из жизни все нормальные взаимоотношения и заменить их собой. Сначала семья объявлялась чуть ли не мещанством, а потом так же искусственно? дарилась? обществу. Впрочем, семья, на которую жалуются в партком, — это уже нечто совсем другое. Тоталитарные режимы склоны и к эксплуатации конфликтов между родителями и детьми, как это бывало во время гражданской войны в России?.
?Не у каждого человека достаточно сил, чтобы проявлять гражданское мужество, живя в условиях тоталитарного режима. Но чрезвычайно важно уметь говорить правду самому себе, держаться внутренней справедливости, — не оправдывать себя, свой конформизм?.
?Я не имею права оценивать интеллигенцию, потому что я к ней принадлежу. Поэтому пытаюсь даже не употреблять прилагательное? интеллигентный?. Не могу также сказать, что интеллигенция является? умом, честью и совестью? общества или чем-то вроде наследственной касты или средневекового ордена. Не нужно идеализировать интеллигентов. Среди них были, есть и будут люди, которые предают свои обязанности. Раньше, однако, интеллигентов отличало, даже в худшие времена, осознание своего долга, а также попытки помогать людям в беде. И в любом случае, интеллигент никогда не присоединяется к так называемому общепринятому мнению, к? хору?, не думает, ?как все?.
Слушая уважаемого гостя, нельзя было избавиться от чувства зависти. Выступление господина Аверинцева было философски спокойным и абсолютно лишенным соревновательного духа. Он не нападал, не защищался, не акцентировал свое право быть россиянином или говорить на русском. И был весьма далек от того, чтобы использовать свои научные взгляды в качестве политических арсеналов. Как это почти всегда, сознательно или бессознательно, делают украинские ученые в своих публичных выступлениях. Когда аудитория ставила московскому гостю что-то вроде провокационных вопросов, он и не думал воспринимать их таковыми, а спокойно излагал свою точку зрения. И очень быстро переходил в измерения, далекие от политики, а часто — и от современности. По-видимому, только устоявшаяся, давно признанная культура может давать человеку спокойную уверенность, философскую отстраненность, вместе с привлекательной безличной доброжелательностью. Интересно, сколько времени нужно, чтобы украинское общество избавилось от пафоса политической борьбы, которым сегодня пропитано все наше существование?


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru