Русская линия
День (Киев) Макийа Кенан27.06.2002 

Исламская интеллигенция: кризис? жертвенного сознания?

Арабский и весь мусульманский мир оказался сегодня перед проблемой дальнейшего развития цивилизации, с какой не сталкивался со времен падения Османской Империи. Террористические акты в Нью-Йорке и Вашингтоне унесли жизни нескольких тысяч невинных людей. Еще миллионы жизней будут потеряны, если после событий 11 сентября арабы и другие мусульмане еще больше уверуют в то, что они — ?жертвы?.
?Антиамериканизм? Осамы Бен Ладена — это лишь последняя и наиболее яростная форма идеи, давно взращенной светскими, так называемыми прогрессивными, националистически настроенными арабскими интеллектуалами, и проповедуемой под различными названиями: антиимпериализм, антисионизм, арабский социализм и панарабизм. В основе всех вышеупомянутых идеологических течений лежат реальные, более или менее оправданные поводы для недовольства. Среди них приоритет должен быть отдан несправедливости, учиненной в виде насильственного выселения миллионов палестинцев, которым сопровождалось рождение Израиля в 1948 году.
Однако арабским националистам и левым? антиимпериалистам? моего поколения (к числу которых я когда-то принадлежал) не удалось направить это чувство недовольства на строительство гражданского общества, как это бывает, когда гражданские свободы завоевываются в тяжелой борьбе с тираническими режимами (в качестве примера можно привести Латинскую Америку 1980-х). Наша неспособность поставить перед собой такие цели породила вакуум, быстро заполнившийся законспирированным взглядом на историю, усиленным этими самыми тираниями, приписавшими вину за все мировое зло? большому Сатане? — Америке, или? маленькому Сатане? — Израилю.
Опасным негласным следствием такого подхода стало общепринятое мнение, что? мы, арабы?, не имеем или почти не имеем никакой возможности изменить несправедливые законы, по которым живет этот мир. Мусульмане вообще и арабы, в частности, стали рассматривать себя как? вечных? жертв XX века, обреченных на сизифову? борьбу? против сатанинской несправедливости. Было утеряно восприятие себя в качестве реальной политической силы, направленной на последовательное достижение конкретных политических целей.
Необходимо отметить, что арабы не единственные, кто возвел себя в? ранг? мучеников. Современное самосознание израильтян сформировалось, в конце концов, на основе Холокоста точно так же, как национальное самосознание палестинцев сформировалось под влиянием израильско-палестинских отношений. Такие соразмерности (а их много) создали мощный? комплекс жертвы?, характерный в той или иной степени для всех жителей Ближнего Востока (палестинцев, израильтян, курдов, армян, тюркских народов, шиитов и суннитов).
В арабском мире, особенно после победы Израиля в шестидневной войне 1967 года, этот комплекс превратился в движущую силу — как в политике, так и в культуре, что легло в основу появления таких кровавых режимов, как режим Саддама Хусейна в Ираке и Хафеза Ассада в Сирии. От светских арабских националистов смертоносный антиамериканский настрой перешел к (прежде малочисленным) религиозным фанатикам. В 1979 году он слился с антишахскими настроениями, став одним из основополагающих факторов иранской революции. Поднявшись таким образом, волна антиамериканизма захлестнула все основные направления исламского движения от Алжира до Пакистана.
Арабский и мусульманский мир на сегодняшний день имеет полный набор проблем, связанных с экономическим крахом и массовой безработицей, находясь под властью еще более репрессивных режимов. Но во многих отношениях самая большая ошибка исламского мира — это ошибка интеллектуальная, в особенности же ошибка интеллигенции — писателей, ученых, художников, журналистов и т. д., которые, за некоторыми исключениями, оказались не в состоянии бросить вызов самым диким параноидальным фантазиям, господствующим в регионе. Более того, они поддерживают их своим нежеланием вырваться из парадигмы национализма (например, протянуть руку солидарности своим коллегам в Израиле).
Напротив, они выступают в роли непримиримых критиков, осыпая своих правителей упреками за недостаточно антисионистскую или антиимпериалистическую политику. Запутавшись во всем этом, очень сложно создать современную, правовую политическую систему, которая смогла бы стать основанием для всеобщего процветания. При отсутствии альтернативы рассуждениям, изобилующим нескончаемой жалостью к себе и своему мученическому положению, разве удивительно, что отчаявшиеся представители среднего класса тяготеют к радикальному мышлению и террористической деятельности? Их ужасающие суицидальные акции вызывают незамедлительные и еще более яростные ответные действия, что, в свою очередь, усиливает глубину осознания своей мученической доли, привлекающего новых пребывающих в заблуждении мучеников. Вот та пропасть, на краю которой сегодня находятся арабские и мусульманские общества.
И чтобы избежать грозящей им опасности, мусульмане и арабы, а не американцы, должны находиться на передовых позициях в войне нового типа — войне, которую стоит вести для нашего собственного спасения и спасения наших душ. Это и есть, как скажут вам знатоки ислама, чьи воззрения сейчас не в моде, истинное значение слова? джихад?; значение, искаженное террористами и смертниками, а также теми, кто аплодирует и находит оправдание их действиям. Изгнание зла, содеянного ими от нашего имени, — вот задача цивилизации, перед лицом которой арабы и мусульмане в — и за пределами арабского и мусульманского мира (Осама Бен Ладен стер эту границу) оказались на заре XXI века. Проект Синдикат для? Дня?.
Кенан Макийя родился в Багдаде (Ирак), сейчас преподает в Университете Брандейс США. Он является автором следующих книг: ?Республика страха: политика современного Ирака? (University of California Press, 1989 и 1995), ?Жестокость и безмолвие: война, тирания, восстание и арабский мир? (Penguin, 1993) и? Скала: история Иерусалима седьмого века? (Pantheon Books, 2001).


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru