Русская линия
Аргументы и факты27.06.2002 

Нет конфликта между Христом и Аллахом

В прошлом номере «АиФ» была напечатана статья доктора психологических наук, ректора Восточно-Европейского института психоанализа Михаила Решетникова «Исламские истоки терроризма». Материал «задел за живое». Некоторые из откликов мы решили опубликовать.
До какого же безумия мы можем дойти, если будем рассуждать подобно М. Решетникову, который четко разделил мир на «цивилизованный» и «нецивилизованный», противопоставив, как он пишет, «исламскую часть человечества» «европейским ценностям и моделям»! Где та черта, которую мы должны будем в таком случае провести в России? Кто вправе противопоставлять людей, состоящих в межнациональном браке, имеющих общих детей, которые одинаково любят свою русскую мать и отца башкира? Может быть, подобного рода «теории» и породили чеченский кризис, упомянутый автором, превратив его в кровоточащую рану России. Она сегодня забирает тысячи жизней российских солдат, в том числе и солдат-мусульман, добросовестно исполняющих свой воинский долг. По какую сторону проведенной им черты автор отнесет их?
Шейх Нафигулла Аширов, Верховный муфтий Азиатской части России

Две жены — норма

Моя мама узбечка. У дедушки с маминой стороны было две жены. И я все приставала к бабушке: как ты могла допустить, чтобы твой муж женился еще на ком-то и любил еще кого-то? Это же несправедливо!
Бабушка называла меня глупой девчонкой и не понимала, о чем я говорю: «Это же нормально: одна жена занималась детьми, другая — хозяйством, дед любил и ту и другую». Так принято. А однажды к нам приехала родственница из глубинки и уже мне задавала вопросы, которые, на мой взгляд, были глупыми. Например, почему я не ношу узбекские штаны до пят? Ведь мужчины видят мои голые коленки. Это стыдно! И как я ни пыталась ей объяснить, она не понимала меня так же, как моя бабушка.
Начальник нашей лаборатории — узбек — человек передовых взглядов, окончил университет, русское отделение. Но женился по старинке, жену свою даже не видел до свадьбы, старики сговорились. И я опять лезла с вопросами: «Но вы же ее не любили? Разве так можно?» — «Так принято. Полюблю потом».
Мусульманство — это не просто набор сур из Корана и чтение молитвы лицом на Восток. Мусульманство — это система особых правил поведения, которым следуют из века в век. Кажется, что они лишены всякой человеческой логики, антигуманны или попахивают средневековьем. Но по этим правилам сегодня живут сотни миллионов людей, считают их единственно верными и никогда — НИКОГДА — не поменяют свой образ мыслей, даже если их забросают бомбами. И сделать мусульман частью своего — не их — общества просто невозможно.
Фарида Краснова, Смоленск

Война меньшинств

Не согласен с пессимистическим тоном статьи, но можно с уважением отнестись к тому, что М. Решетников честно и прямо ставит сегодняшние проблемы. Да, в мире есть множество ценностных систем. Да, в религиозном мировоззрении, в отличие от светско-гуманистического, есть ценности более высокие, чем земная жизнь. Не только мусульмане, но и христианские мученики часто шли на смерть ради веры. Есть, правда, и различия с исламом. Я думаю, христианин в гораздо меньшей степени готов жертвовать ради веры чужой жизнью. Для него самоубийство — тяжкий грех. Поэтому невозможно представить христианина в роли террориста-камикадзе.
Но при всех различиях нельзя одну из систем ценностей объявлять универсальной. Да, в западном мире нет обычаев, принятых на Востоке. Здесь не забивают женщину камнями, если, например, она изменила мужу. Но если тот же Афганистан желает жить по законам шариата, мы не должны силой менять уклад этого общества. Кстати, Ветхий Завет тоже предусматривал смертную казнь за отход от религиозных принципов.
Расхожая идея о противостоянии исламского и христианского мира — ложная и очень опасная. На самом деле элиту Запада трудно причислить к христианскому миру. Эта элита пытается отстоять и укрепить свои позиции в политической, экономической и военной сфере. На мировое господство пытаются претендовать и радикальные силы в исламской среде. То есть это конфликт меньшинства с меньшинством. Большинство христиан и мусульман не имеют к нему никакого отношения.
Протоиерей Всеволод Чаплин, секретарь ОВЦС МП

Ислам без прикрас

Благодарен газете «АиФ» за то, что она, не размазывая проблему, как кашу по тарелке для журавля, рассказала нам об особенностях ислама. Честный разговор лучше лукавства. Мне стало яснее, почему мы завязли в Чечне, почему из других регионов, где мусульмане объявлены «титульной нацией», вытесняют русских. Мусульмане — другие. И дело не в различиях между учениями Христа и Магомета. Дело в том, что мы выросли и воспитаны в разных мирах. Это не значит, что мы должны ненавидеть, бояться или вести друг против друга священные войны. Надо договариваться. Но для этого мы должны лучше знать и понимать друг друга. Во времена советской власти нас очень хорошо научили говорить друг другу комплименты. Как оказалось, это не самый лучший приворот для любви. Оказалось, что, протанцевав и пропев вместе полвека, мы очень плохо узнали друг друга и плохо научились жить вместе. Так давайте же учиться!
К. Славин, С.-Петербург


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru