Русская линия
Общая газета Александра Самарина25.06.2002 

Правоверные и православные
В Баксанском ущелье к войне готовы. Морально

В Тырныаузе, что в Кабардино-Балкарии, убит единственный православный священник. Убийца-мусульманин объявил, что рассчитывает попасть за это в рай.

Псих-одиночка

Рассказывает Валентина Воропаева, прихожанка: ?Весь тот день я словно чувствовала: случится что-то нехорошее. Прибралась в церкви, а уходить медлю: какой-то человек уже часа два вокруг ходит. Батюшка наш повел его в пономарку. Там удобно разговаривать. Сразу как они туда зашли, я услышала стоны, прибежала — парень бьет кинжалом отца Игоря в живот. (Как установит следствие, ударов было три: в печень, в сердце и в сонную артерию. — А.С.) Потом спокойно ушел?.
Погибший, Игорь Розин, священником был не совсем обыкновенным. Посвящение принял года за полтора до смерти, уверовал в 36 лет, не мальчиком был уже, но мужем. И отцом пятерых детей. А еще был он известным на Кавказе альпинистом, работал почти всю жизнь спасателем в Терсколе, доставал людей из трещин. То есть всю сознательную жизнь спасал… А себя самого спасти не захотел: будучи на голову выше, да и в плечах пошире убийцы, не решился на сопротивление вблизи алтаря.
24-летнего Ибрагима Хапаева, неработающего, задержали в тот же день. Говорит Валерий Кануков, прокурор Эльбрусского района: ?Хапаев сумасшедший. Однажды пытался зарезать собственного дядю за то, что тот не отвел в стадо коров. Видели в городе, как гонялся с ножом за бездомной собакой, — разве нормальный человек так поступит? В Нальчике уже подтвердили его невменяемость, теперь отправили на экспертизу в Курск.
В местном отделе ФСБ тоже царит полное благодушие — с террористами убийца не связан. Псих-одиночка, в общем.
Оказывается, признание убийцы невменяемым почти всегда намертво перекрывает дорогу всем остальным версиям, кроме одной — ?маниакальной?. Говорит следователь прокуратуры Елена Горленко: ?Считается, что невменяемый не может совершить преступление, а только? общественно опасное деяние?. Такого подозреваемого следователи не могут даже допросить — слова сумасшедшего юридической силы не имеют. Все полученные раньше показания таких лиц подвергаются сомнению, а зачастую игнорируются… Судя по всему, убийца отца Игоря действительно болен. Но он вполне мог быть использован как орудие. Такая возможность специально предусмотрена статьей 63 УК (пункт ?Д?, часть 1-я), по которой использование умственно неполноценного человека при совершении преступления расценивается как отягчающее обстоятельство?.

Страх

Итак, идея убийства православного священника вызрела в воспаленном сознании больного человека. Остается вопрос: каким ветром занесло в его голову дурное семя? Но за ответом далеко ходить не надо: атмосфера в Баксанском ущелье пронизана страхом и настороженной недоверчивостью друг к другу — это ощущение не покидало меня ни на минуту.
Это при том что каких-нибудь 10 лет назад столь же дружелюбных и открытых людей, как тырныаузцы, трудно было найти. Выросший вокруг богатейших горнорудных заводов, Тырныауз был населен инженерами и рабочими высокой квалификации. Почти все его жители свободно и с удовольствием говорили как минимум на трех языках: русском, кабардинском и балкарском. Что до религиозных предпочтений, то эти вопросы волновали тырныаузцев в последнюю очередь.
Дурным духом межконфессиональной конфронтации повеяло сразу, как только в Тырныаузе по инициативе отца Игоря возник православный приход. За нарастающей враждебностью отчетливо виделась чеченская война. Возвращались с кровавой? работы? парни с деньгами в карманах и мусором в головах. Женились на русских девушках — что пока еще престижно в Тырныаузе. Те объявляли себя мусульманками и теперь с преувеличенной яростью неофиток говорят гадости в спину немногочисленным прихожанкам.
Словами дело не ограничивается: старый Магомед, живущий по соседству с церковью, сильно зауважал нового священника и принял православие, за что был жестоко бит бывшими единоверцами. Тихие прихожанки убеждают меня и себя, что трагедия — случайность. И тут же добавляют, наивно не замечая в собственных словах противоречия: ?Вы знаете, батюшка такой храбрый был — не боялся по улицам пешком ходить, если вызывал кто причаститься либо исповедаться?!
Вдова Игоря Розина прямо говорит о многочисленных угрозах: ?И звонили, и приходили в церковь, требовали денег, мол, убьем, если платить не будешь. Муж тогда встал перед ними во весь рост — вот он я, убивайте… Те посмотрели, помолчали и ушли. А на девятый день после похорон, вернувшись с кладбища, мы не нашли любимого пса. Его тоже убили?. Прокурор Кануков ничего об этом не знает. По одной простой причине: не спрашивал.
В первые дни после смерти отца Игоря Валентина Воропаева рассказывала многим о двух бородатых мужчинах, что ждали убийцу на улице. Мне она сказать об этом побоялась. А сегодня узнаю: Воропаева, единственная свидетельница убийства, скоро уезжает из Тырныауза. Навсегда, бросая квартиру и могилу сына.
Теперь в Тырныаузской церкви новый священник: бывший пономарь, принявший монашеский обет вместе с новым именем — тоже отец Игорь. Угрожают и ему. Говорит, что молит Бога дать ему силы удержаться от сопротивления, если на него нападут в церкви.
Милиция, обещавшая выставить пост у церкви, слова не сдержала. Люди понимают: у гражданина начальника дети. А в местном ФСБ считают, что обстановка в городе спокойная, случившееся не имеет корней и не будет иметь последствий.
Остается надеяться, что происходящее в Тырныаузе не кем-то продуманная и организованная серия провокаций, а самодеятельность экстремистов от ислама. Об этом же говорит имам-раис Эльбрусского района Зулкарни-хаджи Тилов, житель села, признанного с легкой руки известной тележурналистки? гнездом ваххабизма?: ?Коран велит бережно относиться к иноверцам. А если убит православный, то виновник и запаха рая не почувствует. То, что произошло, — страшное горе… Мы не хотим войны?.
Многие мусульмане во главе с имамом три часа простояли под проливным дождем на похоронах отца Игоря. Однако и те, кому мир на Кавказе не нужен, для кого война — мать родна, не скрываются. У них всегда наготове оружие, необходимое для начала любой войны, — провокация.
Кабардино-Балкария


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru