Русская линия
Независимая газета Игорь Ротарь24.06.2002 

Религии «второго сорта»
Права верующих в Казахстане гарантированы законом, но нарушаются чиновниками

На кануне визита Папы Римского Иоанна Павла II в Казахстан корреспондент «НГ» попытался разобраться, как соблюдаются права верующих в этой центральноазиатской республике.
«Казахстанский Закон „О свободе вероисповедания и религиозных объединениях“ соответствует международным правовым стандартам, и в принципе у нас нет к нему нареканий. Но проблема заключается в том, что он далеко не всегда выполняется на практике. Чиновники нередко игнорируют закон и нарушают права верующих», — считает специалист по правам человека алма-атинской миссии ОБСЕ Биргит Кайнц.
«Я не стал бы утверждать, что католики подвергаются дискриминации на государственном уровне. Другое дело, что нас удручает бюрократическая волокита чиновников, которые порой просто плохо знают законы. Были случаи, когда нашим миссионерам необоснованно отказывали в визе, под надуманными предлогами не регистрировали наши приходы. В конечном итоге мы добивались соблюдения закона, но на это уходило время», — отметил в беседе с корреспондентом «НГ» глава представительства Ватикана в Алма-Ате Реймонд Конард.
Два наиболее многочисленных народа Казахстана — казахи и русские (доля от общей численности населения республики — 52 и 36% соответственно). Поскольку традиционная религия казахов — ислам суннитского толка, а русских — православие, то именно эти две религии исповедуют большинство жителей страны. Как заявила «НГ» председатель алма-атинского Хельсинкского комитета Нинель Фокина, власти Казахстана нарушают конституционный принцип невмешательства светского государства в дела религии и публично патронируют две основные конфессии — ислам и православие. В качестве подтверждения этому г-жа Фокина приводит следующие примеры. Высокие государственные чиновники, вплоть до президента страны, регулярно посещают церкви и мечети (и крайне редко — молитвенные дома других конфессий), произносят там речи, поздравляют верующих с религиозными праздниками. Главный муфтий страны и православный архиепископ приглашаются (в отличие от представителей других конфессий) практически на все государственные церемонии. На государственных телевизионных каналах «Хабар-2» и «Казахстан-1» есть специальные передачи об исламе, однако отсутствуют программы, посвященные другим религиям.
«Мы чувствуем себя людьми второго сорта. Я стану считать, что верующие всех конфессий имеют в Казахстане равные права, лишь когда на официальных мероприятиях рядом с президентом страны будут стоять не только муфтий и православный архиепископ, но и представители других конфессий», — заявил «НГ» президент Христианского общества евангелизации и милосердия, протестант по вероисповеданию, Роман Дудник. Как он утверждает, власти умышленно пытаются ограничивать распространение протестантства в Казахстане. Подобную политику Астаны Дудник считает по-своему логичной: «Если сегодня люди смогут свободно выбирать вероисповедание, то завтра они смогут выбирать президента».
Пожелавший остаться неизвестным баптистский миссионер из США полагает, что наибольшее сопротивление властей вызывает обращение казахов в протестантизм: «Власти считают, что у вас есть свобода выбора: стать православным, если вы родились русским; мусульманином — если родились казахом; католиком или протестантом — если родились немцем. Сегодня же уже порядка восьми тысяч казахов (численность титульной нации в Казахстане около 8 млн. — И.Р.) приняли протестантство, и Астана воспринимает этот факт чуть ли не как угрозу национальной безопасности».
Несколько иной точки зрения придерживается сотрудник алма-атинской миссии ОБСЕ Биргит Кайнц: «Резкое сопротивление прозелитизму действительно существует, но я не стала бы утверждать, что это целенаправленная политика государства. Скорее, это явление отражает настроения большинства населения и принимающих решения чиновников как его части. Так, например, даже образованная журналистка с ужасом (!) рассказывала мне, что существует угроза обращения в протестантство целого казахского села».
По мнению Нинель Фокиной, положение приверженцев нетрадиционных для Казахстана религий резко ухудшилось с 1998 г., когда правительство разработало проект изменений и дополнений в действующий Закон «О свободе вероисповедания и религиозных объединениях», направленный на усиление контрольных функций государства и регламентацию деятельности нетрадиционных религиозных объединений, вызывающих наибольшую обеспокоенность со стороны местных органов власти.
Кроме того, 9 декабря 1999 г. Министерство образования разослало в школы циркуляры, предписывающие целый ряд запретов: не допускать посещения учащимися религиозных объединений и организаций; не допускать принятия гуманитарной или другой помощи от религиозных объединений; исключить возможность сдачи в аренду зданий и помещений для проведения мероприятий теми или иными религиозными объединениями. Данный циркуляр был отменен 19 декабря 2000 г. Однако и сегодня многие школьные администраторы воспринимают его как руководство к действию. В частности, директор алма-атинской школы # 154 запрещает учащимся посещать собрания протестантов. Ученикам «разъяснили» на школьной линейке, что «сектанты делают фарш из детей» и с помощью наркотиков превращают прихожан в зомби.
Всего, начиная с конца 1998 г., в правительстве разрабатывалось пять вариантов нового закона о свободе вероисповедания. Последний вариант был представлен в парламент в марте 2001 г. Проект содержал множественные дискриминационные положения по признакам веры, возраста и неоправданно ограничивал религиозные свободы граждан Казахстана.
«Одновременно с представлением нового законопроекта власти начали массированную кампанию по проверке деятельности религиозных объединений. Весной была проведена тотальная проверка религиозных объединений республики со стороны Комитета национальной безопасности, Налоговой полиции и Минюста. Была прекращена регистрация всех религиозных объединений — ни одно из них не зарегистрировано в этом году», — рассказала «НГ» уже упоминавшаяся г-жа Нинель Фокина. Благодаря вмешательству ОБСЕ и общественных объединений республики в августе этого года законопроект был отозван. Однако, по мнению Фокиной, «маховик» репрессивной машины уже запущен, и пройдет не менее полугода, прежде чем ситуация стабилизируется.
«В принципе тот факт, что мартовский законопроект был отозван, свидетельствует о том, что ситуация в Казахстане меняется в лучшую сторону. Но окончательные выводы делать все же рано. Возможно, что в ближайшем будущем появится новый законопроект „О свободе вероисповедания и религиозных объединениях“, и нам пока неизвестно, насколько он будет соответствовать международным правовым нормам», — считает специалист по правам человека алма-атинской миссии ОБСЕ Биргит Кайнц.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru