Русская линия
Время MN В. Войнович22.06.2002 

Еврейское политбюро

Из моей жизни в Германии запомнился один эпизод. Вскоре после моего приезда я познакомился в Майнце с преклонного возраста женщиной, эмигранткой первой волны. Узнав, что я писатель, критик советского режима и только что из России, она пригласила меня к себе. Поставила мне и мужу, бизнесмену из рижских немцев, водку, сама пьет чай. Очень интересуется тем, что происходит на ее родине и, в частности, как там с национальным вопросом.
— Вот я тут со всеми спорю, со мной никто не соглашается. И он, — кивнула на мужа, — тоже. Скажите вы. Правда, ведь никакого украинского языка не существует, а есть всего лишь малороссийский диалект русского?
— Нет, — говорю я вежливо, — думаю, что это неправда. Если вы услышите украинскую речь, не зная ее, вы мало чего поймете. Это значит, что украинский язык все-таки есть.
Она промолчала, но вряд ли согласилась. Поговорили еще о чем-то.
— А вот меня интересует, — говорит она, — почему среди диссидентов и советских правителей так много нерусских?
— Вы хотите сказать, что среди них много евреев?
— Ну да, — кивнула она, слегка замявшись.
— Что касается диссидентов, — сказал я, — то среди них евреи, конечно, попадаются. А вот среди правителей… Скажите, вы думаете, Брежнев — еврей?
— А разве нет?
— Нет. Брежнев не еврей. И все остальные члены Политбюро не евреи.
— Ну как же, — говорит она и, достав спрятанную за книгами советскую газету с портретами членов Политбюро, брезгливо смотрит на них. — Разве они русские?
— Не знаю, — говорю я, — может быть, они вообще безнациональные выродки, но ни в каком случае не евреи. Но если вы хотите подробнее, давайте посмотрим.
И я, тыча пальцем в портреты, привел анкетные данные вождей, как это было указано в опубликованных данных:
«Брежнев — русский, Андропов — русский, Гришин — русский, Громыко — русский, Кириленко — русский, Косыгин — русский, Кунаев — казах, Пельше — латыш, Романов — русский, Суслов — русский, Тихонов — украинец, Устинов — русский, Черненко — русский, Щербицкий — украинец».
— Эти четырнадцать человек, — сказал я, — являются реальными руководителями советского государства. Из них десять русских, два украинца, один казах и один латыш.
Старушка бережно сложила газету и опять спрятала ее за книги. Возражать мне она не стала, но мнения своего, похоже, не изменила.
Много лет назад на известного советского поэта и антисемита Сергея Смирнова, всю жизнь страдавшего от большого физического недостатка и комплекса неполноценности, была сочинена эпиграмма: «Поэт горбат. Стихи его горбаты. Кто виноват? Евреи виноваты».
Эту эпиграмму, кстати, очень любил великий русский писатель Константин Георгиевич Паустовский…


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru