Русская линия
Завтра Е. Чебалин17.06.2002 

Растлители

Господа родители! Дорогие дети!
Вы знаете, что проявление любых ласк и сексуальных действий в петтинге не заканчивается, собственно, введением пениса во влагалище?
Что презерватив представляет собой оболочку из резины или бараньих кишок, которую надевают на половой член?
Что всех нас не должен тревожить ни факт мастурбации (онанизма, «карманного бильярда», рукоблудия) и ни ее количественная интенсивность, поскольку мужчины и женщины многих примитивных народов часто к ней прибегают?
Что стерилизация — самый надежный способ предохранения от беременности?
Вы, господа родители, скорее всего, не знали этих элементарно-половых цветочков. Но есть еще ягодки. Все вы пребываете в полном неведении о сексуальном экспериментировании ваших горячо любимых оболтусов, поголовно охваченных нами социальным опросом. Опрос выявил, что экспериментирование этих паршивцев включает в себя: подглядывание за раздевающимися женщинами, совместный онанизм, проверку полового члена на «крепость», игры с половыми органами сверстников, сексуальные действия с животными. И особенно запомните, господа родители, если подростки не прошли данной «школы», то они плохо умеют вести себя с противоположным полом.
Это не бред и не маразм автора, уважаемый читатель. Текст курсивом — фразеологически точное цитирование учебного пособия для старшеклассников и «примитивных народов», т. е. нас с вами, населяющих Россию. Пособие называется «Основы жизненного самоопределения», издано в Самаре, само собой — впереди планеты всей — под горячим патронажем губернатора Титова.
А учит, просвещает российское быдло профессор Г. Н. Носачев и Его Педавысочество Ефим Яковлевич Коган, продолжатель ебээновских реформ. Это его идея — издать такое пособие. Он тоже профессор, доктор физмат наук, виртуозный, как это видно из пособия, сексмахер и сексопатолог, к тому же — начальник Управления образования Самарской области. Таким образом, общаясь с Ефим Яковлевичем, мы обязательно будем учитывать физмато-эротический уровень и озабоченность нашего полового гиганта — не подумайте плохого — просветительскую озабоченность.
Однако пора называть вещи своими именами, пользуясь богатым русским фольклором. Согласно фольклору, в наш педагогический огород запущен очередной козел. Эта неопрятная, наглая, дурно пахнущая скотина гадит на нравственные грядки, топчет сохлым копытом злаки, вековечно и бережно взращенные народной моралью и традиционной педагогикой Песталоцци и Дистервега, Ушинского и Макаренко, где скромность, стыдливость, уважение к старшим являются стержневой основой.
Именно их взрывают «Основы…»
Мы низведены «пособием» до положения индейцев в резервации, где коганы и носачевы распоряжаются, распределяют похлебку и промывают «туземные» мозги.
Самое поразительное во всей этой истории: «Основы…», будучи биологически чуждыми, враждебными к нашей педагогике, директивно и нахраписто вталкиваются в школьную систему. Но редкие педагоги и еще более редкие директора школ самарской губернии отважились открыто поднять свой голос протеста против этой сексуально-озабоченной цидули и ее идеолога, процветающего под распростертыми крылами губернатора. Вяло откомментировала «Основы…» пресса, нечто брюзгливое пробубнила церковь.
Зато восторженный клик в ее адрес испустили столичные образованцы: директор Департамента общего среднего образования Минобразования РФ М.Р. Леонтьева и зав. кафедрой физиологии и экологии МПУ Ю.Д. Жилов:
«Текст III раздела «Половое и сексуальное самоопределение"…заслуживает весьма высокой оценки… написан хорошим, доступным и научным языком».
Есть смысл более пристально всмотреться и поискать аналоги этому миссионерскому уроду, порожденному для аборигенов-самарцев. Хищное вгрызание в нравственные постулаты «примитивных народов», глумление над целомудрием, стыдом детей и родителей, над традициями наций — далеко не главная суть пособия.
В российском институте компьютерных психотехнологий РАЕН (параллельно с американскими и японскими наработками) разработан способ влезания в человеческую душу, точнее — в подсознание, с целью полного подчинения личности любой подаваемой извне команде.
Технология 25-го кадра, используемая ныне телевидением, — это уже примитив, давно пройденный этап.
В основе нового способа лежит КОПС — компьютерная оперативная психосемантическая диагностика.
Подопытная особь через любую акустическую установку окутывается вполне безобидной музыкой, либо природным экологическим шумом (плеск волны, щебет птиц). Но в него с помощью спектральных преобразований вплетается речевой сигнал — команда, куда стержнем вставлены два-три ключевых слова. Именно они необратимо действуют на подсознание. Их командорская сила превышает даже внушение в глубоком гипнотическом состоянии.
Не столь давно Нижний Новгород потряс чудовищный случай. Отличница, умница Юля, любившая играть с японскими игрушками покемонами (двигающиеся озвученные кибер-зверушки), вдруг резко сдала в учебе, стала непослушна и агрессивна.
Однажды утром отец Юли, зайдя в детскую комнату, был ошарашен открывшейся картиной: весь старый игрушечный набор из плюшевых и пластмассовых мишек, зайцев и кукол был растерзан. На полу валялись отрезанные головы, выдавленные глаза, расплющенные тулова. На огромной груде резвились лишь покемончики, лупцуя друг дружку по мордочкам, чирикая нечто человекоподобное.
Рассерженно подшлепнув дочь, отец выставил Юлю из комнаты.
Ночью, дождавшись, когда родители заснули, Юля прокралась в их спальню и воткнула в горло отца вилку.
В реанимации ему едва спасли жизнь. Юлю изолировали в психиатрическую клинику.
Предельно заинтригованные случившимся инженеры, ученые-кибернетики и электронщики взялись за исследование покемонов. Произведя спектральную компьютерную расшифровку звуковых сигналов в игрушке, они вычленили в них две ключевые команды, записанные на микрочип: «Сломай и убей!».
Оставим правовой аспект случившегося юристам, которые расследуют сейчас деятельность фирм, доставивших кибер-монстров в Россию, и вернемся к учебнику «Основы…» и иже с ним.
Народонаселение России, посаженное на Останкинскую иглу, по мнению Бильдербергских кукловодов, все еще не переделано, не доведено до нужной кондиции дрессированных приматов: слишком живуч нравственный потенциал славянской нации, проросший в толщи веков. Выкорчевать его из среднего и старшего слоев населения в ближайшее время не удастся.
Именно поэтому перенацелена направленность вектора корчевателей: ставка делается на неокрепшую разумом молодежь. Эти усилия поддерживают извне чудовищные по финансовым возможностям и черной энергетике генераторы.
Сатиры из Минпроса и заокеанских сект десантируются в молодежные организации, в школы, в учебники, в молодежные издательства и прессу. Их цели глобальны, даются уже открытым текстом.
Черным по белому на стр. 183 «Основ…» авторы декларируют свою сверхзадачу, претендуя на роль коллективного гипно-мессии: «Конец ХХ века, начало ХХI — это рубеж веков. Как правило, это время подведения итогов, время пересмотра… временного исторического пласта… Стало быть, и пересмотреть надо не только вековой, но и тысячелетний пласт».
Лишь одна маленькая, дискомфортная для пересмотренцев деталь: под академической шапочкой у них бугрятся рожки, а паркет под мантиями попирают копытца, которые надоело маскировать. Ныне уже сойдет и так, в открытую.
Теперь вернемся к покемонам и их прямой связи с «Основами…» В современную педагогику сейчас введен прямой аналог тех самых покемонных команд: тест, тестирование.
Социальное тестирование юных является сильнейшим психосигналом, воздействующим не только на сознание, но и на его сумеречные подсознательные глубины. По сути дела несмышленыша, биологический подрост умные тети и дяди прощупывают на профпригодность к дальнейшей жизни, проверяют публично, в острейшей конкуренции с однокашниками, где наверняка присутствует симпатия либо первая любовь.
Именно поэтому стремление пройти и выиграть тест, вписаться в «матрицу» предложенного стандарта жизни, набрать наибольшее количество баллов — это почти стрессовый напряг разума, та самая «ключевая команда» от взрослых, которая и определит в дальнейшем модель поведения испытуемого.
В «Основах…» в п. 37 на стр. 171−174 дан тест для старшеклассников. Его рамки вроде бы ограничены сексуально-просветительской тематикой.
Но есть там вопрос из социально-бытовой сферы в котором 10(!) пунктов. То есть в тест явно заложена социально-стержневая направленность с ключевым вопросом-командой.
Тест выигрывает и поощряется набравший большее (оптимальное) количество баллов.
Вот тот самый вопрос.
Выбери, не раздумывая, три занятия, которые тебе действительно нравятся.
Далее идет перечень занятий из десяти пунктов, охватывающих, по сути дела, полный спектр бытия старшеклассника, классифицируя его как социальную личность. Поистине мина замедленного действия заложена в шкалу оценок. Напоминаем: набравший наименьшее количество баллов, выражаясь фигурально молодежным сленгом, — недоумок, лох, пентюх. Но чем больше у испытуемого «кролика» этих баллов, тем он более крут. И у него все о’кей.
Итак, кто же лох и недоумок? Кто пентюх, не вписывающийся в постреформенное бытие в России?
По классификации коганов-шапиро-дмитриевых, это тот, кому нравится:
а) ответственное дело (1балл)
б) компьютер (2б)
в) помогать (2б)
г) спорить (3б)
А вот истинная крутизна, соль и надежда когановской России те, кому нравится:
а) посплетничать (6б)
б) шуметь (5б)
в) флиртовать (7б)
г) хорошая машина (5б)
Учебником ваяется, ставится на постамент и красится бронзой горластый бездельник-паразит, сплетник, с хронически воспаленным фаллосом, упакованный в крутую машину.
Формирование модели идеального, социально и национально кастрированного обалдуя продолжает раздел 5 п.47: «Свобода в обществе и демократия».
Надо сказать, любопытнейший раздел — эдакая бандитская растяжка, в конце которой зарыт фугас.
Иерархическая вертикаль власти в Российской империи была выстроена за столетия державности и соборности. Благодаря им государство Рюриковичей и Романовых поступательно, эволюционно двигалось к своему могуществу, с хрустом давя на себе паразитарно-революционных гнид типа Мордки Богрова, убившего Столыпина.
Эта вертикаль была разрушена рычагом лозунга: «Свобода, равенство, братство!», вызвав неисчислимые жертвы, подорвав генофонд нации. Мы выбирались из вселенской разрухи, строя неимоверными усилиями эту государственную вертикаль заново семьдесят лет Советской власти.
И вот снова зазыв.
— Государство нельзя любить…в нем невозможно — без впадения в рабство и тоталитаризм — видеть нравственную цель собственной жизни.
— Появление нового поколения, готового всеми силами сопротивляться любому диктату…является единственной гарантией необратимости демократических преобразований.
Любой «диктат» — это ведь и просьба матери к сыну прополоть и окучить картошку. Это — заповедь добывать свой хлеб в поте лица. Это обязанность защищать Отечество на воинской службе. Это необходимость соразмерять свои поступки с моралью и законом, обычаями и традициями предков.
За всем этим самодиктатом — наши возрождающиеся национальные ценности и государственное могущество. Они-то и не устраивают педа-мессионеров. Вот потому — выламывайся из государственных основ и структур, диссидентствуй, отплясывай анархистского трепака на костях предков.
Наша среда обитания — Россия, во всем ее величии и уродливом трагизме. Можно принимать либо отрицать многие этапы ее истории. Но так физиологически ненавидеть общинный пласт ее и весь исторический отрезок в 73 года (1917−1990), куда уложились миллионы созидательных жизней наших отцов и дедов, так изощренно врать, так шулерски передергивать факты — могут только национальные кастраты, биологические чужаки России. Их кодла учит в «Основах…» наших детей жить с воспаленной ненавистью к общей исторической судьбе, дарованной великому народу.
Сначала они расправляются с самодержавием в лучших традициях Пролеткульта.
— Реформы русских царей проводились силовыми методами сверху «для народа, но без народа». Научная интеллигенция не допускалась к принятию важнейших решений… Всем им — великодержавникам и узкоплеменным националистам — страшно далеко от свободного ощущения гражданина мира.
Естественно, психология гражданина мира (Вечного жида) — этой кочевой кукушки, откладывающей потомственные яйца в чужие гнезда, — эта психология всегда была чужда и омерзительна всем странам и народам.
Разделавшись с шовинистами, националистами и самодержавием авторы с мясницкой сноровкой вспарывают Советские времена.
— Россия била чудовищные рекорды. Здесь впервые построили концентрационные лагеря. Нацисты были лишь «примерными учениками».
— У нас впервые было применено химическое оружие против собственного народа.
— Только у нас искусственно и сознательно неоднократно вызывался голод.
— Большевизм лучше других применил на деле античный афоризм: «Цель оправдывает средства».
— Корни большевизма надо искать в подсознании людей (русских. — Е.Ч.) Они — в зависти, подозрительности, жестокости, лени, плебейском высокомерии, безответственности, боязни выделиться.
Резюме: мы все охлократически перепревшее дерьмо для корней большевизма.
Авторы даже не пытаются отделить мух от котлет, зерно от плевел, напрочь похерив ключевой, двуслойный вопрос: а кто построил и охранял концлагеря, кто вызывал искусственный голод? И кто пострадал от этого?
Они не хотят копаться в «деталях», не хотят прояснить, что был паразитарный, заказанный и оплаченный Парвусом, Яковым Шиффом «большевизм» фириных, блюмкиных, коганов, раппопортов — конструкторов и палачей ГУЛАГа. И был национальный большевизм раскулаченных и расказаченных — того самого миллионноголового славянского большинства, которое истребляли в ГУЛАГе, — кстати, вместе с трудовой еврейской прослойкой из местечек, корнями вросшей в Россию.
Был «большевизм» психо-клинический, лейбо-бронштейновский. И был общинный большевизм русской нации, возводивший как Спас-на-крови, так и Днепрогэс с Магниткой, — из того же скорбного стройматериала, в коем стравили белых лейкоцитов с красными эритроцитами.
Был «большевизм» кагановичей, взорвавших храм Христа Спасителя. И был большевизм комиссаров и командиров, встававших первыми из окопов под фашистские пули. И те из них, кто остался в живых, первыми жертвовали заработанную копейку на восстановление этого Храма.
Но все это для авторов «Основ…» — несущественные мелочи исторического материализма, кои можно опустить. И пепел Ивана да Марьи, растерзанных, сожженных в экспериментальной топке, никогда не постучится в хазаро-коганские сердца.
Их первейшей задачей ныне стало разучить нас добрососедству, вере, любви к заветам и обычаям предков.
Эта задача просматривается и в «Основах…». Задыхаясь в их смоговой гари, облегченно натыкаешься на некое сквозняковое, курьезное вкрапление, ставящее в тупик: к какому жанру отнести текст раздела IV — сатира, юмор, либо…
Раздел написан, скорее всего, полуженщиной, поскольку пропитан пахучим мускусом феминизма, но с мужской хваткой либерал-фарцовщика.
Для начала полумадам рубит под корень функцию детородности, предназначенную Создателем женскому полу, возмущенно сетуя на непрестижность «воспроизводства рабочей силы», куда затолкала ее судьба.
Затем, окончательно распалившись на мужиков, спихнувших роды младенца на слабый пол, она объявляет эту наглую спихотехнику «дискриминацией».
И далее полумадам отвешивает оплеуху коммунистической идеологии, являя собой телегибрид из тифозно стриженной полуяпонки и сальной девственницы-диссидентки.
«Самое сатанинское, что было сделано коммунистической идеологией, — это уничтожение корней, традиций, семейных привязанностей».
Но через несколько страниц в текст фанфарно врезается ода французской феминистке, напрочь отфутболившей классическую семью — Симоне де Бовуар, притершейся некогда к философу Сартру в сожительство.
Ностальгия по абсолютной свободе пронизывает и дальнейший текст, — свободе делать то, к чему зовет хроническая бабья фригидность — отчекрыжить к едрене фене у мужика то, что более всего раздражает.
«Одна женщина сочла, что сексуальные потребности ее мужа для нее чересчур обременительны… умерить их или прекратить молодая женщина могла бы несколькими способами: подать в суд, развестись, уехать. Она предпочла самый радикальный: лишить мужа органа, который доставлял ей столько неприятностей».
Что же стоит за выше цитированным философско-половым фонтаном? Медом не корми, а дай семью раздербанить.
Разрушением нравственных, этических основ Православия и русского этноса Запад (англо-саксонский атлантизм) занимается с незапамятных времен. Со временем усиливается лишь накал и интенсивность русофобии, принявшей за океаном форму истерического диспенсациализма (по А. Дугину). В этом русле были изданы самыми большими, многомиллионными тиражами две книги: англоязычная Библия Скофильда (Scofield Reference Bible) и «Бывшая великая планета» евангелиста Хала Линдси.
Пафос и суть их, особенно последней — вдалбливание протестанскому обывателю, воспитанному на хищном меркантилизме, устойчивого рефлекса ненависти к нам, евразийцам, к славянскому духовному ядру, сцементированному первородным провославием. Нас, русских, отождествляют в этих книгах с «духами ада», с ордами царя Гога из страны Магог.
Эту ненавистную цепь, опоясавшую славянство, все туже затягивают на горле русского колосса. Безнаказанные акции глумления над всем, что нам дорого, становятся все более вызывающе демонстративными. Вспомним одно из самых мерзких звеньев в этой цепи: телефильм «Искушение Христа». Или «Прогулки с Пушкиным».
Куда более хилый опус Салмана Рушди — сатира, ерничество над Исламом, загнал эту стихоплетную крысу в пожизненное подполье — во всем исламском мире ему объявлен смертный приговор.
Авторы же и телемагнаты, выпустившие «Искушение Христа «в свет, процветают. Жив, невредим и благоденствует в Израиле убийца Игоря Талькова Шляфман. Столь же комфортно чувствуют себя ныне и авторы, сценаристы, либреттисты оперы «Видения Иоанна Грозного», облившие нечистотами великую фигуру нашей истории Иоанна IV.
Недавно на телеэкран выпущен фильм об Иване Бунине: сексопатологичный клубок из его жены, воздыхателя жены, любовницы, лесбиянки Марго и прочих сально-виртуальных фигур. Все это скручено в сюжет примитивно и злобно. В этот же ряд встраиваются и «Основы…»
Наша история, ее ключевые фигуры, наш образ жизни рассматриваются через анальное отверстие, из дыры унитаза. Ведутся нескончаемые СМИ-репортажи из двенадцатиперстной кишки нашего общества. Но мы пока коллективно и тупо молчим.
Не столь давно на полуночном телеэкране высказывались о происходящем в России те, кто выпускал из бутылки джинна монетаризма и либерал-демократии: Андрей Караулов, Марк Захаров, губернатор Аяцков, председатель Союза журналистов Богданов и другие.
В своей передаче Караулов в нещадной манере вивисектора препарирует чудовищный факт: в центре Москвы, под носом у Кремля и «Белого дома», на Арбате, в пожизненном поместье барда Окуджавы легально, с бешеным размахом действует ночной клуб-притон, где растлевают, насилуют, продают кавказцам, приучают к наркотикам 13−16-летних детей. И нет никаких гарантий, что завтра там не окажутся дети самих буревестников и прорабов горбостройки.
До них наконец-то дошло: за что боролись, на то и напоролись. Пасть джинна пожрет и их самих, как пожирали революции своих детей.
Именно потому их речи звучали теперь куда радикальнее речей КПРФ и НПСР. Марк Захаров, окислив телепространство уксусным фейсом, требовал…введения цензуры. Предводитель проституционной журналистской орды звал спасать всех нас, и особенно власть, «от стаи акул (капитализма?- Е.Ч.), которые вокруг нее».
«Русские стали прятаться от русских. Все это — результат технологий, воздействующих на нравы, чтобы размыть общество».
Губернатор Иркутской области рубил в глаза правду-матку: «Правоохранительная система является генератором в этой области (распространение наркотиков). Мы несем ущерб в духовной среде».
Губернатор Аяцков, первый с прибаутками узаконивший в своей области не только продажу земли, но и статус борделя, звал принять Закон о нравственности!
И всем им, некогда так или иначе лягавшим труп Сталина, до поросячьего визга захотелось вдруг «сильной руки» — а’ля рюс Пиночет, и надежных карательно-внешних преград, которые оградили бы их самих от клыков либер-Химеры.
Они жаждали внешних преград от джинна, так и не осознав, что внутренняя преграда — Нравственный Закон, в душе ребенка неизмеримо надежнее. Именно его подгрызают «Основы…».
Как пощечина Кремлю, «Белому дому» и их личному культмахеру Швыдкому прозвучал дивный рассказ об Аджарии, где истинный Хозяин ее, глава крохотной республики, сумел избавиться от чумы века: преступности и наркомании, внедряя в души этот самый Нравственный Закон.
В Аджарии существует единственный в мире Государственный детский театр оперы и балета. С экрана неслись детские оперные голоса, рядом с которыми тот давний Робертино Лоретти — всего лишь скромный статист.
А спустя два дня после передачи мне посчастливилось говорить с Богом. И переводчиком в разговоре был самарский ансамбль «Классик-домра» — лауреат двенадцати международных конкурсов. Два его ангела во плоти сдавали выпускной Государственный экзамен по специальности в Педагогическом университете: солистки Аллочка Толкачева и Наташенька Лазарева. Бах, Вивальди, Шостакович, Чайковский — кристально чисто, трепетно и мощно звучали перед Государственной комиссией, в составе которой была и А. Кац, воспитавшая двух лучших баянистов мира.
Русская домра в девичьих руках пела гимн неистребимой красоте и гармонии. Домру вывела в международный фарватер педагог от Бога Лариса Демченко, вывела и незыблемо уравняла в исполнительских правах с европейскими аристократками: скрипкой, виолончелью, арфой.
Теперь домра Демченко, ее школа играет мировую классику, играет с симфоническими оркестрами сольные концерты в лучших залах Европы и мира.
Но и Кац, и Демченко, к которым в Самару съезжается на мастер-классы музыкальная профессура Европы, ютятся, стонут в нищенском бесквартирье и безденежьи, ибо Европа, как и швыдковская Москва, бьет наших музыкантов с носка, обдирая их до нитки. В унисон с ней действует губернатор Титов, отстегнувший бешеные деньги на продавливание в мэры своего ставленника Присекина, на выпуск «Основ жизненного самоопределения».
Жизненно самоопределяется в Самаре Ее похабное Превосходительство пошлость. Но загнаны в нищету, побираются по копейке с миру национальное достояние России — два лучших музыкальных педагога Европейского континента, чтобы поддержать чисто биологическое существование своих юных гениев, поддержать и спасти, вопреки разрушительной реформе начальника Управления образования Е. Когана, насадившего ее на сексуально-ростовщический вертел.
Где выход? Россия уподоблена полумертвому от долгой погони, голода и ран, прижатому к скале медведю. Вокруг — кольцо загонщиков с натасканными псами. Загонщики победно кликушествуют, псы мочатся на затравленного зверя, предвкушая окончательный дележ его шкуры и мяса. У всех текут слюни.
Куда зверю деться? А некуда. Надобно ему собрать последние силы и действовать, как действуют уже по всему миру антиглобалисты.
Самара


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru