Русская линия
Прочие периодические издания Е. Чайковская17.06.2002 

Суицид

Что заставляет человека уйти? Тяжелый, унизительный быт или, наоборот, пресыщение всеми радостями жизни? Предательство близких или потеря самого себя? Неизлечимая болезнь? Невозможность исполнения желаний или отсутствие этих желаний и надежд?
Самоубийство… Последний ответ человека на все вопросы. Последний шаг. Последний поступок. Единственная свобода выбора, которой у человека не отнять. Это неправда, что самоубийцы — люди, которые не хотят жить. Они хотят. Но уже не могут. Многие до последней минуты на что-то надеются. Оставляют открытой дверь, пишут прощальные записки в надежде, что их прочитают раньше, чем случится непоправимое, ждут последнего телефонного звонка…
Самоубийство — последняя возможность кому-то что-то объяснить. Или доказать. Как детское желание после обиды: «Я умру, и они еще пожалеют обо мне! Они заплачут! Они вспомнят меня! Поймут… Или простят… Если не при жизни, то хотя бы после…»
«Отказаться от жизни под влиянием непереносимых внутренних коллизий — на это способны лишь редкие, исключительно благородные души», — сказал однажды Энштейн.
Так это или не так, но уйти из жизни — тоже поступок. И осуждать решившегося на него никто не вправе. Попытаться понять — другое дело.
Частный кабинет психотерапевта Анатолия Иванова. Его мнение:
— Ответить на вопрос, почему человек уходит из жизни — еще не удавалось никому. Каждый случай индивидуален. Нехоженой тропой продирается человеческое существо сквозь чащу своих мыслей, проблем, поступков. И чем больше этих мыслей, чем человек тоньше и образованней, тем уязвимей, тем ранимей. Из собственной практики знаю: именно люди умные, мыслящие (как это ни парадоксально на первый взгляд) чаще теряют точку опоры, острее и болезненней переживают жизненные неудачи. Именно им чаще приходит мысль о самоубийстве.
…Это был, вне всякого сомнения, один из самых жизнерадостных людей на свете. Один из самых сильных и деятельных. И из числа очень неглупых. Наверное, именно поэтому, когда началась перестройка, он медленно, но верно пошел «вверх». Как говорят, попал в струю.
Правда, «путь наверх» не был усыпан розами. Он был тернист и крут. Над ним вначале посмеивались: вот, мол, кандидат наук, в университете лекции читал, а пошел окна стеклить. Он и стеклил года два, копил деньги. Потом открыл свой салон, нанял людей. Время шло — дело процветало. Завязались связи с иностранными фирмами. Уже не просто вставлялись стекла в окна. Уже строились дома. Заключались выгодные контракты. Деньги потекли рекой.
Жизнь закрутилась как юла. Замелькала кадрами красочного видеоролика. Все ее радости и наслаждения вдруг стали доступны. Заграничные поездки, ночные рестораны, казино, красивые женщины… Эти удовольствия были ему по карману. Но за успех приходится платить по более высокой цене — порой он стоит жизни.
Никто из нас обычно не верит, что с ним может произойти что-нибудь непоправимое. В глубине души каждый уверен — со мной такого не случится. А если случается, то мысль «Почему я? Почему ко мне судьба столь жестока?» становится навязчивой идеей. И вот это-то состояние психотерапевты и считают самым опасным. Человек попадает в эдакий своеобразный коридор со множеством дверей. За одной из них есть выход, за остальными — пропасть. Не всем удается найти ту, что ведет в жизнь.
Ему не удалось. Диагноз — СПИД — его убил. Сразу. Морально. Физически он убил себя сам. В своем служебном кабинете. Как ни странно, из газового пистолета, который он называл игрушечным. Шутил…
Увы, эта история — случай далеко не единичный. Ежегодно сводит счеты с жизнью достаточно большое число граждан. Например, только за последние шесть месяцев в республике было зарегистрировано 298 случаев суицида. Почти по два в день. Лишь за июль в Кишиневе 37 человек свели счеты с жизнью. Самым «популярным» способом самоумерщвления, видимо, за счет своей «надежности», оказалось повешение. Более трети самоубийц предпочли именно этот способ ухода из жизни. На втором месте — отравления; его явно предпочитают женщины. В основном используются органические и едкие вещества, фосфороорганические соединения, медикаментозные препараты, уксусная эссенция, а также дихлофос, карбос и прочая гадость. Можно только посочувствовать тем, для кого попытка таким образом покончить с собой завершилась «неудачно»: обожженные внутренности, прекращение правильного функционирования пищеварительного тракта. Многие такие «счастливцы» теперь — беспомощные инвалиды. На третьем месте — самовыброс, или падение с высоты. Затем самоубийства с применением огнестрельного оружия. Вскрытие вен. Таким «экзотическим» способом, как «бросание» своего бренного тела под поезд, покончили с собой лишь двое. Утопился один.
Если постараться разобраться в причинах такого явления, как суицид, то их можно (разумеется, условно) разделить на несколько групп: 1. Семейные неурядицы. Как правило, родственники умершего ссылаются на его неуравновешенный характер. 2. Психические заболевания. В период всеобщего стремления к коммунизму отечественная медицина всех, кто кончал жизнь самоуйбийством, считала людьми душевнобольными. И хотя человек до этого по всем показаниям был совершенно здоров, все равно: раз не захотел жить — значит, больной. Нормальный, здоровый человек жить хочет, утверждали наши врачи, и вместе с ними все наше общество. Впрочем, многие утверждают это и до сих пор. Действительно, процент людей, страдающих психическими расстройствами, достаточно велик. Они совершают роковой поступок в состоянии патологического аффекта или депрессии. И осуждать их нельзя, ведь в таком состоянии контролировать себя невозможно. Но что сказать о тех, кто намеренно травит себя транквилизаторами, стремясь «поймать кайф»? Наркоманам нравится такое состояние, и им плевать, что однажды они уже не выйдут «из тумана». Такие «самоубийцы» — бедствие, потому что представляют опасность даже для своих близких. В наркотическом опьянении могут и убить. 3. Алкоголизм. Сам по себе он не является причиной суицида. Но здесь следует отметить, что в 90 случаев из 100 накладывающий на себя руки был пьян. 4. Неизлечимые болезни. По моему мнению, из всех разновидностей самоубийц названная группа может рассчитывать на известное уважение со стороны окружающих. Эти люди не психопаты, не алкоголики, и толкает их на столь крайнюю меру нежелание быть обузой для родных, сознание тщетности мук, которые их ожидают. 5. Несчастная любовь, ревность, измена. Справедливости ради нужно отметить, что случаев несчастной любви с последующим наложением на себя рук все же не так уж много. Сердечные раны хоть и болезненны, но все же не смертельны. 6. Самоубийства по политическим соображениям и тяжелое материальное положение. История знает буквально единичные случаи публичного самосожжения, мотивированные политической обстановкой. Что же касается материальных трудностей, то процент таких суицидов тоже крайне низок и свойствен, в основном, наиболее незащищенным в социальном плане слоям населения — одиноким, немощным старикам, бомжам.
Естественно, что существуют ситуации, из ряда вон выходящие, не попадающие под общее правило. В таких случаях родные и друзья только руками разводят: «Кто бы мог подумать? Он так любил жизнь…» Порою причиной самоубийства становятся вещи, на первый взгляд, незначительные: ложь близкого человека, потеря каких-либо нежнолелеемых иллюзий, служебные неприятности или просто усталость… от жизни.
Иногда безысходность захлестывает даже молодых, сильных, здоровых, что уж там говорить о людях старшего поколения. Мы чувствуем себя беззащитными перед грозным завтра, и это делает нас больными в наших же собственных глазах.
Почти во всех религиях мира, за исключением, пожалуй, японского синто, где даже поощрялись ритуалы верности императору типа харакири, самоубийство считалось самым тяжким грехом. Тот, кто согрешил, — погубил свою бессмертную душу, которой не будет прощения, не будет покоя и на том свете. И все же… Думаю, не ошибусь, если скажу, что практически каждый из нас хотя бы раз в жизни стоял у последней черты. Но разве только наша в том вина? Ведь и рядом с тем, кто «расправился» с собой, толпились люди: родные, друзья, сослуживцы, соседи. Грех самоубийства пал и на них: не поддержали, не поняли, не сумели вовремя остановить.
Не будем повторять чужих ошибок. Того, что способно нас удержать на этом свете, так мало: вовремя сказанное ободряющее слово, дружеская поддержка. Немного любви и сострадания — это сделает нас более стойкими. Ведь древняя мудрость гласит: что не убивает — то делает сильнее.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru