Русская линия
Смена О. Гаврилова11.05.2002 

«Наркозависимым поможет вера»

В номере «Смены» от 20 марта прочитала статью — исповедь матери «Свою беду руками разведу» Юлии Русиновой и решила продолжить этот разговор с позиций человека, имеющего опыт наркозависимости и опыт исцеления от нее.
Я употребляла наркотики пять лет. За это время потеряла все — человеческий облик, понятие добра и зла, стыд, работу, учебу в вузе, отошла от друзей, утратила доверие родителей. Много раз пыталась бросить наркотики с помощью традиционных и нетрадиционных средств. Было испробовано все: клиники, наркологи, психотерапевты, экстрасенсы, и все было бесполезно. Я была в отчаянии, жила от укола до укола, а между ними — грязь, ложь и мерзость.
Но где-то внутри все же теплилась какая-то надежда на чудо. Помню, что в минуты полного отчаяния, которое иногда переживалось как физическая боль, я обращалась к Богу: «Господи, если ты есть, помоги мне!» Хотя в то время я не была крещена, не имела никакого представления о боге и церкви. В 1996 году я оказалась в необычном приходе храма Коневской иконы Божией Матери в поселке Саперное Приозерского района у отца Сергия Белькова и матушки Людмилы. За прошедшие пять лет трезвой жизни я вышла замуж, родила двоих детей, обрела работу, друзей, восстановила нормальные отношения с родителями и со всем окружающим миром.
Мне известно, что Всемирной организацией здравоохранения наркомания признана хроническим, неизлечимым заболеванием. Медицинские клиники и центры подтверждают неизлечимость, но неизлечимость медицинскими средствами. Практика же нашего прихода, а также других православных реабилитационных центров и монастырей свидетельствует о том, что наркоманию как греховное заболевание души можно исцелить. Исцеляется душа через веру в Бога в таинствах церкви. Юлия Русинова делает такой же вывод в конце своей исповеди. Однако веру в Бога и молитву об исцелении нужно ставить на первое место.
Юлия — психолог, но, наверное, не все психологи знают о том, что мысль оставить наркотики приходит не тогда, когда наркотика нет (в таких случаях одна забота — найти). Желание оставить наркотики возникает, когда чувствуешь, что так жить больше нельзя, что летишь в пропасть. Часто мы пытаемся лечить «благополучных» наркоманов. Это бесполезно. Человек должен дойти до своего предела, ощутить весь ужас своего положения. Осознать невозможность справиться с недугом своими силами. Тогда рождается решимость бороться.
Когда такая решимость у человека появилась, ему требуется не психолог, а духовный наставник, способный помочь воскреснуть душе, вернуть ее из небытия. А наркомания — это именно небытие.
Согласна с тем, что не нужно снимать «ломку» медицинскими средствами. И у нас на приходе, у отца Сергия, не прибегают к этому методу «очищения» наркоманов. Быстрое избавление от физических страданий провоцирует на новый прием наркотиков.
Удивительно и грустно было читать в газете такие слова матери: «Вы должны всегда помнить и думать о том, что, что бы вы ни делали, вы делаете это для собственного спокойствия и благополучия». Это — не голос любви. Думаю, что с такой жизненной установкой трудно рассчитывать на исцеление сына, если чья-то другая любовь не покроет и не спасет его.
Я уже давно помогаю о. Сергию на приходе и вижу, как он часто страдает за родителей. За их жестокосердие к своему ребенку. Некоторые из них, оставив «золотое дитя», облегченно вздыхают и уезжают отдыхать в развлекательные круизы. Другие если и посетят ребенка один раз за все время пребывания, то только для того, чтобы спросить: нельзя ли его оставить подольше?
Дети же тех родителей, которые тоже приходят к вере, разделяют заботы и нужды прихода, намного быстрее развиваются — и духовно и нравственно, охотнее трудятся, быстрее восстанавливаются физически. К счастью, такие родители есть.
Беседуя со священником, участвуя в богослужениях, проживающий у нас воспитанник начинает понимать, что важно не только оставить употребление наркотиков (чего в основном хотят их родители), а научиться без наркотиков жить. Но это невозможно без изменения мировоззрения и всего образа жизни. А вот когда ребята возвращаются в семью, часто возникает проблема адаптации к образу жизни родителей, ценности которых ничуть не изменились: деньги, положение в обществе, поглощенность материальной стороной. Неприятие нового духовного опыта своего ребенка, недоверие, напоминания и укоры прошлыми поступками очень часто порождают новый конфликт. Семья должна быть готовой принять «переродившегося» сына или дочь с доверием, любовью, пониманием.
Если сегодня каждый десятый житель Петербурга наркоман, то о возможностях реабилитации такого количества больных нужно думать всему обществу, государственным органам власти.
Церковь — не социальный институт, налоги на решение социальных проблем население платит государству. Вопросы размещения, питания, обеспечения стройматериалами и инструментом, другие бытовые проблемы церковь решает сегодня самостоятельно. Это нужно учитывать. Невозможно отрицать сегодня реальный, наработанный церковью опыт в реабилитации наркозависимых. В этой работе есть своя специфика, свои особые принципы, проверенные на практике. Кстати, один из главных принципов состоит в том, чтобы в течение одного-двух месяцев никто из близких не посещал вновь поступившего на приход воспитанника. Необходимо исключить напоминания о прошлой жизни, ассоциации. Именно поэтому о. Сергий не мог взять сына Юлии Русиновой вместе с его девушкой — ведь они вместе «кололись». А на первом этапе полный разрыв с прошлой жизнью просто необходим.
Но обыкновенной изоляцией, «вывозом в лес» на 2 — 3 года, как предлагает Ю. Русинова, проблему не решить. Можно вспомнить печальной памяти ЛТП, где насильно лечили алкоголиков (медицинскими средствами). Возвратившись домой, они снова начинали пить.
Создание реабилитационных центров — это попытка выиграть войну только посредством лечения раненых в госпиталях. Но так войны не выигрываются. Для победы необходима мобилизация всех сил общества. Сегодня нужно говорить не о том, что церковь не готова помочь наркозависимым (она уже на переднем крае борьбы), а о том, что государство, общественные организации, врачи, а самое главное — семьи наркозависимых не готовы включиться в эту борьбу.
Обращаясь к родителям, мужьям и женам тех, кто попал в сети наркомании (или наркомафии, что одно и то же), хочу сказать: не отчаивайтесь, не поддавайтесь унынию и малодушию. Мой собственный опыт, исцеление многих десятков ребят, прошедших реабилитацию у нас на приходе, доказывают, что победить недуг можно.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru