Русская линия
НГ-Религии08.05.2002 

Протоиерей Иоан Вулпе: Есть вещи пострашнее воинствующего атеизма

Интервью директору информационного бюро «Infomessage» С. Лаврентьеву

Наша справка
Вулпе Иоан Васильевич, родился в 1956 году в с. Киперчень, Молдова. Выпускник Ленинградской и Московской духовных академий. С 1981 г. — священнослужитель Молдавской Православной церкви. Председатель издательского отдела Православной церкви в Молдове. С 1997 г. — член Синода Православной церкви в Молдове, благочинный Оргеевского уезда.
— Отец Иоан! В эти дни исполняется 20 лет Вашей богоугодной деятельности в Республике Молдова. Примите мои искренние поздравления. Мои вопросы к Вам связаны с последними событиями, привлекшими к церкви пристальное внимание политиков. Речь о Кишиневской семинарии в Кицканском монастыре. Вы руководили духовным училищем, сегодня являетесь руководителем монастыря в Курки, поэтому можете выступить экспертом. Скажите, не произошел ли в Молдове раздел Церкви по Днестру, подобно политическому размежеванию?
— Спасибо за поздравления. Не обессудьте, если в нашем разговоре я буду делать отступления. При этом я не ставлю перед собой задачу быть «пророком в своем Отечестве», ибо на все существует воля Божья.
Сразу хочу сказать, что какой-то отдельный вопрос о Церкви в Приднестровье у нас никогда не возникал.
После конфликта 1992 г. между Митрополитом Владимиром и представителями духовенства Приднестровья состоялся ряд встреч, в ходе которых была еще раз подтверждена целостность единой Православной Молдавской Церкви по обе стороны Днестра. Неоднократно мы с Митрополитом проводили службы в селах и городах Приднестровья, беседовали со священниками, с прихожанами, и никто не ставил вопрос о переходе Левобережной церкви в российскую или украинскую епархию. Хотя, справедливости ради, надо сказать, что во время боевых действий некоторые священнослужители обращались и к владыке Иоанну Житомирскому, царство ему небесное, и к Филарету Киевскому с ходатайством о присоединении к их епархиям. Но в конце концов, без принуждения и по обоюдному желанию лоно молдавской церкви осталось единым. И если политики не смогли договориться, то церковь, слава Богу, разделена не была.
— Некоторые СМИ говорят, что иерархи сегодня втянуты в водоворот политических интриг. Московские духовные лица получают медали непризнанной Приднестровской Республики, что некоторым образом способствует кадровым перестановкам в православной церкви. Существует мнение, что само назначение епископа Юстиниана носит некоторый политический оттенок.
— Ну давайте рассудим логически. Какой-то архимандрит или другой иерарх получил награды Приднестровья. Вы думаете, это может повлиять на серьезные назначения в православной церкви?
Все мы бываем в гостях или приглашаем гостей к себе. У меня тоже бывают гости и я от имени Митрополита преподношу им в дар книги — подобные подарки делаются в рамках протокола. То, что приднестровские власти кого-то награждают, — это их личное дело, и Церковь к этому не имеет никакого отношения.
— Скажите, Отец Иоан, как вообще происходят назначения в Молдавской митрополии? Какова компетенция Священного Синода в Москве?
— Митрополит Владимир избран на прошлогоднем Соборе постоянным членом Священного Синода Русской Православной Церкви. Это по значимости шестой человек в иерархии Русской Православной Церкви, которая простирается намного дальше российских границ. Мой земляк, к примеру, Анатолий Топалэ из Оргеева, с которым мы вместе учились в академии, — священник Русской Православной Церкви в Бразилии. Наши приходы есть и в Америке, и в Японии, и в других странах.
На Синоде Молдавской Православной Церкви Митрополит Владимир сообщил о том, что снимает с себя полномочия ректора Кишиневской семинарии. При этом присутствовали: епископ Дубэсарский и Тираспольский — Юстиниан, владыка Анатолий — Кахульский, владыка Дормидонт — Единецкий. Они также решили вопрос о новом назначении. Священный Синод в Москве только утверждает это решение после обсуждения новой кандидатуры в учебном комитете Церкви, но относится к вопросу назначения ректоров очень ответственно, ведь учебные заведения — сердце церкви. Хотя с 1992 г. Православная Церковь Молдовы получила полную самостоятельность, мы в обязательном порядке представляем Священному Синоду кандидата на ту или иную должность, что является честным и достойным доказательством единства Православной Церкви. Ибо сказано в Писании: «Да будет едино стадо и един пастырь».
— А в чем же тогда проблема? Ведь все формальные тонкости были соблюдены?
— Безусловно, решение должно исполняться, ведь послушание в церкви — закон. Видимо, кто-то решил прыгнуть не в свои галоши, посчитал, что более достоин этого назначения и занялся подстрекательством. Название этому одно — непослушание. Однако замечу: церковный конфликт есть церковный конфликт. Никому не дано права вмешиваться в него: ни политикам, ни прессе. Негоже также лицам духовным обращаться за помощью к каким-либо светским силам. У нас есть митрополит, и мы способны разрешить все внутренние церковные конфликты в рамках Церкви.
Хочу сказать, что я положительно расцениваю назначение Юстиниана ректором семинарии. Юстиниан является сильным богословом и активным церковным деятелем, получившим румынское теологическое образование и воспитание. У него широкие связи в Румынии, он активно сотрудничает с местной администрацией, и я считаю, что он способен устроить не только учебный процесс, но и быт студентов, что тоже немаловажно.
С назначением владыки Юстиниана почувствовалась сильная архиерейская рука в Приднестровье: строится много храмов, епархиальное управление, церковные дома. И слава Богу!
А вот мы, в Кишиневе, так и не смогли отремонтировать до конца Кафедральный Собор. Конечно, желание есть, и лично Серафим Урекян держит вопрос реставрации на контроле. Выражая благодарность генеральному примару, я все-таки задаюсь вопросом: «Неужели мы не найдем денег для завершения работ в Соборе?» Резиденция Президента, Парламент и дом Правительства выглядят достойно, но при этом людям государственным стыдно привести гостей в Кишиневскую митрополию…
— А почему возглавляемая Вами семинария была закрыта? Почему перешла в Кицканский монастырь?
— Семинария в с. Курки просуществовала три года. По решению иерархов была закрыта, хотя Вы сами видели, что условия для учебы там есть, поддерживается порядок, в библиотеке насчитывается три с половиной тысячи томов книг. Я, естественно, принял такое решение как должное и в единственном рапорте попросил лишь устроить студентов, которые с Божьей помощью были отправлены на учебу в семинарию в Кицкань, а также в Румынию. И никакого конфликта не возникло, да и как он мог возникнуть, если решение иерархов свято?!
— Если я правильно понял Вашу мысль, вопрос о семинарии надуман, разыгран политиками с помощью СМИ.
— Совершенно правильно. Скажу больше: любой журналист, работающий против церкви по своей воле или на заказ, — хуже атеиста. Я всегда говорю этой братии: «Зло приходит само — пишите больше о добре». Даже врагам своим отвечай добром, молись о том, чтобы Господь направил твоего врага на путь истинный. Апостол Павел говорит: «Боже! Добро, которое я обязан делать, не могу осуществить, а зло — делается само». Призываю: пишите больше о добре, показывайте больше добра.
— Отец Иоан! Расскажите, пожалуйста, о территориальной структуре православной Церкви в Молдове. Зависит ли она от мирских административно-территориальных переделов? В этом нет секрета?
— У церкви секретов нет. Мы же не подпольная организация. У церкви есть только таинства.
Наша церковь канонически входит в лоно Русской Православной Церкви. Наш официальный титул — Православная Церковь в Молдове. Предстоятель наш — Митрополит Кишиневский и всея Молдовы Владимир. В Синод Православной Церкви Молдовы входят архиереи: Тираспольский и Дубэсарский — Юстиниан, Кахульский и Лопушненский — Анатолий и Единецкий и Бриченский — Дормидонт. Каждый архиерей имеет свою каноническую епархию. Митрополит тоже имеет свою епархию — центральную (уезды Кишиневский, Орхейский, Бэлцкий, Сорокский, Унгенский). Север подчиняется владыке Дормидонту, юг — Анатолию, Приднестровье — владыке Юстиниану.
Высший орган — епархиальный совет. Существует Устав Церкви, которым руководствуется митрополит и вся полнота Церкви.
— Как вообще Церковь строит свои отношения с властью?
— Согласно учению церкви всякая власть от Бога дана. По воле Божьей человек приходит во власть, по ней же уходит. Где-то это называется выборами, где-то еще как-то. Рассуждая о власти, я всегда говорю: чего мы достойны, то и примем. Конечно, мы молимся, и каждый священник просит в своих молитвах не только сил и здоровья для властителя, но и о том, чтобы уберег его от ошибок, вразумлял его.
Хотим мы того или нет — на все воля Божья, но Церковь пользуется огромным авторитетом, и руководство страны это прекрасно понимает. Поддерживая церковь, оно поддерживает и себя и народ. Никогда Православная Церковь не выступала за насилие или неповиновение, не призывала к бойкоту власти.
У меня лично никогда не было конфликтов с властью. Да, споры были. Я и сейчас спорю с руководством уезда об одной церкви. Я им сказал: вы должны вернуть здание Церкви. Если бы это был дом культуры изначально, я бы не претендовал, а раз она Церковь — она должна быть Церковью. То же самое я говорю о Курках. Если это была больница, я бы молчал. Но это был монастырь, и он должен быть монастырем, который сам определит, какие богоугодные заведения он может патронировать — больницу или еще что-то: по возможностям.
Хочу также сказать: в бедном государстве — бедная Церковь. Доходы церкви и доходы прихожан взаимосвязаны. В Орхее нет крупных спонсоров, поддерживающих церковь и монастырь. Нет предприятий, которые могли бы выделить 500−1000 леев не в месяц — в квартал для поддержания церкви. Мы строим сейчас в Орхее четыре Церкви, и помощи от города нет. Я это говорю без обиды. И даже не хожу просить.
В Румынии, к слову, есть статья бюджета на содержание храмов и монастырей. Каждый священнослужитель получает зарплату из бюджета страны. Владыка Петру получает две с половиной тысячи долларов в месяц. Повторяю: в месяц. Я думаю, что и Президент Воронин не имеет такой зарплаты.
— Кстати, а как строятся Ваши отношения с Бессарабской Церковью, расположенной на территории Молдовы, но подчиняющейся Румынской Православной Церкви?
— Отношения нормальные. Митрополит Владимир бывает в Бухаресте. Был на дне рождения Патриарха Румынского, поздравил его. Правда, этот момент прессой замечен не был.
Конечно, образование Бессарабской Румынской митрополии — вопрос сугубо политический. И я думаю, что Патриархия Румынская понимает свою ошибку такого образования. Ибо этим она несколько испортила отношения со всей полнотой братской Православной Церкви в Молдове. Убежден: соединение должно происходить от Бога, а не от политиков.
Как бы высказаться более тонко. Кто-то пришел и решил, что так нужно. Как будто церковь является объектом приватизации. Я даже не берусь объяснить, как так вышло.
Да ни одному прихожанину не придет в голову обратиться ко мне, к примеру, с вопросом: «Батюшка, а почему мы не изменяем стиль? Почему мы не соединяемся с Ясской митрополией?» Нет таких вопросов. Если бы они были, я бы пришел к Митрополиту и сказал: «Владыка, вот сегодня у меня на службе пять человек попросили слова и просят перехода в другую епархию». Потом я бы провел, грубо говоря, опрос и выяснил, многие ли этого хотят. Но нет же такого. Нет — и все! И вопрос старого-нового стиля — это не вопрос прихожан, а политиков. При чем тут церковь? Скажите, политики и другие заинтересованные лица, муссирующие надуманные церковные конфликты и вопросы, — постятся перед Рождеством? Они вообще ходят в церковь? Я свято верю в то, что политикам никогда не удастся приватизировать церковь.
— Большое спасибо за интервью.
— Спасибо и Вам. Желаю всем добра и счастья.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru