Русская линия
НГ-Религии Н. Петров08.05.2002 

Против теплохладности
Взгляды «консерваторов» и «либералов» на то, что есть церковная свобода, во многом едины

Константин Душенов. Молчанием предается Бог. Санкт-Петербург: «Царское дело», 2000 г. 350 с.
Душенов — фамилия говорящая, для многих она является синонимом праворадикальных тенденций в православии. Это имя практически под запретом в левых и светских СМИ, а авторов «круга Душенова» и газеты «Русь Православная» усиленно вытесняют из пространства церковной дискуссии.
В книгу автор включил статьи, опубликованные в свое время в патриотической печати. Получился мощный, проблемный, яркий сборник, который поражает прежде всего бесстрашием, с которым Константин Душенов говорит о болевых точках церковной истории, отсутствием искательности, теплохладности, осторожности и подобострастности, к которым приучены читатели христианской литературы. Душенов ни разу не покривил душой и не изменил своим приоритетам, которые отстаивает: Бог, Церковь, владыка Иоанн, которого Душенов чтит как учителя и наставника. Порядок приоритетов неизменен, не происходит подмены, столь привычной в церковной среде, когда «батюшка» охотно ставится выше Бога, а истина Церкви понимается в узко-партийном смысле в зависимости от момента.
Душенов — яркий полемист, жестокий критик и бесстрашный воин, работающий не за страх о своей репутации, но за совесть. «НГ-религиям» в сборнике отвешено изрядно нелицеприятных характеристик, но это не огульные ярлыки и облыжные оскорбления, а отстаивание своей позиции в реальной полемике.
Душенов не боится ставить острейшие вопросы, обращенные к священноначалию — Патриарху и высшим иерархам. Он — враг экуменизма, «никодимовщины» и ее последователей. Он — сторонник прославления царской семьи, последовательный монархист и готов снисходительно относиться ко всякому, кто способствовал укреплению Церкви. Он — последовательный враг врагов Церкви (или тех, кого он считает таковыми), не согласный на запоздалое братание с коммунистами. Он — открытый противник неообновленчества в Церкви, кочетковцев и всех сходных явлений.
Однако в отличие от прочих гонителей Душенов готов к дискуссии, к встрече и полемике. Он не призывает к лишению прихода, сана, чина и звания. Как некогда Нил Сорский, он желает гнать ересь, но не еретиков. А в современной церковной ситуации это уже много, такая позиция сама по себе становится отправной точкой.
Заметим, что при жизни владыки Иоанна Константин Душенов держался в тени, крайне осторожно высказывался по всему спектру проблем. Его голос обрел крепость именно после смерти авторитетного иерарха, то есть тогда, когда защитить его было уже некому. И столь храбрая позиция заслуживает уважения со стороны тех, кто не согласен с автором по всем направлениям его критики. Вдвойне заслуживает уважения верность идеям, которые подвергаются атакам даже со стороны идейных союзников, не говоря о могущественных противниках.
Душенов много пишет о «наследии советского времени», не изжитого Церковью, о конкретных проявлениях «советской дрессировки», носителями которой являются, по его мнению, члены Синода и многие архиереи. Он протестует против двуличия иерархов, проговаривающих «на экспорт» иные ценности, нежели те, которые озвучиваются для паствы в родных стенах.
Душенов резко высказался по теме, о которой принято помалкивать: о содомском грехе, сребролюбии, нравственности епископата. «Церковного суда по-прежнему нет… Практика показывает: добиться справедливости в Москве, у „вышестоящего начальства“ практически невозможно… Кризис церковной жизни продолжает углубляться, а слова у наших церковных начальников все дальше и дальше расходятся с делами».
Готовность Константина Душенова обсуждать и искать решение — действительно редчайшее качество в нынешней церковной ситуации, когда все яркие носители тех или иных идей «четко размежевались», распределились по лагерям и предпочитают «следовать линии», не вдаваясь в суть дел. Душенов, выступающий за отмену ОВЦС как неканонического образования, по его мнению, на теле Церкви, готов аргументировать свои доводы любому чиновнику любого ранга. Равно как готов к тому, что за свои взгляды он может подвергнуться критике, может быть обличен в ереси и так далее. Его страшит другое: «соблазн „теплохладности“, а проще говоря, соглашательства и равнодушия, прикрывающегося благонамеренной личиной смирения — сегодня один из самых распространенных и самых опасных. Если что и способно погубить нас сегодня, так это именно ложно понимаемое стремление к миру любой ценой».
Душенов — один из самых ярких и яростных сторонников ПРАВА МИРЯНИНА на голос в Церкви. Привычно слышать такие мнения слева. Тем ценнее голос, звучащий из глубины «правой партии». «Любой мирянин наравне с клириками несет личную ответственность за соблюдение чистоты и полноты Божественного откровения… Имейте мужество взглянуть правде в глаза».
Душенов, в отличие от многих и многих авторов охранительного лагеря, сохраняет невероятно оптимистичный тон. Тон работника и верующего человека, не оглядывающегося поминутно на «время на дворе». «Если же предположить, что Россия уже погибла и русского народа как такового больше не существует — есть лишь жалкие остатки, то тогда, конечно, решать все эти проблемы не имеет смысла. Тогда самое время проклинать „красную патриархию“ и гвоздать „сергиан-вероотступников“. Тут уж никакие аргументы не помогут. Каждый сам выбирает, что ему по душе».


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru