Русская линия
Независимая газета Михаил Тульский08.05.2002 

Кремль взял «Московию» под свой контроль
Креатура областной администрации смогла продержаться на посту гендиректора телекомпании лишь три месяца

Борьба за контроль над телеканалом «Московия» началась в январе 2000 г., когда прежний его глава Александр Крутов поддержал на выборах губернатора Московской области Геннадия Селезнева. Это вызвало недовольство победивших. 23 января 2001 г. гендиректором стала лояльная к губернатору Валентина Кузнецова (подробнее об этом смотрите приложение «НГ-религии» от 31.01.2001), которая ранее была одним из руководителей телеканала ВКТ. Крутов заявил, что его «незаконно отстранили от должности… по уставу нашей компании назначить нового генерального директора может только совет директоров».
Но позиции обладминистрации и ее креатуры изначально были непрочны, так как для избрания гендиректором Валентины Кузнецовой было недостаточно 44% акций «Московии», которыми владела обладминистрация. В конце 1999 г. Уникомбанк продал принадлежащие ему 51% акций канала (которые перед этим продал банку губернатор Анатолий Тяжлов) некоему Мосинфонду, а фонд — Телевизионному техническому центру (ТТЦ), который к тому моменту уже владел 5% акций.
Особенно обострилась ситуация, когда 12 апреля в эфир впервые за много лет не вышел новый выпуск телепрограммы «Русский дом», а Александра Крутова не допустили в студию. «Кузнецова, ссылаясь на устное распоряжение губернатора области Бориса Громова, поставила условие: либо программа выходит в записи, с предварительным просмотром, либо не выходит вообще», — заявил Александр Крутов. В обладминистрации были удивлены таким усердием Кузнецовой и открестились от этого, заявляя, что «ей таких указаний никто не давал».
Хотели того в обладминистрации или нет, но друзья Крутова сочли, что для авторов программы созданы такие условия, что выпуск передачи может быть прекращен, и опубликовали на интернет-сайте «Православие-2000», который фактически принадлежит настоятелю Сретенского монастыря Тихону (Шевкунову), просьбу к своим сторонникам «о молитвенной помощи».
Как позже выяснилось, сразу после избрания Кузнецовой гендиректором глава Международного промышленного банка (Межпромбанка) Сергей Пугачев стал инвестором канала «Московия». Акции ТТЦ (56% акций «Московии») были 26 февраля проданы ЗАО «Остэл» — дочернему предприятию Межпромбанка. Как заявил генеральный директор ТТЦ Виктор Осколков, сделка заключена «на совершенно законных основаниях». Однако Кузнецова и ее окружение отказались внести эту сделку в реестр телекомпании на основании того, что она не согласована с территориальным управлением Министерства по антимонопольной политике по Москве и области.
Уже в феврале 2001 г. Пугачев определил желательного для него кандидата в руководители «Московии», которым стал Владимир Желонкин. Владимир Борисович Желонкин, по его словам, в 1993—1997 гг. работал в Межпромбанке, занимая там должность заместителя управляющего. В 1998—2001 гг. Желонкин возглавлял Информационное агентство Русской Православной Церкви.
Сергей Пугачев со второй половины 90-х гг. XX века считается фигурой, близкой к бывшему управляющему делами президента РФ Павлу Бородину. Имя Пугачева часто звучало в СМИ в связи со скандалами вокруг Бородина, делами «Мабетекс» и «Бэнк оф Нью-Йорк». Пугачев был в числе двух десятков бизнесменов, приглашенных на встречи с Путиным в июне 2000 г. и в январе 2001 г.
В 1999 г. Владимир Желонкин, по его словам, был консультантом в избирательной кампании Павла Бородина по выборам на пост мэра Москвы, у него хорошие личные отношения с Павлом Павловичем. Тогда же, по мнению Владимира Борисовича, руководители интернет-сайта АПН, также пытавшиеся возглавить предвыборный штаб Бородина, возненавидели Желонкина, чем и объясняется нынешнее количество компромата на новое руководство «Московии» на этом сайте.
В православных кругах Сергей Пугачев известен дружбой с архимандритом Тихоном (Шевкуновым), которого называют духовником Путина, и референтом Патриарха Московского и всея Руси Николаем Державиным.
После событий 12 апреля люди Пугачева уже не могли медлить с захватом телеканала. И прокуратура, понимая, что молитвы сайта «Православие-2000» не пройдут даром, подала руками облпрокуратуры иск в Арбитражный суд области о признании незаконной продажи акций Уникомбанком в 1999 г. По этому иску был наложен арест на 51% акций. 27 апреля в офис «Московии» прибыл судебный пристав и принес определение Арбитражного суда Московской области от 25 апреля об аресте 51% акций. В течение трех часов пристав изучал реестр акционеров и в итоге составил постановление об аресте акций.
Однако собрание акционеров «Московии», на котором гендиректором был избран Владимир Желонкин, прошло 26 апреля. «Акции были арестованы слишком поздно. И собрание акционеров 26 апреля является абсолютно законным», — отметил Владимир Желонкин.
Как заявила бывший гендиректор «Московии» Валентина Кузнецова, когда неизвестные вооруженные люди, отказавшиеся представиться и объяснить, от чьего имени они действуют, появились в коридорах телеканала 26 апреля около семи часов вечера и потребовали передать дела, прежнее руководство «Московии» вызвало подразделения подмосковной и столичной милиции. Однако, судя по заявлению зампреда областного правительства Алексея Пантелеева, Валентина Михайловна опять переусердствовала: по его словам, «пришедшие потребовали немедленной смены руководства данной телекомпании», в обоснование своих требований они представили протокол собрания акционеров телекомпании «Московия», согласно которому Валентина Кузнецова якобы отстранена от должности генерального директора телекомпании.
Владимир Желонкин объясняет происходящее по-другому. По его словам, он прибыл на новое место своей работы около шести часов вечера (до начала вечернего выпуска новостей) и застал журналистов «Московии» на своих рабочих местах. Прежний гендиректор Валентина Кузнецова отказалась признать его полномочия. Примерно в девять часов вечера в офис приехал министр печати Московской области Виктор Завьялов в сопровождении 5−6 подмосковных милиционеров. В ответ новый гендиректор вызвал руководителя службы безопасности телецентра Олега Тонкова. Тонков стал объяснять подмосковным милиционерам, что они не вправе находиться с оружием на охраняемом объекте федеральной собственности, которым является ТТЦ. По словам Владимира Желонкина, милиционеры вели себя «предельно корректно», в итоге «их убедили покинуть офис».
27 апреля около десяти часов утра новый гендиректор встретился с коллективом телеканала. Собрались примерно 60 сотрудников. Журналисты не требовали свободы слова, а лишь жаловались на перебои с зарплатой. Минимальная зарплата составляет 2000 рублей, а зарплата гендиректора -12 тыс. рублей, но и эту небольшую по телевизионным меркам зарплату задерживали на 1−1,5 месяца. Новый гендиректор заверил коллектив, что зарплата будет выплачиваться своевременно. Эти слова сразу же занесли в протокол собрания, а журналисты сразу же его подписали.
По слухам, инвесторами «Московии» станут наряду с Межпромбанком структуры Гюльназ Сотниковой, известной своими финансовыми отношениями с Московской Патриархией.
По словам Кузнецовой, в бюро пропусков поданы списки с запретом на доступ в «Останкино» целому ряду сотрудников «Московии», принятых ею на работу в период исполнения ею своих обязанностей. В то же время все остальные корреспонденты, инженеры и операторы «Московии» признали легитимность нового руководства.
Желонкин в интервью «НГ» сказал, что на данный момент из телекомпании уволился только один работник — Валентина Кузнецова. Новые выпуски «Московии» готовит обычная бригада. По словам Желонкина, за 2001 г. от правительства Московской области телекомпания не получила ни копейки, хотя это правительство обязано финансировать канал, который обладминистрация считает «своим». По состоянию на 3 мая 2001 г. в телекомпании не осталось сотрудников, не подчиняющихся новому руководству. Владимир Желонкин заявил, что кадровые перестановки на канале «Московия» «скорее всего произойдут, однако не будут носить революционного характера».
В письме зама Громова Пантелеева, направленном в СМИ, смена руководства телеканала расценивается как ответ на решение Московского областного Арбитражного суда об аресте 51% акций телекомпании «Московия». Похожее заявление сделала и Валентина Кузнецова, которая подчеркнула, что будет доказывать незаконность смены руководства, опираясь на решение об аресте 51% акций. Владимир Желонкин, напротив, заявил, что арест 51% не лишает эти акции права голосовать на собрании акционеров, тем более что и арест был произведен после собрания акционеров.
Этот спор мог бы продолжаться вечно, но вечером 27 апреля прокурор Московской области Эдуард Денисов сообщил об отказе от иска по поводу продажи Уникомбанком 51% акций ОАО «ТРВК-Московия», ранее направленного в Арбитражный суд Подмосковья. Денисов считает, что в данном споре «затронуты хозяйствующие стороны и нет интересов государства». То есть правовое основание для ареста этих акций исчезло. Это еще более укрепило позиции Желонкина.
Союз журналистов России (СЖР) расценил события на телеканале как «незаконную акцию, проведенную группой лиц, представляющих нелигитимный совет директоров, избранный без присутствия основного акционера — правительства Московской области». СЖР уже продемонстрировал свою правовую компетентность в конфликте вокруг НТВ, поддержав в нем Евгения Киселева. Теперь не менее рельефно СЖР показывает уровень своего правого сознания, называя «основным» акционера со вторым по размеру пакетом акций. СЖР сравнивает захват «Московии» с захватом НТВ, но ситуации на НТВ и «Московии» едва ли не противоположные: на «Московии» не государство поставило под свой контроль телекомпанию, а наоборот, продало акции частной компании, да и творческий коллектив «Московии» занял сторону нового, а не старого руководства.
Министерство печати РФ в создавшейся ситуации самоустранилось: как заявил 27 апреля первый замминистра Михаил Сеславинский, его ведомство «не видит политической подоплеки в конфликтной ситуации вокруг телеканала «Московия».
Александр Крутов заявил по поводу произошедших изменений следующее: «Громов хочет, чтобы все областные СМИ были под контролем правительства и ими можно было спокойно управлять. Но подчинить себе «Московию» вряд ли удастся… Удивительно, но новый директор уже пользуется полной поддержкой коллектива. Да и я сам с оптимизмом воспринял его приход. Новое руководство пообещало, что мне вернут мою программу «Русский дом» и время на канале. Ведь на программу в последнее время постоянно давили. Сначала на треть сократили время эфира, затем предложили пересмотреть концепцию и поменять комментатора… Меня новое руководство вполне устраивает. Новый гендиректор сказал, что поможет создавать программу… Что до моего возвращения в администрацию телеканала, то об этом речь не идет».
Сразу после смены руководства несколько сайтов опубликовали слухи о том, что телеканал будет переименован в «Политику» — новые собственники намерены заполнить ее эфирную сетку жесткими политическими программами, направленными против подмосковного губернатора, а также против мэра Москвы Юрия Лужкова, — и вскоре займет и эфирное время канала ТВЦ, у которого отзовут лицензию. Однако, как нам кажется, для Кремля нет никакого смысла вести борьбу с Лужковым сейчас, когда он объединился с прокремлевским «Единством». В то же время вполне возможно, что критика в адрес Громова и Меня на новой «Московии» будет звучать чаще, тем более что отношения с обладминистрацией у нового руководства телекомпании пока складываются не особенно хорошие.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru