Русская линия
Независимая газета Александр Севастьянов08.05.2002 

Россия и русские
Нужен ли нам закон «О русском народе»?

Cегодня на парламентских слушаниях в Государственной Думе рассматривается ряд законопроектов, от которых зависит судьба русского народа. Четыре из них «О русском народе», «Об основах государственной национальной политики», «О русском языке как государственном» и «О внесении изменений и дополнений в Закон «О национально-культурной автономии» прямо затрагивают важнейшие основы русской жизнедеятельности.
Русская общественность об этом практически не информирована, на ситуацию она не влияет никак. В один прекрасный день мы можем проснуться и обнаружить, что наша жизнь уже загнана в жесткие рамки, причем совсем не те, какие бы хотелось.
В чем причина такого внимания высшего законодательного органа страны к национальным (русским, в частности) проблемам? Во-первых, до властей, по-видимому, наконец дошло, что национальная идея (потребность в которой огромна при том идейном вакууме, что образовался с крушением коммунизма) не может быть безнациональной. Во-вторых, в стране, на 85% населенной одним народом (русскими), нельзя из этого народа бесконечно делать фигуру умолчания. И сегодня, когда русские наконец-то перестали возлагать все надежды на государство, начали искать реальные пути к самоорганизации, начали осознавать собственные национальные интересы и все яснее и четче формулировать свои требования, перед властями остро встала задача — сыграть на опережение и разыграть свой вариант решения судьбы русского народа.
Чем определяется конфликт идей вокруг указанных законопроектов? Столкновением интересов: с одной стороны — русского народа, с другой — тех 15% населения, которые не входят в состав русских. И которые хотели бы поставить русский народ в удобное для них положение, мало считаясь с его жизненными потребностями.
На чьей стороне сегодня перевес? На стороне основного народа страны или тех 15%? В чьих руках находится решение наших, русских, жизненно важных проблем? Кто диктует стране свою волю?
На эти самые 15% приходится 175 (по последней статистике) национальностей! Казалось бы, пестрый, неоднородный состав, у каждого народа свои проблемы, свои противоречия. Однако в данном вопросе они все выступают заодно, настойчиво требуя создать дополнительный орган управления государством — Совет национальностей, где у каждого народа будет один голос. У русских — один. И у каждого нерусского — по одному. Итого: 175 против одного в случае конфликта интересов, даром, что этот один представляет 85% населения страны. Прообразом такого Совета стала Ассамблея народов России, созданная бывшим министром по делам национальностей Рамазаном Абдулатиповым. В оной Ассамблее (с таким ко многому обязывающим названием!) русский народ, понятное дело, не имеет официальных и полномочных представителей вообще.

Водораздел

Есть несколько пунктов, по которым, как показывает практика многочисленных публичных (в том числе в Госдуме) дебатов, русские расходятся с нерусскими.
Во-первых, это признание русского народа не только коренным и титульным, но и единственным государствообразующим на всей территории России. Что соответствует как истории нашей страны, так и фактическому положению вещей сегодня. Позиция нерусских неколебима: все народы России являются государствообразующими. Проект Закона «Об основах государственной национальной политики», подготовленный комитетом по делам национальностей Госдумы (в котором русских только двое из девяти членов), именно это и провозглашает: «Народы России в соответствии с исторически сложившейся этнополитической ситуацией являются на ее территории государствообразующими» (ст. 14, п. 1). Вот так — без всяких ограничений и предпочтений. Эта формула именно не соответствует ни истории, ни современной ситуации. Не прибегая здесь к полноценному набору доказательств, укажу лишь на одну бросающуюся в глаза нелепость: ведь среди этих народов окажутся и проживающие у нас на постоянной основе и даже приобретшие гражданство афганцы и таджики, и азербайджанцы, и негры, и голландцы… И все они должны быть признаны «государствообразующими»?
Абсурд! Однако с большим смыслом. Ведь признание русских единственным государствообразующим народом дает законное основание для особого патронажа со стороны государства по отношению к русским. Наоборот, непризнание русских единственным государствообразующим народом лишает любую ветвь власти законных оснований рассматривать и реализовывать в приоритетном порядке права и интересы русского народа.
На первый взгляд дело само собой разумеющееся: на русском народе держится все государство Российское, роль этого народа в качестве станового хребта России не только никем не оспаривается, но уже есть даже попытка закрепить эту роль законом. Так, тот же законопроект «Об основах государственной национальной политики» в той же статье указывает: «Русский народ… является опорой Российской государственности и несет ответственность за развитие Российского государства».
Русский народ «несет ответственность»! Ни об одном другом народе в законопроекте ничего подобного не говорится. Но разве неясно, что особая ответственность порождает и особые права? Нет прав без ответственности, но нет и ответственности без прав! Так не логично ли оказать народу, несущему в эксклюзивном, так сказать, порядке подобную ответственность, особое внимание? Наделить его этими самыми особыми правами?
И разве не логично уделить «становому хребту российской государственности», без которого она вся завалится и провалится, особую заботу? Разве не вся Россия с ее полиэтническим населением в этом в конечном счете заинтересована?
Как бы не так! На нас лишь только хотят взвалить закрепленное законом бремя, ничем его не компенсируя.
Между тем мы не требуем ничего сверх отпущенного нам природой и историей. Да, русские — опора России, как ни один другой народ. Да, мы несем за нее ответственность, как ни один другой народ. И законопроект это вполне справедливо и правомерно отмечает. Но это так именно потому, что мы — единственный государствообразующий народ! И закон обязан отметить и закрепить это тоже.
Во-вторых, это признание России мононациональной, а не «многонациональной» страной. Позиция нерусских: в Конституции закреплено, хоть и не разъяснено, понятие «многонациональный народ», значит, и страна тоже многонациональная. Мотивы их неприятия см. выше. Логики — ни на грош, но позиция твердая. Она вполне проявлена в научно несостоятельном тезисе п. 2 «Пояснительной записки» к Закону «О государственной национальной политике», где указано: «Россия является многонациональным государством». Хотя ниже в этой «Записке» — в полном соответствии с истиной — говорится о «полиэтничности» нашего государства. Воистину это так: Россия — многоэтничное, но мононациональное государство. Ибо не всякая этническая группа, будь то племя, народность или народ, заслуживает названия нации. И не всякое государство, где проживает много народов, народностей и племен, имеет право называться многонациональным. Современную научную позицию по этому вопросу мне уже приходилось пересказывать читателям («НГ-Сценарии» от 14.06.00).
Согласно международным нормам, государство, в котором не менее 67% населения представлено одной национальностью, является мононациональным. Россия, где 83−85% населения представлено русскими, по всем стандартам является мононациональной страной. Русских в России больше, чем немцев — в Германии, англичан — в Англии, французов — во Франции и даже евреев — в Израиле (80%)! Тем не менее перечисленные страны являются (этого никто не оспаривает) мононациональными. Тем более мононациональной страной является Россия, уступающая по данному показателю лишь немногим странам в мире.
Признание (по закону) России мононациональной страной позволит ставить перед властью вопрос о поддержании такового ее статуса в будущем, что архиважно не только для русских, но и для всех тех, кто не хотел бы для России плачевной участи СССР.
В-третьих, бесконечно важнее поддерживать не абсолютную численность русского народа (нам приходилось веками удерживать гораздо большую территорию гораздо меньшим числом жителей), а его удельный вес в составе страны. Это единственная гарантия целостности и процветания России и нашего, русского национального долголетия. Но нерусские больше всего боятся именно роста удельного веса русских (вспомним, например, реакцию Шаймиева и Аушева в ответ на воссоединение России с Белоруссией: причина именно в этом). При этом «россияне» делают вид, что опасаются, будто рост удельного веса русских станет достигаться не за счет прироста русского населения, а за счет убытия нерусского. Абсурд?! Но именно так, к примеру, аргументировал член комитета по делам национальностей Госдумы Рагиб Гимаев свою точку зрения на законопроект «О русском народе».
В-четвертых, болезненную реакцию нерусских вызывает утверждение о праве единого русского народа, оказавшегося в разделенном положении, на воссоединение. Даже мирным путем и в полном соответствии с международным правом. Действительная причина такой реакции — все в том же: возрастет удельный вес русских в стране, а этого никак допустить нельзя. Но предлогом выставляется возможность дипломатических осложнений с Украиной, Казахстаном, Эстонией…
В-пятых, нерусские даже и слышать не хотят о геноциде, которому были подвергнуты русские в ХХ веке, и о необходимости преодоления его последствий. Разыгрываются целые спектакли с деланым возмущением по поводу «надуманной проблемы геноцида русских». (Так же до недавнего времени мир не желал признавать и геноцид армян.) Нам предлагают «все забыть» и «списать», а то, мол, и нам могут предъявить счета за геноцид и т. п. Не говоря уж о коммунистах, которые боятся подобной постановки вопроса в отношении 1917−1937 гг., находятся силы, которые не желают, например, чтобы мы поднимали вопрос о нашем геноциде со стороны немцев в 1941—1945 гг. (ибо, с их точки зрения, Холокост может быть только один). Или со стороны чеченцев в 1990—1994 гг., хотя об этом геноциде во всеуслышание заявил президент Путин в интервью французскому еженедельнику «Пари-матч» в августе прошлого года.
Между тем Гавриил Попов был, разумеется, совершенно прав, озаглавив большую статью «Русский Холокост», подчеркнув, что таковой геноцид, конечно же, имел место — и не раз! — в ХХ веке («НГ» от 26.04.00). Но голос профессора никто не слышит.
Точно так же нерусские возражают против причисления русского народа к числу репрессированных народов, имеющих право на реабилитацию со всеми вытекающими из этого политическими и экономическими последствиями. Возможно, ими руководит вполне понятная боязнь, что появится еще один участник раздела бюджетного пирога.
В-шестых, русофобию необходимо рассматривать как тяжкое преступление против безопасности государства (сегодня она рассматривается в порядке ст. 282 УК РФ как преступление средней тяжести, и за нее еще никого не осудили). Именно потому, что на русских как единственном государствообразующем народе держится все Государство Российское. Но нерусские даже и слышать не хотят о такой постановке вопроса.
Таковы основные принципиальные позиции, по которым русским не удается достичь взаимопонимания и согласия с нерусскими в России.

Как решаются судьбы русских людей

Итак, вернемся к законам, готовящимся Думой.
Законопроект «О русском народе» подготовлен комитетом по делам национальностей Государственной Думы. Я принимал участие в его разработке, стремясь не допустить ошибочных или ненужных формулировок. В целом этот компромиссный, паллиативный проект нельзя назвать плохим, но нельзя назвать и хорошим. Он, на мой взгляд, не вреден для русских, но явно, вопиюще недостаточен.
Законопроект не подтверждает ни наш статус в качестве единственного государствообразующего народа (в полном соответствии с историей и действительностью), ни статус России как мононациональной страны, ни необходимость поддерживать удельный вес русского народа в составе российского населения, ни факт геноцида русского народа и необходимость преодоления его последствий, ни особую опасность русофобии, страшно разрушительной для всего государства в целом.
Словом, из шести вышеприведенных положений, являющихся для русского народа наиболее жизненно важными, но категорически отвергаемыми «россиянами», в проект вошло только одно: о разделенном положении единой русской нации и ее праве на воссоединение. Все остальное — отвергнуто.
Однако можно не сомневаться, что даже в таком урезанном виде законопроект вызовет бешеное сопротивление в Думе, состоящей, по некоторым данным, на две трети из нерусских людей. Можно вообразить, какой отпор будет дан ему со стороны таких «заклятых друзей» русского народа, как «ЯБЛОКО» и СПС, да и со стороны русофобствующих депутатов из других фракций.
Законопроект «О русском языке как государственном» также можно охарактеризовать как в целом невредный (хотя трудно смириться с тем акцентом, который сделан в нем на конституционном праве в республиках РФ вводить иные государственные языки, кроме русского; но это фундаментальный недостаток Основного закона, а не данного). Однако и в нем есть важнейшее упущение, о сути которого говорит диалог, прозвучавший на заседании рабочей группы по подготовке законопроекта под руководством Каадыр-оола Бичелдея:
Севастьянов: За последние десять лет мы неоднократно бывали свидетелями того, как незнание языка титульной нации в различных национальных республиках служило поводом для ограничения конституционного права русских людей быть избранными на должность президента республики. Мне кажется, в законопроекте должно быть указано: «Знание русского языка является необходимым и достаточным условием для осуществления гражданином конституционного права быть избранным на любом уровне власти».
Бичелдей: «Достаточным» — да, согласен. «Необходимым» — нет. У нас в Туве есть много избранных председателей различных местных органов власти, которые не знают русского языка, но прекрасно ориентируются в обстановке.
Однако при таком подходе нарушается конституционное право граждан — «обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления» (ст. 33 Конституции РФ). Представьте: вы в Туве, не зная тувинского языка, обращаетесь к руководству с заявлением на русском языке, а руководитель администрации не может его прочесть!
На законопроект «Об основах государственной национальной политики» уже было обращено внимание читателя. Здесь только добавлю, что законопроект пытается закрепить в российском праве:
статус России как многонациональной страны (вредная ошибка);
статус всех народов России как государствообразующих (вредная ошибка);
статус национализма как «идеологии, политики и действий, основанных на иррациональном представлении о преимуществе своего народа перед другими» (вредная злонамеренная ошибка);
статус экономической, социальной, политической и правовой защищенности национальных меньшинств как «основного направления государственной национальной политики» (абсолютно неконституционное положение, дискриминирующее остальные народы);
статус «разжигания национальной розни» как тяжкого преступления (не соответствует УК РФ);
статус русского народа, как единственного несущего «ответственность за развитие Российского государства», при полном отсутствии соответствующих прав!
В законопроекте есть и многие другие недостатки.
На предыдущих парламентских слушаниях по данному закону зал был переполнен, но публика в большинстве была нерусской. Об этом откровенно сказали с трибуны чеченский депутат Аслаханов («Только посмотреть на аудиторию и можно сказать, кто больше всего заинтересован в том, чтобы этот закон был принят») и представительница Центра по защите прав репрессированных народов Алиева («Кстати, кто здесь выступает от имени русского народа? Представители только нерусских этносов. Интересы русского этноса отсутствуют»). Цитаты даны по стенограмме.
Перечисленные законопроекты написаны явно не с позиций защитников русских интересов. А законопроект «Об основах…» прямо-таки отдает русофобией. Но все рекорды русофобии бьет законопроект «О внесении изменений и дополнений в закон «О национально-культурной автономии», подготовленный под руководством З.Ю. Цыреновой (Миннац) и лоббируемый заместителем министра по делам национальностей Т.Я. Хабриевой.
Первая же поправка предлагает в статье 1 закона, гласящей, что «Национально-культурная автономия в Российской Федерации… - это форма национально-культурного самоопределения, представляющая собой общественное объединение граждан Российской Федерации, относящих себя к определенным этническим общностям», заменить слова «определенным этническим общностям» словами: «определенной этнической общности, находящейся в ситуации национального меньшинства на соответствующей территории».
Иначе сказать, первая же поправка к закону отрезает русским возможность создания своих национально-культурных автономий.
Подробный анализ ситуации, сложившейся вокруг русских национально-культурных автономий, читатель найдет в статье доктора юридических наук, профессора Академии госслужбы при президенте России Михаила Кузнецова «Дискриминация» («НГ» от 08.02.01).
Здесь же только скажу, что если данная дискриминационная русофобская поправка будет принята, это будет означать полный и в высшей степени скандальный разрыв между русским национальным движением и всеми ветвями нынешней российской власти.

+ + +

Русский народ — 150-миллионная громада. 120 миллионов живет в России, 20 — в ближнем и 10 — в дальнем зарубежье. Законы, о которых идет речь, касаются всех русских мира, без исключения.
Госдума — 450 человек — весьма маленькое скопление людей на фоне этой громады. Комитет по делам национальностей, подготовивший все четыре основных законопроекта, состоит из девяти человек.
Я не могу и не хочу сказать ничего плохого о деловых и человеческих качествах этих людей. Я только хочу подчеркнуть, что именно эти люди держат сегодня в своих руках судьбу 150-миллионного русского народа в России и за ее пределами.
Это справедливо?


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru