Русская линия
День (Киев) В. Зубарь08.05.2002 

Римский след на юге Украины

Начало. Окончание в N92 (26 мая)
В античную эпоху, которая хронологически охватывает период более тысячи лет, на территории юга современной Украины существовали Тира, Ольвия, Херсонес и Боспорское царство, государства, которые множеством нитей были связаны с мировыми державами того времени: Понтийским царством, Римской и Восточно- Римской империями. Это чрезвычайно интересные, но во многом малоизвестные широкой общественности страницы истории юга Украины в древности.
После смерти Митридата VI Евпатора в 63 г. до н. э. античные государства Северного Причерноморья попадают не только в орбиту интересов Римской империи, но и в зону ее военно-политического влияния. Характер взаимоотношений римской администрации с античными центрами региона во многом определялся основными направлениями римской внешней политики на Востоке и в Нижнем Подунавье. От обстановки, складывавшейся в этих регионах, зависели конкретные шаги императорской администрации в отношении Тиры, Ольвии, Херсонеса и Боспорского царства.
Во второй половине I в. до н. э.- первой половине I в. основное внимание римские императоры уделяли Боспору. В период правления Цезаря и Августа имели место попытки объединить в единое политическое целое Боспор и Понтийское царство, которые должны были управляться зависимым от империи правителем, назначавшимся в Риме. Но эти планы не были реализованы. Хотя римская политика и привела к тому, что вплоть до середины I в. боспорский престол занимали цари, проводившие проримскую политику, но вплоть до римско-боспорской войны Рим уже прямо не вмешивался в боспорские дела.
После смерти Аспурга, проводившего четко выраженную проримскую политику, пришел Митридат III, который предпринял попытку освободиться от римской зависимости. Но в ходе римско-боспорской войны (45−49 гг.) он потерпел поражение и на престол с помощью римского оружия был посажен его брат Котис I, который, как и последующие боспорские правители, следовал в фарватере политики Римской империи. После римско-боспорской войны в Северном Причерноморье окончательно сложилась система контроля за греческими государствами региона.
С приходом к власти Нерона (54−68 гг.) Рим активизировал политику на Востоке, где основным противником империи выступала Парфия. Именно в ходе римско-парфянской войны, длившейся около десяти лет, усилился интерес Рима к античным государствам Северного Причерноморья, которые не только находились поблизости от театра военных действий, но и играли определенную роль в восточной политике Нерона. Но Боспор продолжал оставаться союзным империи государством, правители которого утверждались в Риме, где получали титул? друга цезаря и друга римлян? и инсигнии, символизировавшие признание Римом их царского титула. В 56 или 57 гг. в отношении Тиры, видимо, был принят законодательный акт, которым гражданской общине были дарованы права внутреннего самоуправления и, возможно, освобождение от пошлин. В правление Нерона, в 63−64 гг., по просьбе гражданской общины наместник Мезии Тиберий Плавтий Сильван оказал Херсонесу вооруженную помощь, в результате которой варвары, угрожавшие этому центру, были разбиты, а город укрепил свои связи с империей.
Несколько иная политика в период правления Нерона проводилась римской администрацией в отношении Ольвии. Ольвийский декрет, обнаруженный у подножия Мангупа, позволяет предполагать, что, несмотря на ряд посольств к правителям Мезии, Ольвии не была оказана прямая военная помощь. Видимо, римская администрация лишь способствовала заключению союза между раннеклассовым государственным образованием аорсов во главе с Фарзоем и ольвийской гражданской общиной.
Все это свидетельствует о том, что именно в период правления Нерона империей была предпринята первая широкомасштабная попытка оказать помощь античным государствам Северного Причерноморья, которые должны были стать опорными пунктами на подступах к северным границам Римского государства. При Нероне в регионе впервые фиксируются признаки традиционной римской политики по созданию вокруг империи дружественных и союзных государств.
В связи с гражданскими войнами в Риме, последовавшими после смерти Нерона, граница империи на Дунае была ослаблена, что привело к вторжению сарматов в пределы римской Мезии. Однако после прихода к власти Веспасиана, благодаря усилиям римской администрации, положение в Подунавье стабилизировалось и на какое-то время угроза вторжения варваров из-за Дуная была ликвидирована. К этому времени относится изменение юридического статуса Тиры, что выразилось в определенном ограничении прав ее гражданской общины, дарованных в правление Нерона. Ольвия также не осталась вне поля зрения империи. После окончания гражданских войн и стабилизации положения на Нижнем Дунае, вероятно, при посредничестве римской администрации был возобновлен ольвийско-сарматский союз, Но в 80-х г. этот союз был уже разорван, и Ольвия, как сообщает Дион Хрисостом, подвергалась частым сарматским нападениям, что следует связывать с военно-политической обстановкой в Подунавье, в частности, с войнами Домициана (81 — 96 гг.) против даков.
Херсонес в конце I в. продолжал оставаться в орбите внешней политики империи. После смерти Нерона и в связи с начавшимися гражданскими войнами из Таврики были выведены римские войска. Но есть основания полагать, что Херсонесу была оказана финансовая помощь, с чем, вероятно, связана чеканка золота городским монетным двором в 79−80 и 84−85 гг., а также статуи, поставленные в Херсонесе наместникам Мезии и Нижней Мезии.
В период правления Флавиев контроль за Боспором со стороны римской администрации был ослаблен, что объясняется желанием иметь в лице боспорского царя надежного союзника, силы и ресурсы которого можно было бы использовать в случае нового вооруженного конфликта с Парфией на восточных границах империи.
После войн Траяна (98 — 117 гг.) в Дакии и на Востоке сложилось такое положение, что Римская империя уже не могла продолжать завоевательную политику. Поэтому Адриан (117 — 138 гг.), пришедший к власти после смерти Траяна, отказался от наступательных действий и перешел к четко выраженной стратегии обороны границ империи, что увеличило значение античных государств Северного Причерноморья для Рима. Причем, если Тира, Ольвия и Херсонес могли играть определенную роль в обороне границ на Дунае, то Боспор больше тяготел к восточным провинциям.
Именно в связи с мерами, предпринятыми римским командованием по укреплению границ на Дунае, следует рассматривать появление римского стационарного гарнизона в Тире и отряда союзных Риму войск в Ольвии. Однако следует подчеркнуть, что в период правления Траяна и Адриана империя не оказала Ольвии помощи регулярными войсками, что позволяет говорить об определенной специфике ольвийско-римских взаимоотношений по сравнению с Тирой и Херсонесом.
Сейчас есть основания утверждать, что в 20-х гг. II в. в Херсонесе какое-то время дислоцировался римский отряд, состоявший из солдат I Италийского легиона и II Луцензиевой когорты. После вывода римских войск из Херсонеса защита города была возложена на боспорских царей, хотя это ни в коем случае не позволяет предполагать интеграцию этого центра в состав Боспорского царства.
В первой половине II в. Боспорское царство продолжало оставаться союзным Риму государством, правители которого получали подтверждение своих прав на боспорский престол после прихода к власти каждого нового императора. В тесной связи с римской политикой следует рассматривать активизацию боевых действий против варваров боспорскими царями Савроматом I и Котисом II. Причем сейчас уже нельзя говорить о выделении империей денежных субсидий боспорским царям. Напротив, можно утверждать, что Боспор платил империи трибут. Статус союзных царей накладывал на правителей Боспора определенные обязанности, в том числе и выплату определенных сумм, доставлявшихся наместнику провинции Вифиния-Понт. Именно здесь находилось специальное должностное лицо, ведавшее решением всех вопросов, связанных с Боспором.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru