Русская линия
Время MN Д. Андреева07.05.2002 

Не верю в помощь потусторонних сил!
Знахари и экстрасенсы безответственно обещают вылечить все

Споры по поводу традиционных и нетрадиционных методов лечения имеют длинную историю. Но в наши дни это противостояние даже обострилось, а обращение к экстрасенсам, магам, колдунам практикуется как никогда широко. Между тем отношения официальной медицины с так называемыми народными целителями до сих пор не урегулированы. Об этом корреспондент газеты «Время МН» беседует с заместителем директора по науке Московского научно-исследовательского онкологического института имени П.А.Герцена, доктором биологических наук профессором Наталией Сергеевой.
— Наталия Сергеевна, почему, на ваш взгляд, люди стали чаще обращаться к знахарям? Может быть, потому, что традиционная медицина не может справиться с раком?
— В мире применяются три основных подхода к лечению онкологических больных: хирургическое лечение, лучевая терапия, химиотерапия. Прежде всего совершенствуются старые методы: прогресс в оперативной технике, анестезиологии и в наших знаниях о закономерностях развития опухолевого процесса. Это позволило сегодня выполнять операции, которые еще десять лет назад считались невозможными. В химиотерапии открыт ряд новых препаратов, в лучевой терапии используются новые типы излучений, а внедрение компьютерной техники дало возможность фокусировать в нескольких точках само излучение, благодаря чему воздействие на опухоль стало направленным, меньше страдают здоровые органы и ткани. Кроме того, развиваются и новые подходы: биотерапия, определенное будущее есть у иммунотерапии рака. Иными словами, прогресс налицо. Более пятидесяти процентов от общего числа всех онкологических больных стоят на учете более пяти лет, а это доказывает, попросту говоря, что значительная их часть излечилась.
— Но большинство населения не знает об этих достижениях, особенно в провинции. Поэтому раковые больные с самого начала считают себя приговоренными.
— Онкологической службе России более 80 лет. У нас существует разветвленная сеть специализированных лечебных заведений. В любом региональном центре есть онкодиспансер, зачастую оснащенный гораздо лучше, чем некоторые московские учреждения, потому что финансируется не только из федерального, но и из местного бюджета. Что касается отношения людей, то в Москве ситуация, пожалуй, более угрожающая, чем на периферии. Там люди привыкли доверять врачам. Москвичей снабжают большим количеством информации от частных лиц и коммерческих фирм, которые обещают «ВЫЛЕЧИТЬ». Для больного это всегда привлекательнее, чем предложение врача, который говорит: «МЫ БУДЕМ ЛЕЧИТЬ». Это и есть одна из основных причин, почему больные уклоняются от официальных методов лечения. С психологической точки зрения все понятно: человек, который, как ему кажется, находится в безвыходной ситуации, хватается за соломинку, верит любым обещаниям.
— Выходит, экстрасенсы и целители наносят вред больным?
— Значительная часть народных целителей вообще не имеет медицинского образования. А диагноз может ставить только врач, основываясь на всестороннем медицинском обследовании больного. Надеюсь, здесь все со мной согласятся. Зачастую экстрасенсы берутся за лечение больного на ранних стадиях опухолевого процесса, в результате больной все равно приходит к нам, но потеряв драгоценное время. Что касается методов лечения народными целителями, они не изучены по правилам, применяемым к любому новому методу, а потому представляют определенную опасность.
— Признаете ли вы, что экстрасенсы и народные целители могут приносить какую-то пользу онкологическому больному, и допускаете ли, что нетрадиционные и традиционные методы могут использоваться параллельно?
— Если метод проверен, строго доказано, что он является эффективным, то он становится официальным, проводятся испытания по разработанным схемам, которые и позволяют определить место нового метода в лечении той или иной категории онкологических больных. Тогда и только тогда можно определить, параллельно или последовательно с другими методами нужно его применять. Я не верю в потусторонние, нематериальные воздействия. Если же целитель предлагает стимулировать жизненные силы организма, то где гарантия, что он не спровоцирует развитие опухолевого процесса? Ведь даже физиотерапию в лечении онкологических больных мы применяем с большой осторожностью. Не исключаю, что влияние экстрасенсов дает некоторый психотерапевтический эффект. Да, психотерапия в онкологии имеет основы и перспективы, потому что онкологический больной, как никто другой, нуждается в психологической помощи. Очень важно настроить его на борьбу. Но и этим должны заниматься специалисты.
— Значит, вы против любого вмешательства народных целителей и экстрасенсов?
— Мы не видели строгих доказательств того, что их деятельность приносит пользу. К нам обращаются многие целители, утверждая, что вылечили одного, второго, третьего. Мы просим предъявить результаты медицинского обследования до и после лечения: вот, мол, была злокачественная опухоль, и вот теперь ее не стало. Но дальше голословных утверждений дело не идет.
— Как часто вы сталкиваетесь с больными, предпочитающими отдаться в руки нетрадиционной медицины?
— Статистики по этому поводу у нас нет. Одни больные рассказывают о том, что было до того, как они к нам обратились, а большинство скрывают, что лечились или лечатся у экстрасенсов. Приведу один пример, относящийся, правда, не к экстрасенсам, но, на мой взгляд, показательный. Сейчас стала модной уринотерапия. Ко мне недавно обратилась женщина, которая проходит у нас химиотерапию: ее лицо было покрыто красными буграми. К счастью, она призналась, что попутно лечится уринотерапией. Дело в том, что большинство химиопрепаратов, которыми ее лечили, выделяется с мочой. Используя свою мочу в лечебных целях, она повторно получала те же химические препараты и продукты распада, что и привело к тяжелейшей аллергической реакции. И это еще относительно безобидный случай.
— Как же бороться с теми, кто может навредить?
— Есть два пути. Прежде всего необходима широкая просветительская деятельность. Необходимо и совершенствование законодательной базы. Ведь сегодня неофициальные «лекари» не несут за свои действия никакой ответственности. Другое дело — в странах, где развита страховая медицина. Родственники больного, подвергшегося неправильному лечению и упустившего время, могут обратиться в суд, «лекаря» привлекут к уголовной ответственности, заставят выплатить материальную компенсацию, и он попросту разорится. У нас пока ничего этого нет. Надеюсь, после всего сказанного хоть несколько человек воздержатся от звонка по сомнительным объявлениям.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru