Русская линия
День (Киев) Ю. Иванов06.05.2002 

Можете ли Вы молиться за своего врага?
Репортаж из церковной общины

Закарпатье. Предгорье. В этот голубой раствор вместе с небом, пихтами и грохочущей рекой погрузилось село Синяк.
Я поднимаюсь от санатория по единственной горбатой мощеной улице. Направо — показывается довольно большой храм.
Вечерняя служба. В церкви чисто и торжественно. Католический интерьер. Немало народа. И старики, и дети. И средние — мужчины. Поют молитвы вместе. Проповедь. В проникновенной тишине священник говорит на немецком языке. Рядом — хорошенькая девочка-подросток переводит всем на украинский.

Фатер Йозеф Трунк

Святой отец фатер Трунк рассказывает о страшном, местном. В соседнем селе кто-то украл кое-что из? гуманитарной помощи?. Нашли вора — парня, живущего неподалеку. Что с ним делать? Отец выгнал из дома. Это самое худшее, что можно было сделать, рассуждает священник. Такое ничего не даст. Может быть, лучше просто посадить его в тюрьму? Нет. Его нужно простить (???) и молиться за него. Потому что бесы вселились в его душу. И, во всяком случае, не оставлять юношу один на один с теми бесами. Так должен думать и действовать христианин.
И в безмолвной церковной тишине не расслышишь, но едва ощутишь вместе с глубоким почтением к словам фатера Трунка некоторое недоверие. К самой ситуации. Как же так: прощать вора? А того, кто не вернет тебе (за твое добро), к примеру, долг, — тоже прощать и молиться, чтобы он опомнился?..
— Но ведь если вы верите в Бога, — ровным, спокойным тоном продолжает священник, — то, согласно Писанию, должны подставить левую щеку, когда вас бьют по правой…
И все в храме молчат и думают о том, как такое может быть. Не в общем, а с ним лично. А то, что говорит священник, — важно, и еще нужно подумать. Потом, после проповеди, все снова молятся и поют молитвы уже на украинском языке, выполняют необходимые обряды.
После службы я спросил: с кем мне лучше поговорить об этой общине? Мне сказали, чтобы я поговорил с Юрой… Итак, я беседовал со своим тезкой, которого здесь до того уважают, что зовут по имени — и земляки, и даже подчиненные. Юра.
Представляю одного из руководителей церковной общины, бизнесмена, генерального директора общества с ограниченной ответственностью? Святой Рафаэль? — Георгия Дмитриевича Плавайко, человека довольно скромного вида и небольшого роста, инвалида.
— Не могу удержаться от первого вопроса: почему здесь немцы, кирха, пастор?
— Где-то в 1710 году граф Шенберг привез в наши края немцев из Баварии и Австрии. Граф построил себе дворцы, организовал охоту, лесное дело, а люди основали деревню Синяк (почему она получила такое название — от синей воды или же какая-то другая причина столь славянского названия, но я сам видел открытку 1928 года с видом и нашим названием села, написанным латинскими буквами).
— А почему здесь людей стало больше и возник санаторий?
— Еще с давних пор здесь забил минеральный источник. С целебной водой. И появился санаторий — после войны.
— А как отнеслась после войны советская власть к тому, что немецкие крестьяне остались в Синяке?
— По указу Сталина немцев из Синяка сослали в Сибирь, в Тюмень… И только при Хрущеве они начали возвращаться в свои дома.
— Здесь была немецкая церковь?
— Конечно, была — старинная церковь святого Креста. Но после войны власть сказала, что не может церковь стоять возле школы, мешает. И бульдозерами растянули нашу церковь, уничтожили.
— А как вы приняли веру, пришли к идее отстроить, восстановить храм?
— Я ведь родом из этих краев, мой отец здесь был лесником. Мы украинцы. И на все, оказывается, воля Божия. В детстве я упал и стал инвалидом. Годами лежал в больницах. Но вот ведь — выучился, закончил университет, стал экономистом, потом много лет работал заместителем главврача санатория по хозяйству.
— Что же послужило для вас толчком или знаком к делу жизни?
— Как-то я прогуливался неподалеку от старого здания и нашел жертвенник из бывшей церкви — из дерева, с распятым Христом. Это поистине был знак. И я решил восстановить церковь. Начал собирать старые фотографии, документы. Уже потом добился отвода земли, начал заниматься чертежами. Трудно… И вот как-то, когда заболел, мне сообщают, что приехали люди из Ватикана и секретарь посольства из Киева. Встретились. Они говорят, что по документам знают, в каких местах есть или были римско-католические церкви. Знают, что и в Синяке был храм. И им сказали, что я хочу восстановить церковь. Я подтвердил. Они предложили свою помощь.
— А когда появился немецкий священник?
— В 1995 году к нам из Германии приехал фатер Иозеф Трунк с монахиней. И остался. Мы зарегистрировали нашу общину и начали молиться с ним — сначала в старом переоборудованном детском садике.
— А как же проходило восстановление храма и за какие средства?
— Началось финансирование из Германии — от частных лиц и церковных общин, я же занимался организационной и исполнительской работой.
— Скажите, как и почему люди из другой страны отдают свои личные, часто отнюдь не лишние средства на нужды безвестного для них села и людей, о которых они ничего не знали? Кто это? Богачи?
— Не всегда. Я встречался с ними в Германии. Это и обычные люди, и священники, которые раньше даже не знали, где же тот Синяк. Они хотят приносить любовь туда, где это необходимо. Такой уж у них склад души. Как сказала одна немка: ?Мне так было тяжело после войны, — и мне помогали. А теперь я помогу другим?.
— А священники, которые сюда приехали и здесь живут?
— В самом деле, они ничего не знали о наших краях. Но приехали, посмотрели нам в глаза, а мы — им, и они поняли, что нужны здесь. Меня поражает их терпение. Они помогают этим бомжам, пьяницам, цыганам, которых у нас просто избили бы, вышвырнули бы на улицу, либо сразу же отправили в тюрьму… Я еще не дорос до такой степени сочувствия…
— Но ведь вы тоже делаете многое конкретно…

Материализованная мечта Георгия

— Я поставил перед собой цель — создать храм, и помогаю, чем могу. Сметы, цемент, кирпич, когда строились — вся эта работа была на мне. Немцы собирают для нас вещи, лекарства, привозят к нам ту самую? гуманитарную помощь?. Покупают и раздают, например, капусту, картошку людям. Государство же у нас таково, что эти контроли на границе, куча лицензий, справок — тяжело приходится тем, кто хочет нам помочь.
Но немецкие граждане не отступают. Привозили до поры до времени? гуманитарную помощь?, а потом сказали: нет, так дело не пойдет. У вас люди уже привыкли стоять и ждать. Людям нужно дать работу. Нужно создать такую фирму, чтобы они сами зарабатывали себе на хлеб, работали, кто может, а не стояли с протянутой рукой.
Вот я и взялся за это. У нас уже есть столярный цех, лесопилка, занимаемся сельским хозяйством. К тому же, возле церкви стоит оборудованный нами домик. Поем, пьем чай с детьми, устраиваем вечера для пенсионеров. Будем учить немецкий язык.
— То есть, украинские немцы станут этническими и отсюда уедут в Германию. А разве люди не должны жить там, где они родились?
— Должен вам возразить. Человек должен жить не там, где он родился, а там, где считает нужным. В нашей истории были периоды, когда немцам было плохо в Германии, и они приходили в чужую страну, приходили к нам. А теперь — кто не подумывает о том, чтобы уехать отсюда… И у меня было желание никогда не покидать Синяк и сделать здесь курорт мирового уровня. И сил не жалел для этого, сколько лет. Но понял, что ничего здесь сделать нельзя в наше время. Те же самые люди сидят и наверху, и внизу — ничего не поделаешь. И так пригнуло меня. И Бог меня послал на строительство церкви… И все-таки поставили на старом фундаменте новый храм, еще лучше, больше. И была на это воля Божия.
— Значит, вас все же любит Бог?
— У нас, верующих, говорят: кого Бог любит, того он испытывает.
— Какие же слова священников для вас самые главные?
— Они учат, что нужно жить с надеждой, что каждый человек добрый. Я еще не научился прощать всем и все. Но понимаю, главное — нужно молиться Богу за каждого человека.

+ + +

Что-то прояснилось на свежем карпатском воздухе. И я, а может быть, не только я, где-то как-то почему-то не знаем простых и обязательных христианских истин, над которыми призадумались в Синяке с помощью немецких пасторов.
Мы продолжаем искать врагов и беспощадно изо дня в день боремся с ними. Состязаемся, кто будет ближе не Богу, а к власти. А как же наши души?..
с. Синяк, Мукачевский район


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru