Русская линия
День (Киев) Л. Качковский01.05.2002 

В эпицентре конфликта цивилизаций — Христианской и Мусульманской
Начало

Со времен удачных походов Мухаммеда II Завоевателя и Сулеймана I Великолепного турецкие султаны не оставляли честолюбивых намерений расширить свое влияние на всю Европу.
Роль форпоста западной цивилизации против натиска Османской империи играла, по мнению Арнольда Тойнби, Дунайская или Австро-Венгерская империя Габсбургов, возникшая на основе военного союза после катастрофического поражения объединенного христианского войска в 1526 году под Мохачем на Дунае. Благодаря союзу удалось выдержать первую большую осаду Вены в 1529 году, после которой турецкое войско повернуло назад. Но большая часть Венгерского королевства оказалась под властью Порты.
Следующие полтора столетия оба Мира, Христианский и Мусульманский, находились в состоянии войны. В активное противостояние с османами вынуждены были вступать венецианцы, испанцы, поляки и запорожские казаки. В частности, в 1620 году турки нанесли сокрушительное поражение польскому войску под Цецорой, но в следующем году под Хотином, благодаря помощи 40-тысячного казацкого корпуса во главе с гетманом Петром Сагайдачным, польскому коронному гетману Ходкевичу удалось остановить наступление турок. Затем Венеция снова выступила с инициативой создания союза христианских государств против Турции (первая попытка, еще в конце XVI в., была неудачной). Но казацкая война 1648 года сорвала эти планы и вынудила надолго отложить саму идею подобного союза.
Однако казацкая война против Речи Посполитой, да еще и в тесном союзе с татарским ханом Ислам-Гиреем, безусловно, всего содействовали осуществлению намерений Оттоманской Порты ослабить Западно-христианский Мир. Поэтому уже в начале 1649 года в Чигирин, казацкую столицу Богдана Хмельницкого, прибыли послы турецкого султана, чтобы склонить гетмана принять подданство? Высокой Порты?. Гетман отказался. Но вместе с тем он отказался и от предложения венецианского посла Альберто Вимини примкнуть к антитурецкой коалиции.
Однако в следующем году переговоры с турками активизировались. Богдан Хмельницкий даже отправил своих послов во главе с полковником Джеджалием — одним из самых близких соратников. Точно неизвестно, о чем конкретно договаривался опытный Джеджалий с турецким диваном (правительством), но вскоре в Чигирин прибыл чауш с письмом, в котором великий визирь от имени малолетнего султана Мухамеда IV заверил Хмельницкого в поддержке. Наверное, письмо очень утешило гетмана, так как на следующий день он хвалился киевскому воеводе Григорию Киселю: ?Поздравь меня! Я получил покровительство Турции?.
Весной 1651 года, когда стало ясно, что новое столкновение казацкого войска с польским неизбежно; обе стороны начали готовиться к войне. Султан предложил помощь — 20 тысяч янычар, но осторожный Богдан Хмельницкий отказался от этого, на первый взгляд, заманчивого предложения.
После катастрофы под Берестечком, в сентябре, накануне подписания Белоцерковского соглашения с поляками, гетман принял турецкого посла Османа, однако заявил ему, что идти в подданство к султану больше не желает, а полагается на московского царя, с которым он одной веры. Против турецкого подданства гетман высказался и на Переяславской Раде: ?Турецкий султан — бусурманин; всем известно, как православные страдают в землях, находящихся под его властью?. Тем не менее Турция не оставила своих домогательств и только ждала благоприятного момента. Перелом в отношениях с казаками наступил после избрания гетманом Петра Дорошенко. В феврале 1666 года Большая Рада поддержала намерения Дорошенко — с помощью турок освободиться от власти Речи Посполитой на казацкой территории. Начались переговоры с турецким диваном. Зарубежные резиденты выведали, что речь идет о старой идее Хмельницкого: протекторат Оттоманской Порты.
Контакты Петра Дорошенко со Стамбулом вызвали большой резонанс в Австрии, Польше, Венеции. Австрийский император Леопольд II официально пообещал польскому королю поддержку в борьбе против мусульман и их ставленника Дорошенко. Встревоженный Ян-Казимир решился обратиться к московскому царю с предложением заключить перемирие, учитывая смертельную угрозу для Христианского мира со стороны Турции и ее вассалов, и начать военные действия против общего врага.
Подобные проекты совместных действий против Мусульманского мира Речь Посполитая выдвигала уже не впервые. Так например, еще в конце 1649 года, после подписания, под давлением татарского хана, Зборовского соглашения, польский король предложил Москве военный союз. Против кого конкретно он должен был быть направлен — неизвестно, однако царь тогда отказался. Аналогичные переговоры велись почти постоянно, начиная с 1662 года, и каждый раз они завершались безрезультатно. Только в начале 1667 г. Москва стала значительно более уступчивой. Наконец 30 января 1667 года в с. Андрусово близ Смоленска было подписано соглашение о перемирии сроком на 13,5 лет. Чтобы не тратить времени на определение границ между обоими государствами, было признано, что во владения московского царя входит Левобережная Украина, а также на два года — Киев. ?Свободолюбивое? Запорожье должно было находиться в общем владении обеих сторон, хотя практически оно тоже оказывалось под властью Москвы.
Украинские историки, анализируя польско-московское соглашение 1667 года, чуть ли не в один голос делают акцент на том, что на переговоры в Андрусово не пригласили представителей Украины, хотя там решались вопросы, касавшиеся их в первую очередь. На самом же деле, на переговорах об украинских проблемах не было и речи; там решался вопрос несколько высшего ранга: об общих действиях против Мусульманского Мира, передним краем которого становилась территория, подвластная гетману Дорошенко. На повестке дня был союз Речи Посполитой с Москвой, а затем — союз и с другими христианскими государствами. Перед угрозой со стороны бусурман конфликты между самими христианскими народами должны были отойти на второй план.
Следующий шаг был сделан осенью 1667 года, после того, как в сентябре Дорошенко во главе 24 тысяч казаков, нескольких десятков тысяч татар и, главное, значительного корпуса турецких янычар начал наступление против польского войска коронного гетмана Яна Собеского. Эта угроза вынудила Москву и Речь Посполитую принять так называемое? Союзное постановление?, в соответствии с которым обе страны официально обязывались действовать совместно против Турции и Крыма.
Подписание Андрусовского мира вызвало среди значительной части казачества отрицательную реакцию, а у гетмана Дорошенко даже случился инфаркт. Хотя он должен был понимать, что два могущественных государства не будут и в дальнейшем смотреть сквозь пальцы на заигрывание с бусурманами; к тому же, казацких гетманов частенько считали в Москве и Варшаве ставленниками крымского хана. Осенью 1667 г. Москва и Варшава заключили? Союзное постановление?. Казалось, оба гетмана Украины — Петр Дорошенко, и, в особенности, левобережный гетман Иван Брюховецкий — как правоверные христиане присоединятся к антимусульманскому союзу. Ан нет, оба казацких вождя наперегонки начали добиваться протектората Турции. В январе 1668 года Дорошенко созвал в Чигирине старшинскую раду. Казацкая элита поддержала его идею, и Правобережный гетман вступил в переговоры с эмиссарами Османской империи. Турки пообещали помощь в завоевании земель по ту сторону Днепра.
Не медлил и Брюховецкий. Нарушив присягу православному царю, он заявил на старшинской раде в Гадяче, что московский царь предал (в чем?!) казаков, и единственный выход — искать поддержки Турции, то есть — поддержки неверных. Интересно отметить, что ни один, ни другой гетман не потрудились поинтересоваться: примет ли православный народ союз с бусурманами.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru