Русская линия
Сегодня А. Макаркин01.05.2002 

Русский министр — греческий президент
Исполнилось 225 лет со дня рождения Иоанниса Каподистрии

В России ведомство иностранных дел возглавляли в разные годы швед и немец, австриец и поляк. И лишь один глава российского МИД был одновременно иностранцем и православным. Речь идет о графе Иоаннисе Каподистрии, греческом вельможе, завершившем свой необычный жизненный путь на посту первого президента своей родины. Судьба этого человека драматична: не найдя понимания ни в России, ни в Греции, он погиб от рук убийц. Для русского царя он оказался слишком большим либералом, а греки упрекали его в склонности к авторитарным методам правления.
А начиналась карьера Каподистрии блестяще. Молодой греческий аристократ (его предки переселились на ионический остров Корфу в XIV веке из итальянского города Капо д’Истрия — отсюда и необычная фамилия), он получил медицинское образование в Италии. Вернулся на Корфу в разгар войны — русские и англичане вели войну на Средиземноморье с французами. Решительно встав на сторону русских, Каподистрия не прогадал: французов с острова выгнали после морских побед адмирала Ушакова, а граф стал главврачом русского госпиталя на Корфу. В 1800 году 24-летний Каподистрия получает пост секретаря законодательного совета Республики Семи островов, образованной по инициативе России на Ионическим архипелаге. Спустя три года он становится секретарем (министром) по иностранным делам этого маленького государства.
Однако политиком регионального масштаба граф оставался недолго. В 1807 году независимость Республики Семи островов была упразднена — циничный компромисс между Александром I и Наполеоном, названный Тильзитским миром, передал Ионические острова французам. Однако «сдав» своих союзников, Россия, ослабленная после сокрушительных поражений при Аустерлице и Фридлянде, не забыла о Каподистрии. В 1809 году Александр I пригласил графа на российскую дипломатическую службу. Спустя 2 года после приезда в Россию Каподистрия был назначен секретарем посольства в Вене, а затем получил пост управляющего дипломатической канцелярией Дунайской армии. Это был шанс для графа, и он его использовал: проект обустройства Молдавии, только что присоединенной к России, понравился императору. Александр сделал грека своим дипломатическим советником, а затем отправил его в Швейцарию с важной миссией: шла война с Наполеоном, и Россия предложила альпийской республике присоединиться к антибонапартистской коалиции. Каподистрия успешно выполнил поручение, и император включил его в состав российской делегации на Венском конгрессе, определившем судьбу Европы после свержения Бонапарта. В 1815 году Каподистрия получил чин статс-секретаря по иностранным делам, что соответствовало рангу министра — это была вершина его карьеры в России.
Правда, успех Каподистрии на русской службе продолжался недолго. Александр I, стремясь уравновесить различные влияния при дворе, назначил двух статс-секретарей по иностранных делам — не только Каподистрию, но и барона Нессельроде. Граф получил в свое распоряжение восточные дела, барон — западные. При этом Нессельроде стал формальным начальником Каподистрии, то есть как бы «первым» министром иностранных дел. Отношения между двумя статс-секретарями с самого начала не заладились. Каподистрия, как бывший чиновник республики, был заподозрен в либерализме. Основания для этого были: в 1820 году граф (хотя и не очень решительно) выступил против подавления неаполитанской революции силами европейских монархий. Да и от Священного Союза, в который объединились коронованные особы континентальной Европы для борьбы с либералами и революционерами, Каподистрия вовсе не был в восторге.
Но наибольшие проблемы для графа вызвало его «профильное», восточное направление российской внешней политики. Граф сочувствовал своим соотечественникам, боровшимся против турецкого господства: он еще в 1814 году оказывал покровительство одной из тайных греческих организаций. Однако когда в 1821 году началось греческое восстание, Каподистрия оказался в затруднительном положении. Александр I, как и другие европейские монархи, боялся любой смуты — пусть даже под флагом освобождения христиан. Поэтому Каподистрия считал, что восстание преждевременно, но когда оно все же разразилось, то граф предложил своему императору оказать повстанцам военную помощь. А пока решение не было принято, начал помогать им деньгами. При этом Каподистрия исходил как из греческих, так и русских интересов — он считал, что сильное и независимое греческое государство станет важным геополитическим союзником России, в том числе и в борьбе за контроль над Босфором и Дарданеллами и владение Константинополем.
Царь отказался поддержать греков, опасаясь их революционности. После этого Каподистрия был вынужден в 1822 году уехать в «отпуск» в Швейцарию. Формально он оставался российским статс-секретарем до 1827 года, когда руководители повстанцев, помнившие его попытки помочь им, избрали графа президентом Греции, только что освободившейся от турок. Став президентом, Каподистрия стремился дружить с Россией (он даже прибыл в страну на российском военном корабле). Но во внутренней политике он не преуспел: пригласившие Каподистрию амбициозные вожди повстанцев не хотели контроля над собой со стороны приехавшего из Женевы графа. Президент пытался упорядочить систему госуправления, содействовать просвещению, а его противники утверждали, что он стремится к короне, протежирует своим родственникам и насаждает в стране бюрократию.
Конфликт постоянно обострялся. Каподистрия посадил в тюрьму одного из влиятельных греческих лидеров, Мавромихали, который не только конфликтовал с графом, но и дружил с англичанами. В ответ сын и брат Мавромихали подстерегли графа-президента у церкви в городе Навплия и убили его. Разгневанные греки расправились с убийцами: один из них был бут на месте, второй казнен немного позже. В Греции о нем не забыли: на острове Керкира (бывший Корфу) ему поставлен памятник, а аэропорт Керкиры носит название «Иоаннис Каподистрия». Одной из высоких греческих наград является золотая медаль Иоанниса Каподистрии.
Каподистрия оставил свой след в русской истории не только как сторонник активной политики на Востоке. Он покровительствовал молодым талантливым русским дипломатам, в том числе и знаменитому впоследствии Александру Горчакову. В 1820 году Каподистрия сыграл немалую роль в судьбе Александра Пушкина, который тогда служил в МИД. Именно греческий граф, входивший в состав того же литературного объединения «Арзамас», что и Пушкин, спас его от возможной ссылки с Сибирь, отправив его дипломатическим чиновником в Молдавию. На Каподистрию возлагали надежды будущие декабристы, сочувствовавшие греческим повстанцам и обращавшиеся к графу со своими проектами освобождения Греции при помощи России. И не случайно: в России последних лет правления Александра I греческий аристократ был одним из немногих вельмож, не утративших симпатии к либерализму и способных понять людей, ценящих превыше всего свободу и честь. Поэтому он отправился в Грецию, еще не остывшую от многолетней войны за независимость, где и встретил свою смерть.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru