Русская линия
Общая газета Бахтияр Ахмедханов01.05.2002 

Намаз по-русски
Исламский фактор достиг Петрозаводска

«Исламский фактор» в Карелии появился довольно давно, в самом начале 90-х, когда несколько молодых петрозаводчан приняли мусульманство. Очень быстро образовалась община, в которую потянулись русские, карелы, финны, появившиеся в то время в городе кавказцы, а также местные татары. Сегодня в Карелии 20 тысяч мусульман. Община Петрозаводска насчитывает шесть тысяч человек, ее костяк и наиболее активные члены — русские.

Избравшие свой путь

Петрозаводские мусульмане — люди интеллигентные, поэтому все наши долгие беседы проходили, как правило, на кухнях. Все как обычно, вот только на женщинах были платки, закрывающие волосы, а из напитков подавался исключительно чай, что, впрочем, не делало общение менее душевным.
Мне так и не удалось услышать ни одной красочной истории перехода в мусульманство. Собеседники терпеливо разъясняли, что вопрос веры — вопрос интимный и каждый пришел к исламу своим путем, как правило, уже после знакомства с другими вероучениями. Али (Илья) Сараев: «Раньше, когда я был православным, религия не давала мне понимания мира и самого себя. Ислам — это, прежде всего, ясный взгляд на все и, как следствие, чистый образ жизни. Наверное, это и привлекает в общину. Между прочим, ислам активно принимают во всем мире, причем люди не самые худшие — Ив Кусто, например».
— Почему я стал мусульманином? — Ибрагим Шилов со своей бородкой и собранными в «хвост» длинными волосами больше напоминает православного священника. — Потому что не могу быть никем другим.
Ибрагим учится на пятом курсе филфака местного университета, его жена Айша — в аспирантуре, она специалист по творчеству Достоевского, а со следующего года будет читать студентам курс истории русской журналистики. По мнению Ибрагима, ислам займет в современной России место старообрядчества, часто выступавшего в роли духовной альтернативы.
Махмуд Волгин успешно продолжает отечественные традиции идеологического диссидентства. Он работает дворником, а в свободное время громит в местной печати оппонентов (о них речь пойдет ниже).
Петрозаводские мусульмане живут дружно — это действительно община, основанная на принципе взаимопомощи. Каждый может рассчитывать, что в случае чего «братья» всегда помогут. По вечерам ходят друг к другу в гости, как правило, целыми семьями и даже с грудными детьми. Это еще один привлекательный момент: любая община в инородном окружении, как большая семья, в которой уютно и надежно.
Несмотря на расхожее мнение о бесправии мусульманок, женщины вступают в общину весьма охотно. Говорит Сумейа (Татьяна) Саккаринен:
— Шариатский закон просто идеален для женщины. Муж обязан ее кормить и одевать, а она может не работать. Если все же трудится, то заработанные деньги вправе тратить по своему усмотрению — забота о содержании семьи целиком лежит на мужчине. И еще: если бы все женщины одевались так, как мы, то мужчины не заглядывались бы на чужих жен. Я родом из далекой деревни, и мои родители сначала не понимали меня, а потом привыкли. Мама даже довольна, что я похудела, потому что не ем свинину.
Русские мусульмане — это хорошо или плохо? Уполномоченный по делам религий правительства Карелии Борис Детчуев не считает это явление проблемой: «У нас свободная страна. Христианам ведь можно жить в мусульманских республиках, зачем же бояться мусульман?»
Сотрудник республиканского центра по проблемам защиты от психологического и духовного насилия «Парус», представившийся Владимиром, думает иначе: «Это опасно для страны в целом. Во всех современных войнах участвуют мусульмане, их экспансия очевидна».
О Центре в Петрозаводске мало кто знает, его сотрудник не назвал ни адреса, ни телефона — дал только номер пейджера. Удалось лишь узнать, что одним из учредителей «Паруса» является депутат Законодательного собрания республики Лаврентьев.
Странно, но русские (и карельские) мусульмане почему-то не кажутся экзотикой. Больше удивил Самир — араб-христианин из Сирии. Чтобы принять ислам, ему понадобилось приехать из Дамаска в Петрозаводск — воздух здесь такой, что ли?..

«Гнездо терроризма» на Первомайской

Официально община была зарегистрирована в прошлом году. Тогда же глава мусульман европейской части России Равиль Гайнутдин утвердил в должности имама Висама Али Бардвила, беженца из Палестины, год назад получившего российское гражданство. Висам, с явной гордостью называющий себя россиянином, начал с того, что эпатировал местный военкомат: едва получив паспорт, он явился для постановки на воинский учет. Это был май прошлого года, самый разгар борьбы с терроризмом. Бородатый араб произвел неизгладимое впечатление, и вскоре в газете появилась заметка: фундаменталисты разгуливают по петрозаводским улицам. Теперь, год спустя, в карельских газетах уже настоящий шквал публикаций, вызванных решением мэрии выделить участок для строительства мечети, кстати, первой в Карелии. В мэрию стали поступать письма и звонки жителей, опасающихся, что мечеть «превратится в центр террористических акций в республике» и требующих не допустить ее строительства.
Мне удалось добыть копию письма, подписанного министром внутренних дел Карелии Игорем Юнашем, в правительство республики. В нем содержатся довольно прозрачные намеки на поступление в общину средств из-за рубежа и на пропаганду ее лидерами идей фундаментализма. За комментариями знающие люди посоветовали обратиться не к министру, а к председателю татарского культурного центра (и по совместительству начальнику одного из подразделений МВД) полковнику Гарифу Гиниятуллину. Полковник, поспешно скрывшись в кабинете, от разговора отказался, пришлось идти прямо к имаму.
— Извините за прямоту, господин Висам, но откуда у вас деньги?
— Конечно, от Бен Ладена! Поймите, нет у нас денег, кроме пожертвований наших предпринимателей. Я сам не бедный человек, мне помогают родственники из-за границы, есть у меня и ларек на рынке. А если честно, я боюсь провокаций.
— Фатима, — зовет имам жену. — Покажи ему предпринимательское свидетельство!
Фатима — это Виктория Вебер, русская немка, принявшая ислам в Польше.
В управлении ФСБ при упоминании о Бен Ладене лишь устало улыбнулись и заверили, что претензий к мусульманской общине у них нет.
Следующая встреча была с депутатом Петросовета Дмитрием Шереметом, по инициативе которого должно было состояться собрание жителей Октябрьского района — по поводу все той же мечети.
— Вокруг будущей мечети — пять общежитий, две школы и автотранспортный техникум. Как отразится на молодых умах превращение этого района в мусульманский? Место выбрано неудачно — на въезде в город. В стране война, и люди — а это мои избиратели — нас не поймут. Я ведь не против мечети. Знаете, ко мне подходили из РНЕ, намекали, что могут помочь — больше я с ними встречаться не хочу. Но я боюсь провокаций и с той стороны: мусульман ведь много в городе…
— У Шеремета есть контакты с баркашовцами, это точно известно, — заявил председатель клуба пенсионеров и ветеранов Октябрьского района Анатолий Постоев. — Посмотрите на листовки, которыми обклеены все стены! Людей зовут на собрание — выступить против мечети, им услужливо подсказывают: вот они, ваши враги. Эта акция спланирована где-то повыше, а депутат — лишь исполнитель.

«Клянусь прощающими»

В актовом зале 40-й школы собралось человек 200 — бедно одетые немолодые люди, представляющие Октябрьский район, и не более десятка мусульман. Первые же слова выступающих потонули в выкриках из зала типа «Пусть убираются», «Россия для русских», «Уезжайте в свою Чечню» и т. д. Те из жителей района, что выходили к микрофону, говорили разумные вещи, но собрание быстро закончилось. Имам общины заявил, что мусульмане отказываются от строительства мечети, и под радостные аплодисменты покинул зал.
Люди все вместе вышли в вестибюль, и тут произошла удивительная вещь. Никто не расходился, группами по пять-шесть человек люди стояли и говорили, говорили без конца. Уже минут через двадцать те, кто кричал громче других, начали чуть ли не объясняться в любви друг другу. И сошлись на том, что неплохо бы встретиться снова.
На следующий день, в пятницу, несмотря на тридцатиградусный мороз, двухкомнатная квартира, в которой мусульмане собираются на общую молитву, была полна людей. Русские, чеченцы, узбек, два солдата-дагестанца, пришли даже несколько женщин с детьми. Запомнилась часть проповеди: крепка клятва сотворением звезд, но еще крепче клятва прощающими. Тут, как в доброй сказке, неожиданно появился Шеремет и после намаза попросил прощения за вчерашнее. «Я думал о вас хуже, чем вы есть», — сказал депутат и уехал вместе с имамом с чем-то поздравлять какого-то поэта. А мусульмане, надев валенки, направились на троллейбусную остановку.
Петрозаводск


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru