Русская линия
Общая газета Юлия Игнатьева30.04.2002 

Век свободы совести не видать
Государство загоняет в подполье десятки тысяч верующих

31 декабря прошедшего года истек срок перерегистрации религиозных организаций, действующих на территории России. Это мероприятие на практике приводит к разделению всех верующих на «овец» и «козлищ» в зависимости от того, в каких отношениях с властью состоят их конфессии.

Коммунисты за истинную веру

Перерегистрация проводится в соответствии с Законом «О свободе совести и о религиозных объединениях», принятым в 1997 году. Cопредседатель Славянского правового центра Анатолий Пчелинцев назвал этот документ учебным пособием «Как нельзя писать законы». «Подготовленный нами законопроект, — сказал он „ОГ“, — мог стать одним из самых демократичных и юридически точных. Но внезапно председатель профильного комитета Госдумы коммунист Зоркальцев распустил рабочую группу и предъявил депутатам иной текст. Не секрет, что он был подготовлен Московской Патриархией при активном участии митрополита Кирилла».
Проект был принят, но президент вернул его в Госдуму с изменениями. Освобожденный от явных юридических дефектов, законопроект тем не менее не стал лучше. В городах начались митинги последователей различных церквей, руководители шестидесяти православных общин, не подчиняющихся Русской Православной Церкви Московской Патриархии (РПЦ МП), назвали проект дискриминационным. Но этого никто и не скрывал. Депутат-коммунист Юрий Белов, убеждая коллег проголосовать «за», так прямо и сказал: «…нашествие различного рода сект… направлено против РПЦ. И мы, коммунисты, за то, чтобы защитить православную церковь».
Руководителей ряда крупных конфессий разработчики закона просто обманули, взяв с них подписи в поддержку законопроекта в обмен на обещание учесть их поправки. Подписи депутатам предъявили, а поправок след простыл. Жириновский, как самый агрессивно-послушный агитатор, получил письменную благодарность от Алексия II. А игумена Вениамина, преподавателя Петербургской духовной Академии, патриарх приказал снять с работы, после того как тот направил записку в администрацию президента с критикой законопроекта.
Уже введенный в действие закон дважды (уникальный случай!) изучался Конституционным Судом. Его оценки были очень осторожны. В отличие от заключений независимых юристов, признавших наш закон «О свободе совести» антидемократичным. На основании их экспертиз в США была введена в действие поправка Смита об ограничении инвестиций в российскую экономику.

Новые мученики

Сразу после вступления Закона в силу осенью 1997 года как по команде началось милицейское давление на последователей так называемых «нетрадиционных» религий. Директоров кинотеатров и ДК вынуждали разрывать договора аренды с протестантскими организациями. Храмы православных приходов, не входящих в юрисдикцию РПЦ, в массовом порядке передавали в собственность Московской Патриархии или государства. Юридической процедуре нередко предшествовали безобразные сцены в духе «разборок в китайском квартале».
Магаданское отделение церкви «Слово жизни» довели до того, что 600 верующих решили эмигрировать в США — из-за издевательств властей. На суде, инициированном областной прокуратурой, выяснилось, что богослужения снимались скрытыми видеокамерами, прихожанам подкидывали золото с приисков, главными свидетелями истца оказались душевнобольная и алкоголик.
Еще одна характерная для того времени история произошла в Белгородской области со Свято-Троицким приходом РПЦ Заграницей. Наряд милиции, воодушевленный личным присутствием священника Белгородской епархии РПЦ МП Мягкова, выгнал из храма верующих, разграбил церковную утварь и арестовал настоятеля Катунина и его жену. В милиции его избили, это привело к инфаркту. Интересно, как сегодня чувствуют себя в храме единоверцы-победители?
Практика показала, что в деле защиты интересов религий, находящихся в фаворе у власти, отказ в регистрации значительно эффективнее, чем милицейские налеты. Предварительные цифры таковы: почти тридцати процентам, то есть шести тысячам местных организаций разных конфессий, отказано в статусе юридических лиц. По закону они подлежат ликвидации, несогласные могут обращаться в суд.

Лицензия на молитву

Именно этим сейчас занимается, в частности, Московское отделение Армии Спасения — крупнейшей протестантской конфессии. АС помогала восьмистам московским социальным учреждениям, содержала вокзальных бомжей. Однако Московское управление юстиции, а вслед за ним Пресненский районный и Московский городской суды признали АС военизированной организацией. Адепты церкви не имеют оружия, не проводят военных сборов. Вся их вина в том, что они носят форму, похожую на облачение гражданских летчиков, и имеют воинские звания.
Заседание Мосгорсуда состоялось еще 28 ноября, но судья до сих пор не предоставил сторонам официальный текст решения, лишая тем самым АС возможности обжалования. Чего здесь больше — политики или самодурства, сказать сложно, но неприятные для властей последствия уже очевидны. Служители нашей Фемиды спровоцировали шум на весь мир: западные СМИ и Всемирный совет церквей не скупятся на резкие высказывания в адрес «победителей» АС. Впрочем, к скандалам нам не привыкать. В 1999 году московские власти отказали в регистрации англиканской церкви. Английская королева была шокирована, британский Foreign Office направил в российский МИД гневную ноту, после чего общину зарегистрировали.
Наши чиновники и судейские нередко демонстрируют полную юридическую безграмотность. Доходит до смешного: в Чебоксарах пытались закрыть общину пятидесятников из-за того, что во время богослужений верующие «возносили молитвы за исцеление, не имея медицинской лицензии». А как насчет троесуточного паломничества православных к целительным мощам св. Пантелеимона полгода назад?
Правда, в последнее время судебная практика стала меняться. В прошлом году юристам Славянского правового центра удалось одержать ряд побед. Один из сюжетов таков. Православный священник Коротаев передал кассету с богослужением пятидесятников в Кировском Христианском Центре в управление юстиции. Ограничившись просмотром любительского видео, эксперты-психиатры заявили, что богослужение «может причинять вред здоровью». Управление юстиции деятельность Центра запретило. Дело дошло до суда. Однако побывавший на богослужении главный психиатр Департамента здравоохранения Багаев констатировал лишь «легкое трансовое воздействие», не наносящее вреда здоровью и характерное для всех богослужений, в том числе православных, а также для рок-концертов. Выяснилось, что видеозапись была сделана незаконным путем. Скрытой камерой снимали не только богослужение, но и исповеди прихожан, пленку показали по местному телевидению. В итоге даже прокурор Колотова отказалась поддерживать управление юстиции, а судья Хахалина своим решением защитила права верующих. Две похожие истории произошли в ноябре 2000 года в Костроме. Активность православных батюшек-видеолюбителей вылилась в судебные разбирательства, которые закончились решениями в пользу Костромского Христианского Центра и Церкви «Благодать».
Местные структуры Минюста, призванные блюсти законные права граждан, мгновенно реагируют на любые, даже сомнительные, «сигналы» о деятельности «сектантов». Этим маловразумительным термином публика именует всех, кто не относится к РПЦ, мусульманам, иудеям и буддистам. Между тем в Минюсте РФ скопилось немало документов, которым прямая дорога в прокуратуру. Но поскольку фигурантами здесь являются деятели «традиционных» религий, чиновники продолжают блюсти псевдополиткорректность и псевдопатриотизм.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru